Нас лечить дорого, поэтому сразу в морг

С 31 августа люди, страдающие ожирением, диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями или респираторными патологиями, больше не относятся к группе риска и не имеют права на оплачиваемый больничный в рамках частичной занятости. Они боятся заразиться на рабочем месте.
С 31 августа люди, страдающие ожирением, диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями или респираторными патологиями, больше не относятся к группе риска и не имеют права на оплачиваемый больничный в рамках частичной занятости. Они боятся заразиться на рабочем месте.

Франция. На пороге второй волны пандемии люди из группы риска оказались вычеркнуты из числа тех, кто имеет право на оплачиваемый отпуск в режиме частичной занятости. Теперь те, кто страдает диабетом, ожирением, респираторными или сердечно-сосудистыми заболеваниями, вынуждены идти на работу, подвергаясь риску быть убитыми коронавирусом.

Это резко контрастирует с былыми заявлениями Макрона. Брошенные на произвол судьбы, люди из наиболее уязвимых перед лицом ковида категорий начинают кампанию по сбору подписей в интернете.

С 31 августа люди, страдающие ожирением, диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями или респираторными патологиями, больше не относятся к группе риска и не имеют права на оплачиваемый больничный в рамках частичной занятости. Они боятся заразиться на рабочем месте.

«Здоровье бесценно. Правительство выделит финансовые средства, необходимые для оказания помощи, лечения и спасения жизней заболевших. Чего бы это ни стоило». Это торжественное обещание, данное президентом Франции во время его выступлении 12 марта, теперь вызывает лишь раздражение у людей, входящих в группу риска. В Journal Officiel (JO) 30 августа 2020 года было опубликовано постановление, согласно которому многие категории работников исключаются из системы пособий в рамках режима частичной занятости. А значит, им придётся выйти на работу. Диабет, ожирение, сердечно-сосудистые и респираторные нарушения вычеркнуты из списка патологий, автоматически дающих право на получение больничного листа… Впрочем, у пациента есть возможность обратиться к своему лечащему врачу в надежде получить классический бюллетень, но доктор может его и не выписать.

Люсьен, кладовщик в механической мастерской, страдающий хронической обструктивной болезнью лёгких (ХОБЛ), получил категорический отказ от своего терапевта. «Врач сказала, что моя болезнь исключена из списка, и она ничего не может с этим поделать. А мне и в хорошие-то времена порой было тяжело дышать на работе. При переноске грузов я вынужден часто останавливаться, чтобы отдышаться. А в маске мне ещё хуже», – объясняет он. Но самое неприятное – это опасность подхватить коронавирус на производстве, где не все его коллеги постоянно носят маски и соблюдают социальную дистанцию.

«Зачем они это делают, да ещё сейчас, когда эпидемия снова набирает силу?» – возмущается Бхира, страдающая тяжёлой формой диабета и болезнью Крона. Для этой женщины, лаборантки в центре по обработке анализов ПЦР, где «все коллеги переболели коронавирусом», о возвращении на работу не может быть и речи. Бхира не скрывает своего отчаяния: её доходы резко упали, потому что теперь она не может рассчитывать на классический оплачиваемый больничный. «С самого начала карантина я выходила из дома только для того, чтобы посетить врача или кое-что купить. Моя соседка по квартире даже перешла на дистанционную работу, чтобы не заразить меня. Я не позволяла себе уйти в отпуск, а теперь вынуждена рисковать своим здоровьем только потому, что правительство желает на мне сэкономить» – негодует она.

От решения об отмене компенсаций для тех, кто работает на неполную ставку, пострадает ещё одна категория населения – это родители и супруги людей из группы риска. В некоторых семьях это известие вызывает серьёзную тревогу. Ева и её супруг, страдающие ожирением, не только боятся заболеть коронавирусом в тяжёлой форме, они беспокоятся о том, с какими последствиями могут столкнуться их дети. «У моего сына проблемы с дыхательной системой, и педиатр не исключает, что в случае заражения Covid-19 болезнь у него будет протекать в тяжёлой форме. Маленькая дочка страдает миокардиопатией. В сентябре я должна была выйти на работу после вынужденного перерыва, но пока не смогу этого сделать, так как риск слишком велик. А моему мужу, который работает уборщиком в социальном жилье, пришлось возобновить работу», – объясняет она. В конечном счёте мужчине удалось получить больничный на две недели, но Ева с тревогой думает о том, что ему, возможно, придётся взять дни в счёт отпуска, чтобы уберечь своих близких от риска. Семье грозит опасность не только потому, что её глава будет вынужден выйти на работу, но и в связи с началом учебного года. Ева решила, что её дети должны учиться дома.

«Это не жизнь – бояться, что твои близкие могут убить тебя, – со слезами на глазах восклицает 22-летняя Сана. – Мой парень работает официантом в крупном парижском ресторане, где каждый день бывают сотни посетителей. Соблюдать социальную дистанцию там просто невозможно. Из-за напряжённой работы они не в состоянии часто мыть руки. Недавно ему в очередной раз позвонил начальник и сказал, что в ближайшие дни надо вернуться на работу, так что сейчас мы находимся в ожидании». Эта девушка, страдающая аутоиммунным заболеванием, которое вызывает у неё сильные боли в суставах, отёки и грозит инсультом, – одна из немногих, чья патология осталась в пресловутом списке, дающем право на оплачиваемый больничный при частичной безработице. Но чтобы воспользоваться этой возможностью, или она должна разъехаться со своим гражданским мужем, или ему нужно уйти с работы. Оба варианта не приемлемы для пары со скромными доходами, и Сана предчувствует, что ситуация скоро станет чрезвычайно серьёзной. «Я уже полгода не выхожу из дома, не вижусь со своими родителями и младшими братьями. Я прервала учёбу, потому что знаю: подхватив коронавирус, я, из-за своего аутоиммунного заболевания и узелка в лёгких, рискую попасть в лучшем случае в реанимацию. Если мой парень выйдет на работу, я даже дома не смогу чувствовать себя в безопасности», – говорит она.

Единственная надежда связана с объединением нескольких сотен пациентов и их родственников, которое формируется вокруг группы в социальных сетях, и с петицией, собравшей подписи более 17 000 человек на платформе change.org, в которой содержится требование отменить указ от 29 августа. «Нас ставят в один ряд с лентяями, не желающими трудиться, а на самом деле я готова поменяться судьбой с кем угодно, лишь бы иметь возможность выходить из дома и работать», – утверждает Сана.

Опубликовано 07/09/2020

На ту же тему

Вакцина от коронавируса: урок солидарности от Китая
Как Франция делала из испанских героев изгоев
Palantir покупает репутацию
Труд рабочих попадает в офшоры