Попытка президента США оказать давление на Китай, чтобы подтолкнуть Поднебесную к структурным реформам, как и ожидалось, потерпела фиаско и только усилила противостояние. Это не просто торговая война между двумя крупнейшими экономиками мира, а ещё и столкновение их интересов в таких регионах, как Гонконг, Тайвань и Южно-Китайское море.
Попытка президента США оказать давление на Китай, чтобы подтолкнуть Поднебесную к структурным реформам, как и ожидалось, потерпела фиаско и только усилила противостояние. Это не просто торговая война между двумя крупнейшими экономиками мира, а ещё и столкновение их интересов в таких регионах, как Гонконг, Тайвань и Южно-Китайское море.

Противостояние США и КНР, действующего мирового гегемона и главного претендента, является одной из существенных черт текущего момента.

Сегодня США наращивают своё давление на Китай по четырём основным направлениям:

1. Торговые войны и технологическая гонка. В частности, США оказывает давление на своих союзников с целью побудить их к выводу производств из Китая.

2. Дестабилизация Гонконга

3. Рост поставок вооружений Тайваню

4. Милитаризация Южно-Китайского моря, через которое проходит треть всех морских перевозок на планете.

Попытка президента США оказать давление на Китай, чтобы подтолкнуть Поднебесную к структурным реформам, как и ожидалось, потерпела фиаско и только усилила противостояние. Это не просто торговая война между двумя крупнейшими экономиками мира, а ещё и столкновение их интересов в таких регионах, как Гонконг, Тайвань и Южно-Китайское море. Предлагаем вашему вниманию анализ отношений США и КНР.

Американско-китайские дипломатические отношения не были в таком плохом состоянии со времён трагических событий на площади Тяньаньмэнь. «Даже в 1989 году американцы не испытывали такой сильной внутренней неприязни к Китаю, как сегодня», – подчёркивает директор Азиатского глобального института (Университет Гонконга) Живу Чен. Если логика противостояния блоков генетически присуща Дональда Трампа, то у китайских руководителей она отсутствует. Однако первый шаг сделан.

Министр иностранных дел Китая Ван И указывает на то, что американские ястребы подталкивают две великие державы «к новой холодной войне». «Большое сожаление вызывает то обстоятельство, что в условиях ещё не закончившейся эпидемии в США распространяется некий политический вирус, благодаря которому используется любая возможность для нападок и клеветы на Китай», – заявляет он.

С аналогиями времён холодной войны можно поспорить (граница очертаний противоборствующих лагерей варьируются в зависимости от экономических интересов), но среди различных американских политиков всё реже звучат голоса в поддержку налаживания отношений с Китаем. 66 % американцев говорят о сформировавшемся у них негативном имидже Китае. «В отличие от холодной войны США с Советским Союзом, новая холодная война связана с экономической конкуренцией и разграничением коммерческих интересов», – утверждает преподаватель международных отношений Пекинского университета, консультант Государственного совета Жэньминь Ши Инхонг.

По мере приближения президентских выборов Дональд Трамп действует всё решительнее. Чтобы оправдать выход США из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) под предлогом того, что она, как это было сказано, действует по указке Пекина, Трамп произнёс крайне резкую речь и временно приостановил въезд в США жителей Китая, якобы представляющих «угрозу» безопасности США. Через несколько недель после этого демарша Вашингтон решил закрыть китайское консульство в Хьюстоне, что подтверждает эскалацию отношений, продолжающуюся с конца мая. За два дня до созыва Всекитайского собрания народных представителей Белый дом опубликовал доклад, в котором утверждалось, что у США нет «никакого интереса» конфликтовать с Китаем, являющимся истинным виновником эскалации конфликта. В документе также процитирована известная фраза председателя КНР Си Цзиньпина, заявившего в 2013 году, что «капитализм должен исчезнуть, а социализм – победить». «Когда тихая дипломатия оказывается тщетной, США усиливают общественное давление», – говорится в тексте, из которого становится ясно, что нынешние напряжённые отношения – всего лишь пролог к дальнейшей эскалации.

1. Беспощадный торговый конфликт.

У этого конфликта, начатого по инициативе США два года тому назад, есть своя идеология: во что бы то ни стало помешать Китаю одержать победу в технологической гонке, сократить дефицит торгового баланса и подтолкнуть вторую экономику мира к структурным переменам. Споры теперь по большей части решаются не на уровне Всемирной торговой организации (ВТО), а за счёт соотношения сил президентов. Конечно, с одной стороны, это атака на Китай, с другой – удар по учреждениям контроля международной торговли. Ожидается установление пошлины на китайские товары в размере 250 миллиардов долларов.

«Раньше Трамп исходил из того, что торговое соглашение первоначально будет козырем в предвыборной кампании, но пандемия изменила расклад», – утверждает участвовавший тогда в переговорах Стивен Ольсон. Несмотря на месяцы сложнейших обсуждений, Дональд Трамп пригрозил разорвать первую часть соглашения, подписанную в середине января. Компания Huawei, одна из крупнейших в сфере телекоммуникаций, уже фигурирующая в чёрном списке США в качестве носителя «угрозы для национальной безопасности», столкнулась с запретом использования программного обеспечения и американских технологий для производства полупроводников. Более того, США сейчас оказывают давление на своих союзников, чтобы побудить их вывести свои производственные мощности из Китая. Некоторые страны видят в этом прекрасную возможность изменить расклад сил. Так, например, Токио объявило о запуске программы субсидирования, чтобы поддержать те государственные предприятия, которые переведут свои производственные мощности из Китая в другие страны Юго-Восточной Азии.

2. Вашингтону выгодна напряжённая обстановка в Гонконге.

Спустя 179 лет после того, как остров отдали в аренду Великобритании Гонконг снова стал центром сражения между Китаем и иностранными государствами. После возвращения (1997 год) бывшая колония пользуется высокой степенью автономии согласно принципу «одна страна – две системы». Только в соответствии с китайско-британским соглашением 1984 года обе страны должны приводить в соответствие свои системы управления в этом регионе до 2047 года. Вот в этом и заключается проблема.

При каждом изменении законодательства жители Гонконга выходят на улицы и заявляют о посягательствах на автономию острова. Так же обстоят дела и с принятием нового закона о госбезопасности, направленного на запрещение «предательства, проявления сепаратизма, мятежей и подрывного поведения». «После неудачной попытки создания платформы для диалога прошлой осенью, Китай видит в законе о госбезопасности способ сгладить недостатки статьи 23 Основного закона Гонконга – слабого звена, которым с лёгкостью могут воспользоваться враждебные иностранные силы, желающие нарушить общественный порядок и поставить под угрозу «социально-экономические интересы», – говорится в коммюнике информационного агентства «Синьхуа».

Некоторые группы оппозиции разыгрывают карту интернационализации протестов, и США без колебаний устремляются в образовавшуюся брешь, полностью осознавая своевременность дестабилизации Китая. На кону стоят не только политические, но и экономические соображения, так как на острове расположены региональные штаб-квартиры 1 500 международных компаний, и он остаётся экономическим и финансовым шлюзом между Китаем и остальным миром. Поэтому Вашингтон отказался от сохранения особого статуса острова, что в перспективе может положить конец выгодным таможенным пошлинам и фиксированному курсу гонконгского и американского доллара. Такие меры могут привести к краху экономики в азиатском регионе и обусловить его разворот в сторону Сингапура. «Цель этой политики заключается не в том, чтобы сохранить Гонконг в качестве финансового центра, а в том, чтобы наказать Китай», – утверждает преподаватель Оксфордского университета Джордж Магнус.

3. Продажа оружия Тайваню.

Согласно заявлениям Белого дома, «невыполнение своих обязательств Китаем вынуждает США «продолжать оказывать помощь армии Тайваня для поддержания надёжной системы обороны». С 2017 года США продали Тайваню оружие на общую сумму 1,3 миллиарда долларов, что нарушает три совместных китайско-американских соглашения, гарантирующих принцип целостности Китая. С момента вступления в должность президента США Трамп грозится не признавать этот принцип в случае отказа Пекина от уступок в сфере торговли. Доказательством резкой эскалации конфликта служит тот факт, что США, впервые с 1979 года, отправили на Тайвань официальную делегацию на уровне гав министерств, что свидетельствует о высокой степени провокации против Пекина.

«Если возможность мирного объединения потерпит неудачу, вооружённые силы народной армии при поддержке всей нации, включая народ Тайваня, примут все необходимые меры, чтобы дать решительный отпор любому заговору или проявлению сепаратизма», –твёрдо заявил начальник Объединённого штаба Центрального военного совета КНР Ли Цзочен, ссылаясь на закон 2005 года, который даёт Пекину юридические основания для применения военной силы против Тайваня, если будут иметь место реальные или предполагаемые проявления сепаратизма.

С начала эпидемии COVID-19 около ста европейских парламентариев инициировали кампанию с требованием приобщить Тайвань к различным видам деятельности, механизмам функционирования и заседаниям (ВОЗ). Инициатива не так уж безобидна, как это кажется на первый взгляд, поскольку она сопровождается заявлениями о китайском влиянии в ООН.

4. Южно-китайское море.

Несмотря на эпидемию коронавируса Пекин укрепил свои позиции в Южно-Китайском море, через которое доставляется третья часть мировых торговых грузов и на которое частично претендуют Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Тайвань и Бруней. В марте корабль береговой охраны Китая протаранил и затопил судно с вьетнамскими рыбаками недалеко от спорных Парасельских островов. На островах архипелага Спратли, с уже осушенными и возделанными прибрежными территориями и построенными Китаем взлётно-посадочными полосами, были размещены два исследовательских центра, занимающиеся изучением экологии, минералов и геологии. Есть сведения, что авианосец «Ляонин» уже два раза проходил через японский пролив Мияко, а затем вошёл в территориальные воды Японии недалеко от национализированных Токио островов Сенкаку (Дяоюйдао).

Вашингтон вёл ту же игру, когда два бомбардировщика облетели зону, демонстрируя американские возможности вмешательства «в нужный момент и в той форме, которая нам понадобится», как заявило командование ВВС США в зоне Тихого океана. «США не заботятся о безопасности своих граждан, не уделяют большого внимания контролю за эпидемиологической ситуацией в стране и в мире, зато преследуют военные корабли в Южно-Китайском море», – сказал официальный представитель командования Южного военного округа Народно-освободительной армии Китая ( ЮВО НОАК).

На основании анализа полученных со спутника фотографий удалось обнаружить, что Китай начал строительство третьего авианосца, что вполне укладывается в рамки намерения Поднебесной играть господствующую роль в этом регионе, где США являются бесспорным лидером со времён окончания холодной войны. Похоже, что данный период подходит к концу, так как Китай уже имеет военное превосходство и в более удалённых уголках Тихого океана (о чём говорится в австралийском отчёте 2019 года).

Опубликовано в воскресном номере от 03 – 09 сентября 2020 года.

На ту же тему

Медицинские эксперименты в центрах содержания мигрантов в...
Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно