67 дней забастовки, ознаменовавших конец эпохи…

В 1970 году компания General Motors (GM), крупнейший мировой производитель автомобилей, был работодателем для более чем 620 000 человек. Всё, что происходило внутри гигантской корпорации, касалось всей страны. Беспрецедентная по масштабам и продолжительности акция протеста началась как гром среди ясного неба. Она высветила все противоречия профсоюзного движения в Соединённых Штатах.
В 1970 году компания General Motors (GM), крупнейший мировой производитель автомобилей, был работодателем для более чем 620 000 человек. Всё, что происходило внутри гигантской корпорации, касалось всей страны. Беспрецедентная по масштабам и продолжительности акция протеста началась как гром среди ясного неба. Она высветила все противоречия профсоюзного движения в Соединённых Штатах.

История рабочей борьбы в Северной Америке. В эти дни исполняется 50 лет самой долгой забастовке, когда-либо организованной Объединённым профсоюзом работников автомобильной промышленности (UAW). Осенью 1970 года на заводах General Motors началась забастовка, которая продлилась 67 дней и закончилась повышением зарплаты на 13% и гарантией пенсии для рабочих после 30 лет работы.

Однако вскоре ситуация в глобальной экономике изменилась. В условиях нефтяного шока доля GM на американском рынке снизилась с 50% до 17%, десятки тысяч рабочих были уволены. За 70-80-е годы UAW потерял около полумиллиона членов. Это стало лишь одной из граней общего процесса деюнионизации: если в 1950-е годы в частном секторе США в профсоюзах состояли 35% работников, то в 2019 – всего 6%.

«Юманите» публикует большой материал, посвящённый истории и противоречиям профсоюзного движения в США. Соглашательство профбоссов, проблема преодоления расовых противоречий, борьба в новых условиях глобализации и выноса производства.

В 1970 году компания General Motors (GM), крупнейший мировой производитель автомобилей, был работодателем для более чем 620 000 человек. Всё, что происходило внутри гигантской корпорации, касалось всей страны. Беспрецедентная по масштабам и продолжительности акция протеста началась как гром среди ясного неба. Она высветила все противоречия профсоюзного движения в Соединённых Штатах.

Забастовка, охватившая гигантский концерн и длившаяся с сентября по ноябрь 1970 года, была самой продолжительной из когда-либо организованных Объединённым профсоюзом работников автомобильной промышленности (UAW) с момента его возникновения в 1935 году. Она произошла в переходное десятилетие, отмеченное пиком популярности UAW и пересмотром отношений профсоюзов с промышленниками. В чём состоял конфликт между General Motors и UAW? Ответ на этот вопрос поможет разобраться в причинах трансформации профсоюзного движения в США.

В 1935 году, в самый разгар «Нового курса» Рузвельта, был принят Национальный закон о трудовых отношениях, также известный как Закон Вагнера, предоставлявший наёмным работникам право участвовать в коллективных переговорах и устраивать забастовки. В Детройте, городе, получившем название Motor City («город моторов»), где находились три крупных предприятия по производству автомобилей, под эгидой профсоюза «Американская федерация труда» (АФТ) появляется UAW, объединяющий профсоюзы автопроизводителей. Очень быстро UAW сформировал соперничающую с АФТ федерацию «Конгресс производственных профсоюзов» (КПП), объединившую рабочих крупных промышленных предприятий, включая автопроизводителей. В период с декабря 1936 года по февраль 1937 года, когда производство автомобилей становится массовым, руководство одного из предприятий GM заняло крайне жёсткую позицию по отношению к профсоюзам. Тогда 140 000 рабочих заблокировали заводы GM в штатах Джорджия, Мичиган и Огайо. Им удалось остановить производство на 44 дня. Работники не покидали территорию предприятий ни днём, ни ночью, несмотря на противодействие со стороны полиции и национальной гвардии. Таких забастовок на рабочих местах ещё не было. Они свидетельствовали об изменениях, произошедших в отношениях между рабочими и руководством, и признании UAW в качестве эксклюзивного представителя наёмных работников сначала на предприятиях GM, а потом и на заводах Chrysler и Ford. Этот профсоюз начал играть важнейшую роль в организации синдикалистского движения в Северной Америке.

Этот интерес к синдикализму социальной направленности, разбуженный активистами и лидерами UAW, разделявших коммунистические или социалистические взгляды, был задушен принятием серии законов, а также переговорами, в результате которых были ограничены полномочия профсоюзов и стала возможной изоляция самых радикальных профсоюзных активистов ещё до слияния АФТ с КПП в 1955 году. В 1939 году Верховный суд запретил проведение акций протеста с занятием производственных помещений, а в 1941 году, после вступления США в войну с Японией, UAW и GM заключили соглашение о приостановлении забастовок. Протестное движение возобновилось лишь в 1946 году. Тогда бастующие добились повышения заработной платы и предоставления оплачиваемых отпусков. Но в то же время стало отчётливо понятно, что GM не желает, чтобы UAW вмешивался в вопросы управления корпорацией. Внесение поправок в Закон Вагнера (закон Тафта-Хартли) ослабило профсоюзы: вступление каждого нового наёмного работника в профсоюз стало необязательным. Наконец, подписанный в 1950 году в Детройте договор между GM и UAW не оставил никаких сомнений в том, что произошёл поворот в сторону консерватизма.

Этот период считается наиболее благоприятным для работников, а профсоюз стал посредником в переговорах с предприятиями отрасли. Особенно сильным влиянием тогда пользовался Уолтер Рейтер, президент UAW с 1946 по 1970 годы. Возглавляемый Рейтером актив профсоюза хотел добиться от организации «дисциплины» и «ответственности», положив конец диким забастовкам и проявлениям протеста, вредившим полезным переговорам. С этого времени в профсоюзном движении Северной Америки стали доминировать консервативные лидеры. Оно приняло форму «бизнес-синдикализма», с обсуждением соглашений и защитой своих сторонников.

Однако деятельность Рейтера не ограничивалась только UAW. В 1968 году, когда он исполнял обязанности вице-президента АФТ-КПП (после их слияния в 1955 году), а популярность профсоюзов била все рекорды (в них состояло 35 % работников предприятий), UAW вышел из этой федерации и объединился с крупным профсоюзом профессиональных водителей Teamsters, создав новую организацию Alliance for Labor Action (ALA). В планах нового объединения стояло привлечение в свои ряды работников, не охваченных прежними профсоюзами. 

Отношения с АФТ-КПП стали напряжёнными. Среди прогрессистов царил раскол, в то время как ряды консерваторов постоянно росли, особенно за счёт конфликтов на расовой почве внутри рабочего класса. В 1969 году ALA начал кампанию по привлечению в свои ряды афроамериканских трудящихся в штате Атланта, закончившуюся провалом. Федерации не хватило опыта в области организации общин. Тогда эта структура занялась субсидированием организаций прогрессистов.

Трагическая гибель Рейтера в мае 1970 года в авиакатастрофе привела к быстрому прекращению деятельности профсоюза в 1972 году. UAW оказался зажат в тиски между финансовыми трудностями, связанными с прошедшей в 1970 г. забастовкой, и политическими проблемами, обусловленными растущим недоверием к руководству профсоюза со стороны его рядовых членов. Опираясь на влиятельные, но разобщённые профсоюзы, ALA не удалось стать лидирующей федерацией. Однако она заняла активную позицию в движении против войны во Вьетнаме. Это движение становилось всё более популярным среди профсоюзов, и организационные усилия ALA по работе с общинами в некоторых крупных городах наконец-то принесли свои плоды на этой волне.

На момент начала забастовки GM являлся самым крупным работодателем в мире. Начиная с середины 1950-х годов его доля в автомобильном рынке США составляла около 50%. За несколько лет до первого нефтяного шока и усиления международной конкуренции объёмы производства «большой тройки» (GM, Ford и Chrysler) с трудом удовлетворяли спрос. UAW находился на пике своей популярности: количество его членов увеличивалось, и 400 000 из них работали на предприятиях GM. Несмотря на общее снижение численности своих рядов по сравнению с 1950 годами, профсоюзное движение США по-прежнему носило массовый характер, и забастовки происходили так же часто, как и раньше.

Организованная на основных заводах GM в сентябре-ноябре 1970 года протестная акция, остановившая производство на 67 дней и затронувшая многочисленных субподрядчиков и поставщиков, отражала отношения, которые сложились между переговорщиками от профсоюзов и собственниками на крупных предприятиях: при конфликтах на местах руководители профсоюзов и предприятий чаще всего действовали как партнёры, забастовка для них была инструментом контроля над рабочими. Как считало руководство GM и UAW, смерть Рейтера обусловливала необходимость снизить градус напряжения внутри профсоюза, чтобы минимизировать конфликты и добиться повышения производительности рабочих в условиях рационализации и автоматизации труда.

Эта продолжительная забастовка стала важной вехой как для руководителей GM, так и для лидеров UAW, и позволила им сделать несколько выводов. Во-первых, чем дольше длится забастовка, тем больше шансов на то, что требования членов профсоюза могут быть пересмотрены в сторону снижения. Во-вторых, она позволяет открыть клапаны и выпустить лишний пар недовольства тем, кто недоволен условиями труда, навязанными с целью повысить производительность. Наконец, она укрепляет лояльность рабочих к профсоюзам и мнению их лидеров, ведь коллективы трудящихся выступают все вместе против общего врага. Патроны GM знали, что руководству UAW нужны такие забастовки. В ходе подобных протестов большинство членов профсоюза в конце концов одобряют договорённости, по которым ведутся переговоры, а лидеры будут переизбраны в очередной раз.

Хотя конфликты на местах в ходе забастовки 1970 г. так и остались нерешёнными, были начаты тайные переговоры, чтобы прийти к общему согласию. Результатом этих переговоров стало повышение заработной платы на 13 % и гарантии выхода на пенсию после 30 лет работы на предприятии. Договорённости не совсем устраивали руководство GM, которое хотело снизить «затраты на рабочую силу» и одновременно укрепить дисциплину на производстве. Однако оба лагеря признали, что если забастовка продолжится после Дня благодарения (этот праздник отмечали через пять дней после завершения конфликта), то борьба продолжилась бы, развиваясь по нарастающей, и могла продлиться до следующего года, превратившись в знаковую битву, которая вошла в историю. А так она осталась в памяти как продолжительное противостояние членов профсоюза с руководством UAW и GM.

В начале нового десятилетия GM насчитывало более 600 000 работников в США, но корпорации приходится конкурировать с японскими и немецкими автопроизводителями, которые в самый разгар нефтяного кризиса стали размещать свои заводы на юге страны, где не было профсоюзов, и чьи машины более экономичны в плане расхода топлива. Начиная с 1974 года продажи GM снизились на 35 %, и корпорация закрыла 15 из 22 своих заводов по сборке, уволив 65 000 рабочих. В течение 1970-1980-х годов автомобильная промышленность потеряла 500 000 членов профсоюза, и UAW снова сливается с АФТ-КПП. Рыночные доли GM постепенно падают: в 2019 году они составляли всего лишь 17 %. Профсоюзы добивались уже не повышения заработной платы и улучшения условий труда, а сохранения рабочих мест и гарантий занятости. Тем временем пенсии по старости, за которые UAW боролся в 1970-е годы, обернулись в 2000-х нагрузкой на следующее поколение. Иначе говоря, пенсионная нагрузка перекладывалась на новых наёмных работников, условия труда которых ухудшались, а уровень доходов снижался ради обеспечения выполнения условий соглашений, заключённых старшим поколением для сохранения своих зарплат и социальных льгот. Желающих стать членами профсоюзов с каждым годом становилось всё меньше (в частном секторе экономики этот показатель упал с 35 % в 1950-е годы до 6 % в 2019 году). Профсоюзы оказались почти в том же положении, что и до их официального признания. Виной тому как внешние (неблагоприятное законодательство, экономическая и политическая дестабилизация), так и внутренние факторы (бюрократизация, слабый учёт экономических и демографических изменений). С этих пор протестные акции стали скорее инструментом борьбы за выживание, а не за обретение новых прав.

Забастовка, начавшаяся в GM в сентябре 2019 года, была самой продолжительной за последние 49 лет и в каком-то смысле представляла собой попытку заполнить эти бреши, при этом недоверие к руководству UAW находится сейчас на самом высоком уровне. Переговоры о новом соглашении UAW с GM ещё далеки от завершения. Около 50 000 членов UAW приняли участие в 40-дневной национальной забастовке (поддержанной рабочими Канады и Мексики), охватившей около 50 заводов и складов. По завершении конфликта, который для GM стоил 4 миллиарда долларов, а для забастовщиков – 1 миллиард (в виде невыплаченных зарплат), руководство корпорации согласилось увеличить оплату труда и обязалось инвестировать средства в американские заводы. UAW же удалось положить конец двухуровневой зарплатной модели, введённой в 2007 году из-за необходимости обеспечения пенсионной нагрузки за счёт новых наёмных работников. В то время это нововведение внесло раскол в ряды членов профсоюза. В условиях кризиса отрасли, нанятые после 2007 года работники, составляющие около трети всего рабочего коллектива, получали, в соответствии с тарифными сетками, более низкую заработную плату и пользовались меньшими социальными льготами, чем старшее поколение. Уделяя центральное место улучшению условий труда и повышению зарплат молодых и временных работников, эта забастовка свидетельствует о готовности UAW пойти навстречу требованиям рабочего коллектива, на которые профсоюз раньше почти не обращал внимания.

Если смотреть на проблему шире, то в середине 2000-х годов раскол внутри АФТ-КПП, связанный с выбором стратегии возрождения профсоюзов, свидетельствует о возвращении профсоюзного движения, направленного на организацию неорганизованных. Fight for $15 и Our Walmart – две кампании, запущенные крупными профсоюзами работников сферы услуг SEIU и UFCW, также нацелены на ставшие символом нашего времени транснациональные корпорации, использующие дешёвую рабочую силу (рестораны быстрого питания, розничная торговля). Формируясь в виде ассоциаций работников, активисты этих движений снова выдвигают требования повышения заработной платы и улучшения условий труда. К тому же они акцентируют внимание на состоянии секторов, в которых задействован преимущественно труд женщин, афроамериканцев и выходцев из стран Латинской Америки. Тем самым ставится вопрос классовой борьбы, проблемы дискриминации по половому и расовому признакам – проблемы, которые профсоюзы так долго оставляли в стороне. Построенные по принципу организации общин, с долевым участием, приравнивая гражданские права и права работников, эти инициативы привели к беспрецедентному повышению заработных плат: с 2012 года более 20 миллионам служащих повысили минимальную оплату труда с помощью целого ряда принятых законов и соглашений на уровне отдельных предприятий, городов и штатов. Эта тенденция, подхваченная в 2013 году объединением АФТ-КПП, подчёркивает важнейшую роль объединения борьбы профсоюзов и ассоциаций против крупных промышленников, использующих низкооплачиваемый труд прекарных работников, на волне возрождения профсоюзного движения.

Опубликовано в воскресном номере за 24 – 30 сентября 2020 г.

На ту же тему

Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...
«Мы упустили шанс на мир»
Власть грозит кулаком «внутреннему врагу»
Через год после путча левые возвращаются к...