Профсоюзы за борьбу с нецелевым использованием государственных субсидий

Санитарный кризис, план восстановления экономики, резкий рост безработицы, пенсионная реформа… Генеральный секретарь профсоюза «Всеобщая конфедерация труда» (ВКТ) Филипп Мартинес рассуждает о начале нового политического сезона.
Санитарный кризис, план восстановления экономики, резкий рост безработицы, пенсионная реформа… Генеральный секретарь профсоюза «Всеобщая конфедерация труда» (ВКТ) Филипп Мартинес рассуждает о начале нового политического сезона.

«Мы хотим говорить о том, что волнует работников непосредственно на уровне предприятий, а также наметить перспективы и альтернативы завтрашнего дня. Конечно, активистам на местах приходится нелегко, но для того и нужен профсоюз, чтобы сражаться на этих двух фронтах»

В непростых условиях французским профсоюзам приходится вести борьбу за права трудящихся против наступления правительства и работодателей. Наиболее из последовательным из профсоюзов является Всеобщая конфедерация труда (ВКТ).

Санитарный кризис, план восстановления экономики, резкий рост безработицы, пенсионная реформа, взаимодействие с экологами и вопросы профсоюзного единства…

Санитарный кризис, план восстановления экономики, резкий рост безработицы, пенсионная реформа… Генеральный секретарь профсоюза «Всеобщая конфедерация труда» (ВКТ) Филипп Мартинес рассуждает о начале нового политического сезона. Он предупреждает об опасности второй волны социального недовольства, выступает за контроль над использованием дотаций из государственного бюджета и введение новых мер поддержки социально незащищённых категорий населения.

Корреспонденты: Мы находимся в экстраординарной ситуации. Сейчас, по прошествии некоторого времени, как вы оцениваете санитарный кризис и его влияние на систему трудовых отношений?

Филипп Мартинес: Мы ещё только начали ощущать на себе последствия пандемии. Она не только стала причиной глубоких перемен в жизни страны, но и подтвердила правоту нашей позиции по целому ряду вопросов. В частности, она показала, насколько нам нужна независимая медицинская промышленность (я имею в виду производство масок и медикаментов). Кроме того, мы увидели, как нелегко приходится медикам, которые уже более полутора лет выступают за развитие государственной системы здравоохранения, в которой сейчас чувствуется нехватка сотрудников и ресурсов. И в этом все убедились, когда в больницы хлынул поток заболевших. Санитарный кризис подтвердил правильность нашей социальной модели. Её разрушают бизнесмены и действующие в их интересах политики. И несмотря на это именно эта система выступила амортизатором ситуации. Наконец, вирус вытащил на поверхность все проблемы, существующие в системе трудовых отношений. Изменилось само отношение работников к собственному труду. Мы увидели, как нужные стране люди порой получают минимальную зарплату.

Резкие перемены в организации труда ударили по коллективам, в период самоизоляции многим сотрудникам пришлось перейти на удалённую работу. Вместе с тем эти события дали повод вернуться к вопросу о сокращении рабочего времени и пересмотреть наше отношение к окружающей среде и к планете в целом.

КОРР.: В начале карантина правительство подготовило план неотложных действий, в числе которых были массовый перевод работников на частичную занятость и предоставление бизнесу государственных дотаций… Что необходимо сделать сегодня, в преддверии мощной второй волны общественного недовольства, чтобы не допустить резкого скачка безработицы?

Ф.М.: К сожалению, мы предполагаем, что правительство будет действовать по-старому. Политики просто увеличат объём дотаций бизнесу, не утруждая себя контролем за их использованием. Государство выделило 5 миллиардов евро компании Renault, словно позабыв о том, что в прошлом году эта компания выплатила своим акционерам 1 миллиард, и при этом уволила около тысячи сотрудников. Нужно изучать ситуацию в каждой отрасли отдельно. Что же касается перехода на частичную занятость, то следует оценить количество сотрудников, которых коснулась эта мера. Мюриэль Пенико называла цифру 12 миллионов евро, а по нашим данным это только 5 миллионов. В кризисные периоды проявляется жизнеспособность системы. Несмотря на то, что ВКТ всегда требовала выплачивать 100 % зарплату тем, кто перешёл на частичную занятость, многие работники ежемесячно недополучают около 16 %. Это ощутимо сказывается на семейном бюджете. Следовательно, необходим контроль за расходованием средств, выделяемых предприятиям. Кроме того, нужны меры социальной поддержки. Дело в том, что даже положение о содействии занятости молодых людей, позитивное само по себе, на поверку оказывается выгодно самим бизнесменам. 

