«Из недр земли»: за что борются криворожские шахтёры

«Это не забастовка, а протестная акция». Наш собеседник, председатель организации Независимого профсоюза горняков Украины в Кривом Рогу Юрий Самойлов предпочитает уточнить этот момент, рассказывая о событиях, связанных с массовым движением шахтёров в украинском Кривом Рогу.
«Это не забастовка, а протестная акция». Наш собеседник, председатель организации Независимого профсоюза горняков Украины в Кривом Рогу Юрий Самойлов предпочитает уточнить этот момент, рассказывая о событиях, связанных с массовым движением шахтёров в украинском Кривом Рогу.

Борьба рабочих за свои права требует сознательности, организации, времени, сил и здоровья. Все примеры успешной борьбы говорят нам также о том, что важной составляющей успеха является максимально широкая поддержка и солидарность. На примере протестов шахтёров украинского города Кривой Рог можно увидеть, как все эти факторы собираются вместе. О действиях рабочих, которые могут стать достойным примером для пролетариев всех стран.

«Это не забастовка, а протестная акция». Наш собеседник, председатель организации Независимого профсоюза горняков Украины в Кривом Рогу Юрий Самойлов предпочитает уточнить этот момент, рассказывая о событиях, связанных с массовым движением шахтёров в украинском Кривом Рогу. Этот город является крупным промышленным центром страны, сохраняя своё значение даже после распада Советского Союза. Тогда в нём проживало свыше 800 000 человек. «В городе, например, есть метро» – говорит Юрий, который называет метрополитеном уникальный скоростной подземный трамвай. Однако последствия деиндустриализации и антисоциальных реформ сократили население почти на четверть миллиона жителей.  

Юрий уточняет: шахтёры Криворожского железорудного комбината (КЖРК) опасаются официально называть свои действия «забастовкой». Украинское законодательство сурово обходится с теми, кто решается на подобные действия. Протестующие помнят печальный опыт бастующих шахтёров урановых рудников, когда лидеры движения попали под суд, в ходе которого на «Энергоатом» наложили штрафы за простой работы из-за протестов. Власти стремятся наказывать организаторов протестов, а спецслужбы ведут с такими людьми точечную борьбу. «В нашем движении лидеров нет», – говорит Юрий Самойлов.  

Со 2 сентября 2020 г. около 30 шахтёров на шахты «Октябрьская» КЖРК отказались выходить на поверхность после смены. Позже к ним присоединились другие. На сегодняшний день 72 протестующих находятся под землёй. Их требования: заработная плата в размере 1 000 евро, улучшение условий труда и сохранение профессиональных льгот. Казалось бы, похожие акции уже проходили и проходят сейчас во многих странах мира. Однако ряд обстоятельств делает эти события особенно интересными и, в каком-то смысле, уникальными.  

Во-первых, нужно сказать о важной роли женщин в этом движении. Протестные акции проходят не только под землёй, но и в городе, также в Киеве возле здания Верховной Рады и офиса президента. Половина участников криворожских манифестаций – это женщины, сотрудницы КЖРК. Юрий Самойлов несколько раз упомянул этот факт, называя его исключительным и небывалым до сих пор. На комбинате работает порядка 2 тыс женщин-шахтёров. Они выполняют дробильно-сортировочные работы, управляют подъёмными установками, обеспечивающими движение добытой руды, работают со взрывчатыми материалами и др.  

Некоторое время назад была проведена переаттестация условий труда на КЖРК, в результате которого статус вредной и особо тяжёлой работы был оставлен только за забойщиками. Например, по новым условиям, женщины должны будут выходить на пенсию в 60 лет (вместо положенных ранее 45 лет). При этом заработная плата женщин-шахтёров, по словам Юрия Самойлова, равняется 150-200 евро. Притом, что мужчины получают 700, 800, а некоторые и до 1 000 евро.  

Примечательно, что для переаттестации был выбран не криворожский научно-исследовательский институт, а харьковская компания, владелец которой, Александр Ярославский, является также владельцем рудников в Кривогом Роге.  

Юрий отмечает: после того, как на рудниках Ярославского был введён «полицейский менеджмент», когда фактическое руководство осуществляется службой внутренней безопасности, а на всех руководящих должностях находятся номинальные «исполняющие обязанности», местный профсоюз не организует никаких протестных акций и даже перестал выходить на связь с представителями КЖРК.  

Второй особенностью движения является то, что его поддерживают не только представители трудовых коллективов, а практически все криворожцы. Мэр города и члены городского управления приглашали представителей профсоюза горняков на заседания, в ходе которого пообещали поддержку требований шахтёров. И действительно, в центре Кривого Рога находится палаточный городок забастовщиков, жизнеобеспечение которого осуществляется не только семьями протестующих, но и местными властями. По словам Юрия Самойлова, даже криворожская полиция на стороне рабочих и до сих пор никаких инцидентов и столкновений с правоохранительными органами не происходило. Нужно отметить, что такой уровень солидарности не всегда можно было встретить на протестных акциях в странах Европы, а ведь именно это, по мнению борцов за права рабочих, является основной составляющей успеха.  

Примечательно само место, в котором разворачиваются события. Конечным бенефициаром КЖРК является самый богатый человек Украины, миллиардер Ринат Ахметов, купивший в начале 2020 г. один из самых дорогих домов мира – виллу Les Cèdres во Франции. С другой стороны, Кривой Рог – это родина президента Владимира Зеленского. Он вырос в этом городе, многие из протестующих были знакомы с ним лично, а его родители до сих пор там живут. Тем не менее, президент пока не высказал своё мнение по поводу протестов шахтёров и не планирует с ними встречу. Более того, по словам Юрия Самойлова, команда Зеленского оказывает поддержку Ахметову на местных выборах, которые должны состояться в ноябре 2020 г.  

Бастующие шахтёры писали письма и обращения в парламент, органы власти и в администрацию президента, однако пока не получили никакого ответа. Протестующие хотели разбить палаточный городок и в столице перед зданием Рады. Но по горькой иронии судьбы полицейские не позволили им этого сделать – под предлогом того, что палатки в городе разбивать запрещено (видимо, изменились правила со времён Майдана). Были написаны обращения к уполномоченному по правам человека, в миссию ООН и другие международные инстанции, которые также пока остаются безучастными к происходящему. Администрация КЖРК приняла собственное решение: повысить работающим на комбинате женщинам зарплату на 25%. Однако этого недостаточно. А ввиду грядущих изменений трудового законодательства, которое, по мнению Юрия, является крайне антирабочим, положение трудящихся будет только ухудшаться, если они не будут бороться за свои права. Он не возлагает больших надежд на предстоящие выборы – считая, что сейчас на Украине нет силы, которая защищала бы интересы народа. 

Юрий считает важным фактором проходящей борьбы солидарность – в том числе и международную. Он призывает прогрессивные силы всего мира обратить внимание на нарушение прав человека, которые происходят в его стране, а также на нарушение Украиной практически всех международных соглашений, подписанных Киевом. Евросоюз обеспокоен давлением на оппозицию в Белоруссии, однако Украина представляет собой еще худший пример подавления социальных и политических прав своих граждан.

На ту же тему

К столетию Первого Съезда народов Востока
Зачистка рабочих общежитий: цена похорошения
«Из недр земли»: за что борются криворожские...
Выборы в масках не принесли стране изменений