Поддержка бизнеса щедрой рукой

Представленный [10 сентября] план восстановления экономики подразумевает предоставление расширенных налоговых льгот бизнесу. Речь идёт о снижении налогов для предприятий на сумму 20 миллиардов евро. Подобная финансовая политика проводится уже 25 лет, и убытков от неё гораздо больше, чем проку. В этом можно убедиться, прочитав эту статью.
Представленный [10 сентября] план восстановления экономики подразумевает предоставление расширенных налоговых льгот бизнесу. Речь идёт о снижении налогов для предприятий на сумму 20 миллиардов евро. Подобная финансовая политика проводится уже 25 лет, и убытков от неё гораздо больше, чем проку. В этом можно убедиться, прочитав эту статью.

В последнюю четверть века политика создания (или хотя бы сохранения) рабочих мест во Франции не отличалась разнообразием. Всё новые и новые налоговые льготы для бизнеса должны были стимулировать занятость. В иные года налоговые вычеты доходили до баснословных 200 миллиардов евро, недополученных казной, а уровень безработицы в стране всё тот же, что и 30 лет назад.

Даже в те годы, когда ситуация с занятостью несколько улучшается, это улучшение обходится слишком дорого. Проведённое ещё в 2015 году исследование показало, что на одно созданное таким образом рабочее место тратится 5200 евро в месяц – в несколько раз выше средней заработной платы. Было бы куда эффективнее создавать рабочие места непосредственно в госсекторе.

Тем не менее, курс остаётся прежним. Вот и сейчас премьер-министр Жан Кастекс анонсировал новые налоговые льготы в рамках плана восстановления экономики. «Это подарок не для предприятий, а для Франции» – Заявляет он. Но верится в это всё меньше.

Представленный [10 сентября] план восстановления экономики подразумевает предоставление расширенных налоговых льгот бизнесу. Речь идёт о снижении налогов для предприятий на сумму 20 миллиардов евро. Подобная финансовая политика проводится уже 25 лет, и убытков от неё гораздо больше, чем проку. В этом можно убедиться, прочитав эту статью.  

Для представителей объединения работодателей и владельцев предприятий Medef Рождество наступило уже этой осенью. Представленный [10 сентября] план восстановления экономики предусматривает очередную кучу налоговых льгот для предприятий, некоторые из которых практически не пострадали от нынешнего кризиса. Так власть решила снизить налоговое бремя на бизнес (налог на заработную плату, налог на добавленную стоимость, уплачиваемый предприятиями и т. д.). Предприниматели давно требовали снижения налогов, несмотря на то, что для восстановления экономики это не является первоочередной задачей. 

«Наш план восстановления экономики – это подарок не для предприятий, а для Франции», – пафосно утверждает премьер-министр. Создаётся впечатление, что он заранее заготовил эту речь, предвосхищая критику, которая раздаётся в связи с этими масштабными налоговыми послаблениями. 

Однако к такой критике всё же стоит прислушаться. Уже более 25 лет, под предлогом борьбы с безработицей, экономическая политика большей частью представляла из себя вливание государственных средств в отдельные предприятия. В 2019 году более 66 миллиардов евро были потрачены на снижение расходов на оплату труда за счёт уменьшения социальных взносов и налоговых кредитов при переводе работников на удалённую работу. Если суммировать все виды налоговых вычетов, включая предоставление налогового кредита на проведение предприятиями научных исследований, то в ряде случаев эта цифра достигает 200 миллиардов евро в год (1).  

Вот поэтому, с учётом имеющегося опыта, сегодня со всей остротой встаёт следующий вопрос – достигла ли своих целей такая финансовая политика? Ответ хорошо разбирающегося в этой теме экономиста Клемана Шарбонье предельно категоричен: «Эта финансовая политика потерпела фиаско. Моё утверждение основано не на простой констатации итогового уровня безработицы (За последние 30 лет он практически не изменился – прим ред.), а на статистических оценках результатов этой политики». 

Проведём небольшой экскурс в прошлое. С 1993 года, под давлением мощного лобби владельцев предприятий, во Франции последовательно принимались решения о предоставлении налоговых льгот: снижение взносов до 1,2 МРОТ (1993-1998 гг.), освобождение от налогов при переходе на 35-часовую рабочую неделю (1998-2002 гг.), инициированное Франсуа Фийоном общее сокращение взносов работодателей (2003-2005 гг.), налоговый кредит на повышение конкурентоспособности на рынке труда (2012 г.) и т. д. В отношении снижения расходов на оплату труда цель достигнута: «В конечном счёте, социальные взносы и взносы работодателей, направленные на финансирование программ социального обеспечения, на уровне МРОТ равны нулю», – отмечалось в отчёте правительственного аналитического центра France stratégie в июле 2017 года.       

Что касается ситуации на рынке труда, то тут достижения сомнительны. Если верить научным исследованиям, то освобождение от льгот пошло на пользу только в 1993 году: было создано или сохранено от 120 000 до 490 000 рабочих мест (обращает на себя внимание разрыв в статистике). В 1998 году было недополучено 6,4 миллиарда евро налогов.  

С тех пор ничего нового не делалось. Целью реформы от 17 августа 2013 года было объединение способов освобождения от уплаты социальных взносов для предприятий с рабочей неделей от 35 до 39 часов. Тогда размер этих льгот достиг 20 миллиардов евро в год. Согласно данным INSEE (Национальный институт статистики и экономических исследований) за август 2010 года, эта реформа позволила создать или сохранить всего лишь 15 500 рабочих мест на предприятиях с 39-часовой  рабочей неделей.

Инициированное Франсуа Олландом предоставление налогового кредита на повышение конкурентоспособности на рынке труда было эффективнее, но тоже обошлось бюджету очень дорого. Согласно опубликованному в конце 2018 года отчёту комитета по контролю, в период с 2013 по 2015 год было создано 100 000 рабочих мест, но инвестиции не оправдали ожиданий. В последующих оценках называлось большее количестве созданных рабочих мест, но расходы на них достигли гигантской суммы в 20 миллиардов евро в год.    

Впрочем, это один из основных недостатков подобных мер: даже когда они позволяют создавать новые рабочие места, они обходятся очень дорого. В январе 2015 года  Лаборатория по оценке государственных расходов при Институте политических исследований Sciences Po (LIEPP) отмечала следующее: «Из 27 миллиардов, ежегодно предоставляемых на общее освобождение от взносов работодателей и на меры, касающиеся использования удалённого труда. А также более 6 миллиардов тратится на проведение политики, в результате которой  создаются новые рабочие места с зарплатой в 62 500 евро в год». То есть 5 200 евро на одно рабочее место в месяц! На такие деньги можно было бы создавать рабочие места в государственном секторе непосредственно.

К тому же, такая манна небесная приводит к увеличению дефицита. Всё дело в том, что освобождение от социальных взносов компенсируется государством только частично. В период с 2008 по 2018 год это стоило фонду социального страхования около 30 миллиардов евро. 

Разумеется, есть и те, кому снижение расходов на оплату труда выгодно. «Хотя предприятия не создают новых рабочих мест, в конечном счёте, они увеличивают свою прибыль», – напоминает Клеман Шарбонье. Более того, развитие дешёвых услуг (Например, субсидируемый государством труд домработниц – прим ред.) выгодно потребителям этих услуг, которые в большинстве своём принадлежат к семьям с более высокими доходами». 

Некоторые представители левых сил говорят о том, что не нужно переоценивать пользу, которую приносит снижение налогов. «За один только 2019 год предприятия выплатили 273 миллиарда евро в виде дивидендов (акционерам) и бонусов (банкам и финансовым рынкам), – подчёркивает экономист и коммунист Дени Дюран. – Снижать нужно скорее доходы капиталистов».  

  1. Данные исследования, проведённого Центром экономических исследований Всеобщей конфедерации труда (ВКТ).

Опубликовано 04/09/2020

На ту же тему

Компании группы GAFA не платят налоги
Вокруг да около компании Suez
ВКТ предлагает альтернативный экономический план
Печальные итоги года для французской экономики