Руководство ВКТ настаивает на том, чтобы каждый молодой человек, принятый на работу в соответствии с этим регламентом, в конечном счёте получил возможность заключить бессрочный трудовой договор. Таков один из важнейших уроков пережитого кризиса. Первыми под его удар попали социально незащищённые люди и временные работники (всего 700 000 человек). С наступлением кризиса они первыми лишились работы. Усилить контроль за расходованием бюджетных дотаций, выделяемых предприятиям, означает, в частности, предоставить больше соответствующих прав представителям работников, в том числе дать им право вето. Поэтому нам кажется более правильным говорить о необходимости программы коренных перемен в обществе, а не о плане восстановления экономики.

КОРР.: Вы выдвигали эти идеи на акции протеста 17 сентября?

Ф.М.: Да. Мы хотим говорить о том, что волнует работников непосредственно на уровне предприятий, а также наметить перспективы и альтернативы завтрашнего дня. Конечно, активистам на местах приходится нелегко, но для того и нужен профсоюз, чтобы сражаться на этих двух фронтах.

КОРР.: Как вы полагаете, почему не все профсоюзные организации пошли вместе с вами?

Ф.М.: Разногласия, существовавшие до кризиса, сохраняются и сейчас. В некоторых случаях речь идёт о серьёзном несходстве позиций, в частности, с ФДКТ, руководство которого считает, что диалог нужно вести на уровне представителей бизнеса. Что же касается профсоюза «Рабочая сила», то несмотря на то, что его активисты не призывают напрямую поддержать нас, их высказывания соответствуют нашей позиции.

КОРР.: На профсоюзы всё чаще пытаются надавить. Как вы полагаете, положение действительно усложняется?

Ф.М,: Да, процесс развивается по нарастающей. После борьбы против пенсионной реформы руководство предприятий и правительство начинают мстить. Наглядный тому пример – ситуация в компании парижского городского транспорта RATP. Один из его сотрудников был уволен с одобрения министра труда Элизабет Борн, бывшей главы RATP. Кроме того, не могу не упомянуть вопиющий случай с Антони Смитом. В марте этот сотрудник инспекции по труду требовал, чтобы работникам выдавали средства индивидуальной защиты сотрудникам на рабочих местах. А сейчас, когда правительство сделало ношение масок обязательным, Антони Смит переведён на работу в другое подразделение, за 200 километров от дома. А между тем он вполне заслуживает награды.

КОРР.: Считаете ли вы, что ношение масок достаточно надёжно обеспечивает безопасность работников?

Ф.М.: Нужны правила в масштабах всей страны, которые следует грамотно адаптировать к ситуации на местах. Ношение масок – важная мера, если речь идёт о масках должного качества и в необходимом количестве. Но при её введении нужно продумать детали, например, предоставлять работникам паузы, чтобы они могли подышать свободно. И это надо сделать независимо от рода профессиональной деятельности. Мы внесли это предложение на совещании по поводу начала нового сезона. Оно не было принято. Работодатели сопротивляются любым попыткам пересмотреть организацию труда.

КОРР.: Дистанционная работа также должна быть регламентирована на общегосударственном уровне?

Ф.М.: Да, нужно применять соответствующие законы. Но в этом вопросе правительство пользуется ситуацией, ничем не рискуя. Оно просит нашего одобрения, прекрасно понимая, что Medef отвергнет государственные меры по регулированию. И тогда оно объявит, что переговоры зашли в тупик и сделает, как хочет: именно так произошло в ситуации со страхованием на случай безработицы. Соглашение о дистанционной работе существует, но его нужно доработать. В противном случае нам не избежать ситуаций, с которыми мы столкнулись в период самоизоляции. ВКТ добивается предоставления сотрудникам, работающим удалённо, необходимого оборудования и возмещения соответствующих расходов, а также регулирования продолжительности рабочего времени с соблюдением права на отдых. Кроме того, мы настаиваем на сохранении за каждым сотрудником, находящимся на удалёнке, рабочего места в офисе, поскольку он не должен выполнять свои обязанности дистанционно 5 дней из 5. Трудовой коллектив – это очень важно.

КОРР.: Пенсии, страхование на случай безработицы, помощь нетрудоспособным и т. д. Обо всех этих проблемах, отошедших на второй план из-за санитарного кризиса, снова начинают говорить в правительстве. А что вы думаете о «методике Кастекса»?

Ф.М.: Начинают говорить, но конкретики нет. Реформирование системы страхования на случай безработицы пока отложено, а по вопросу о пенсионной реформе официальное обсуждение прервано и график её не составлен. В ассоциации бизнесменов Medef сообщили, что хотели бы рассмотреть этот вопрос к 2022 году. Вместе с тем обсуждается вопрос дистанционной занятости и охраны здоровья на рабочем месте (в последние месяцы эти темы вышли на передний план). Что же касается методики Кастекса, он же сам постоянно говорит, что совещается с руководителями предприятий. Таким образом, план восстановления экономики был подготовлен без нашего участия. Социальный диалог и социальный монолог – не одно и то же. Чтобы быть услышанным, недостаточно просто позвонить. В то же время, очевидно, он дал задание министрам, что называется, «поддерживать контакты».

КОРР.: Вернёмся к пенсионной реформе. Можно ли считать, что её отсрочка стала следствием небывалых социальных протестов, прокатившихся по стране прошлой зимой?

Ф.М.: Тем, кто утверждает, что введение этой реформы отложено из-за санитарного кризиса, я хочу напомнить, что, не будь социальных протестов, соответствующий документ получил бы одобрение ещё до карантина. Так что выступления сыграли ключевую роль. Конечно, мы не говорим,  что это полная победа. Реформа по-прежнему остаётся на повестке дня и даже является для Макрона «делом чести». Он хочет выдвинуть свою кандидатуру на второй срок в 2022 году, позиционируя себя как политика, выполняющего обещания. Однако всё то, о чём мы говорили, стало стимулом к волне недовольства в масштабах всей страны в связи с пенсионной реформой. Усилия были не напрасны, и сегодняшняя ситуация подтверждает нашу правоту. Я тысячу раз задавал один вопрос, на который никак не могу получить ответ: «На фоне резкого роста безработицы, откуда вы возьмёте новые рабочие места, если получаете прибыль тем, что заставлять трудиться ещё больше уже имеющихся сотрудников?» Так же и с пенсиями.

Правительство вводит всё больше новых налоговых льгот. Бюджет не пополняется, а потом народу объясняют, что денег нет. В таких условиях рано или поздно встанет вопрос о проведении альтернативного общественного обсуждения, которое мы изначально и планировали организовать совместно с другими профсоюзами, в том числе с «Рабочей силой» и объединением административных работников CFE-CGC. Да, дебаты необходимы. У нас есть общественная модель, на её финансирование нужны средства. Но, честно говоря, я думаю, что сейчас людей заботит другое, и вопрос о пенсионной реформе мало волнует сотрудников компаний Alinea, TUI France, предприятий автомобилестроения и авиационной промышленности.

КОРР.: Можно ли утверждать, что Министерство здравоохранения удовлетворило требования медиков?

Ф.М.: Разумеется, правительство именно так и считает. Но работники другого мнения. Вопрос не решён. Люди добились уступок благодаря протестным выступлениям, а санитарный кризис подтвердил обоснованность их требований. Но до решения проблемы ещё далеко, и во многих лечебных учреждениях возобновляются акции протеста. Государственная система здравоохранения страдает от нехватки тысяч сотрудников, по-прежнему не урегулирован вопрос с медицинской помощью на местах, сложной остаётся ситуация в домах престарелых. К тому же социальные работники не добились вообще ничего.

КОРР.: Протесты врачей, как и режим самоизоляции, придали особую актуальность вопросу о зарплатах. Является ли он ключевым?

Ф.М.: Эта тема самая главная. Сегодня на предприятиях всё чаще заключаются соглашения, на основании которых работников фактически вынуждают согласиться получать меньше, чтобы хотя бы не потерять работу. Люди, которые «оказались на переднем крае» во время коронавируса, получают сейчас столько же, сколько и в феврале. Увеличение зарплат должно быть политическим решением, и начать надо с увеличения МРОТ. Потому что при повышении нижнего предела выплат автоматически возрастает и их верхняя граница.

КОРР.: Считаете ли вы, что предложения, разработанные совместно с ассоциацией «Никогда больше» (Plus jamais ça), позволяют рассматривать социальные и экологические задачи в их взаимосвязи?

Ф.М.: Мы установили контакты с неправительственными организациями. И это хорошо. До недавних пор мы не общались, а порой даже попадались в ловушки, подготовленные теми, кто хотел нас поссорить. Теперь мы можем вносить совместные предложения в ходе дискуссий по поводу плана восстановления экономики. Например, в вопросе о железнодорожных перевозках. Мы понимаем, что требование экологов развивать железнодорожный транспорт предполагает расширение штата SNCF и поддержание профессионального уровня железнодорожников, но для этого необходимо также производить больше вагонов, как грузовых, так и пассажирских, а значит, нужно обратить внимание на состояние нашей металлургической промышленности.

Аналогичная логика прослеживается и в том, что касается деревообработки. Эта сфера связана с теплоизоляцией зданий и с ещё более широкой задачей перемещения производственных мощностей для сокращения цепочки поставок. В этом смысле показательны примеры таких компаний, как Chapelle Darblay и Luxfer. Они закрылись, хотя их деятельность в полной мере соответствует экологическим и социальным запросам. Вместе с тем правительство чрезвычайно озабочено слиянием компаний Veolia и Suez – операцией сугубо капиталистического характера, не сулящей никакой пользы ни гражданам, ни природе.

Марион д’Аллар, Стефан Герар

Опубликовано 10/09/2020

На ту же тему

Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии