Угроза войны в Эгейском море

Конфликт между Турцией и Грецией по поводу морских границ породил эскалацию опасных высказываний и гонку вооружений, которая не может не вызывать обеспокоенности. Рассчитывая на добычу природного газа на морском шельфе, Эрдоган мечтает вывести Турцию на ведущие позиции в восточном Средиземноморье.
Конфликт между Турцией и Грецией по поводу морских границ породил эскалацию опасных высказываний и гонку вооружений, которая не может не вызывать обеспокоенности. Рассчитывая на добычу природного газа на морском шельфе, Эрдоган мечтает вывести Турцию на ведущие позиции в восточном Средиземноморье.

Большой материал о росте империалистических противоречий и милитаризации в Средиземноморье на фоне кризиса: Турция и Греция демонстрируют готовность идти до конца в своём споре за морские пути и газоносный шельф.

Турция не подписала Конвенцию ООН по морскому праву, вступившую в силу в 1994 году. Она опасается, что эта конвенция даст Греции возможность изолировать Турцию. А открытие в 2009 году богатых запасов газа в восточном Средиземноморье ещё больше обострило этот конфликт.

Сегодня стремящийся к экспансии неоосманский режим Эрдогана демонстрирует готовность удовлетворить свои притязания. В ноябре 2019 года Турция с поддерживаемым ею в гражданской войне ливийским Правительством национального согласия подписала договор о разграничении зон влияния, причём поделёнными оказались и те воды, на которые претендуют Греция и Египет, представляющие другую «диагональ» этого четырёхугольника.

Теперь обе стороны наращивают своё военное присутствие в регионе. Взаимная демонстрация военной мощи уже привела к столкновению между двумя боевыми кораблями ВМФ Турции и Греции в прошлом месяце. Риторика официальных лиц становится всё более воинственной, а неофициальные спикеры сдерживают себя ещё меньше: с экранов турецкого телевидения уже раздаются призывы захватить Грецию «как нацисты Польшу». Греческие медиа в ответ копают глубже и вспоминают Саламинское сражение времён греко-персидских войн античности (480 год до н.э.).

Остроту ситуации добавляет то, что речь идёт о конфликте между двумя странами-членами НАТО – похоже, претензии этого альянса на роль глобального миротворца окончательно уходят в прошлое: теперь он всё менее способен поддерживать порядок даже в своих собственных рядах. Евросоюз опасается оказаться втянутым в этот конфликт и стремится сгладить углы, однако это у него тоже получается всё хуже.

Конфликт между Турцией и Грецией по поводу морских границ породил эскалацию опасных высказываний и гонку вооружений, которая не может не вызывать обеспокоенности. Рассчитывая на добычу природного газа на морском шельфе, Эрдоган мечтает вывести Турцию на ведущие позиции в восточном Средиземноморье.

Наряду с прогулочными теплоходами, парусниками и рыбацкими лодками, греческие фрегаты составляют привычную часть пейзажа в акватории Ливийского моря к югу от острова Крит. Патрулирование происходит постоянно, а безмятежную тишину неба над прозрачными волнами в последние недели всё чаще нарушает рёв истребителей F-16 и «Рафаль». Они вылетают с военной базы «Суда» в рамках учений, которые Греция проводит совместно со своими союзниками: Францией, Египтом, США и Кипром. Первоначально яблоком раздора послужила граница, прошлой осенью искусственно установленная Турцией и Ливией в открытом море, там, у самого горизонта. 27 ноября 2019 года власти Турции под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана подписали соглашение с Правительством национального согласия Ливии, возглавляемым Фаизом Сараджем. Документ разделил зоны влияния двух стран в море, при этом его действие как бы невзначай распространилось на спорные воды, на которые заявляют свои права Греция и Египет.

Следует отметить, что Анкара не подписала Конвенцию ООН в Монтего-Бэй, вступившую в силу в 1994 году и определяющую границы морских акваторий, на которые вправе претендовать государства, расположенные на побережье: территориальные воды, граница которых может отстоять от берегов на расстояние до 12 морских миль, исключительная экономическая зона (ИЭЗ) и континентальный шельф, представляющий собой подводное продолжение территории того или иного государства и простирающийся не более чем на 200 морских миль. Воды и морское дно за этими пределами считаются нейтральными. Турция не согласна с этими критериями, которые, по мнению Анкары, «помещают её в изоляцию», поскольку в Эгейском море, недалеко от турецких берегов, находится множество островов, принадлежащих Греции. Турецкие власти утверждают, что наличие этих островов не даёт оснований для распространения зон морской юрисдикции за пределы территориальных вод.

В 2009 году на шельфе в восточной части Средиземноморья, в Левантийском море, были обнаружены большие запасы природного газа, что обострило противоречия, вызвав со стороны Турции агрессивные нападки с намёком на возможную экспансию: Эрдоган без смущения заявлял о правах своей страны на наследие Ататюрка и поддерживал ультранационалистические настроения в стремлении пресечь любые попытки выражения протеста внутри страны.

Ситуация осложнилась 21 июля, когда турецкое сейсмологическое судно Oruc Reis в сопровождении полутора десятков военных кораблей появилось на рейде Кастелоризо – самого восточного из греческих островов. С этого дня турецкие вооружённые силы не прекращают манёвры в Эгейском море и в восточной части Средиземноморья. В ответ Греция развернула свою военную флотилию и выдвигает всё новые дипломатические инициативы, направленные на то, чтобы изолировать Анкару и добиться от Европейского Союза санкций в отношении Турции. Но пока Берлин препятствует принятию соответствующего решения. Инциденты и споры следуют один за другим, что заставляет опасаться цепной реакции. 12 августа греческий фрегат Limnos столкнулся с турецким военным кораблём Kemal Reis. По официальной версии, озвученной в Афинах, это произошло из-за «неудачного манёвра» турецких моряков. В субботу генеральный штаб вооружённых сил Греции сообщил о появлении турецких самолётов-истребителей в воздушном пространстве Афин в тот момент, когда греческие воздушные лайнеры сопровождали американский бомбардировщик в ходе учений НАТО – этот инцидент был расценен как «провокация». Командование турецкого флота выпустило через систему оповещения «Navtex» несколько сообщений с информацией о ведении военных манёвров со стрельбой к северу от Кипра, а также в зоне, расположенной между островами Родес и Кастелоризо. Тревогу вызывают и активизировавшиеся словесные перепалки. В минувшее воскресенье, принимая участие в масштабных торжествах по случаю годовщины разгрома Греции в Малой Азии в 1922 году, Эрдоган обратился к молодым офицерам с речью, в которой прозвучали неприкрытые угрозы в адрес Греции и Франции: «Согласен ли народ Греции принять на себя тот риск, которому его подвергает алчное, некомпетентное руководство страны?», «Знает ли французский народ о том, какую цену ему придётся заплатить?» Президент Турции не скупится на резкие высказывания, обещая не идти ни на какие уступки в защите территориальных интересов и газовых притязаний Турции в Средиземноморье. В центре разногласий – месторождения «Левиафан», «Калипсо», «Зохр», «Афродита» и «Тамар», разведанные в последние годы на шельфах Израиля, Ливана, Египта и Кипра. Их совокупный объём оценивается в 3 000 миллиардов кубометров газа. Два года тому назад в акватории Кипра, северная часть которого (38 % территории) с 1974 года оккупирована турецкой армией, суда под командованием Анкары перекрыли путь буровой платформе, зафрахтованной итальянским энергетическим гигантом ENI. Разведочное бурение, которое Турция ведёт с тех пор на островном шельфе, служит поводом для серьёзных разногласий между Анкарой и Европейским Союзом.

Впрочем, разразившийся кризис объясняется не только энергетическими аппетитами Эрдогана. «Проблема не только в углеводородах. Турция хочет выдвинуться с периферических позиций и заявить о более грандиозных своих амбициях. Эрдоган мечтает стать наиболее заметной фигурой мусульманского мира и сделать Турцию морской державой в Средиземном море. Он ставит перед своей страной амбициозные задачи в противоборстве с Грецией, – рассуждает бывший министр иностранных дел Греции Йоргос Катругалос. – Новым явлением можно считать эскалацию агрессии с турецкой стороны. Турция впервые приступает к геологоразведке на греческом континентальном плато». Это «Рубикон», переход которого, по его мнению, не должен оставить равнодушными страны ЕС. Греция может рассчитывать на поддержку французских властей, заинтересованных в скорейшем подписании соглашений о продаже фрегатов, а также в восстановлении своих позиций в восточном Средиземноморье, тем более, что в июне этого года французские военные стали мишенью враждебных манёвров турецкого флота в территориальных водах Ливии. Вместе с тем правительство Греции раздражают бесконечные промедления со стороны ФРГ. ЕС готовит целый ряд санкций в отношении «отдельных лиц, кораблей или использования европейских портов» для ограничения тех видов деятельности со стороны Турции, которые носят «незаконный» характер, пояснил официальный представитель европейской дипломатии Жозеп Боррель. Вопрос о применении этих мер может быть рассмотрен на ближайшем заседании Европейского совета 24 сентября.

Канцлер Германии с равной настойчивостью призывает власти Греции и Турции к «диалогу», заботясь об экономических интересах своей страны: наряду с Москвой и Пекином, Берлин является одним из основных торговых партнёров Анкары. В конце прошлого года ФРГ приостановила поставки оружия Турции в связи со вторжением на северо-восток Сирии. Но до этого момента Эрдоган был крупнейшим покупателем продукции немецкого ВПК: в 2019 году сумма сделок превысила 250 миллионов евро, что составляет треть от объёма экспортных поставок ФРГ в этой сфере.

Участники переговоров в Европе проявляют неспешность и апатию, а Афины тем временем пытаются обуздать экспансию Эрдогана при помощи политических инициатив, предполагающих участие соседних стран. 27 августа парламент Греции («Буле») ратифицировал двустороннее соглашение с Египтом о разграничении исключительных экономических зон двух государств. Это была попытка стереть морскую черту, нанесённую Анкарой и Триполи. Аналогичным образом было утверждено соглашение о разграничении ИЭЗ Греции и Италии в Ионическом море. Этот шаг вызвал негодование турецкой стороны: в субботу вице-президент Турции Фуат Октай предупредил, что любая попытка Афин расширить на 12 морских миль свои территориальные воды в Эгейском море будет расценена как «объявление войны».

Действительно, в тех случаях, когда конфигурация береговой линии обусловливает взаимное наложение морских территорий двух соседних государств, как это происходит в данной ситуации, положений Конвенции Монтего-Бэй недостаточно для разрешения противоречий: заинтересованным странам не обойтись без двусторонних переговоров. Если им не удаётся прийти к соглашению, то они могут обратиться в Международный суд ООН, что и намерены сделать власти Греции. Разногласия по этому вопросу возникли уже давно: ещё в 1976 году они привели к эскалации напряжённости в связи с геологоразведочными работами, организованными турецким исследовательским судном Sismik I. Тогда Совет безопасности ООН призвал стороны провести «прямые переговоры», которые увенчались введением моратория на любые односторонние исследования и разработки на шельфе. Однако в 1981 году срыв переговоров дал повод для очередных осложнений, которые в 1987-м, а затем и в 1996 годах чуть было не переросли в вооружённые конфликты. С тех пор напряжённость в регионе сохраняется. Сегодня она даёт поводы для националистических спекуляций и туманных намёков. Один из греческих сайтов сравнил нынешнее противоборство с Саламинским сражением против персов… усмотрев в этой морской битве античных времён «матрицу западной цивилизации». «Мы должны захватить Грецию так же, как нацисты захватили Польшу!» – заявил на прошлой неделе с экранов турецкого телевидения один профессор истории из университета Сакарьи. «Эрдоган думает, что его миссия состоит в возрождении Османской империи. Сесть за стол переговоров с ним наверняка означало бы открыть путь к ещё более серьёзным нападкам. Если война всё же начнётся, и мы победим в ней, то турки будут жить спокойно на протяжении двадцати или тридцати лет», – уверен бывший сотрудник греческих спецслужб, сторонник правых националистических взглядов. А тем временем люди на обоих берегах Эгейского моря страдают от одного и того же санитарного и социально-экономического кризиса, и манёвры истребителей и фрегатов не в силах отвлечь внимание турок и греков от его разрушительных последствий. «Лицемерие правого премьер-министра Кириакоса Мицотакиса, который только и делает, что раздаёт обещания, позволяя Эрдогану переходить границы дозволенного, в сущности, не вызывает критики общественности, – говорит политический обозреватель Янис Альбанис. – Дело в том, что большинство граждан настроено против уступок турецкой стороне, однако не хочет, чтобы началась война. В обществе царит ощущение неуверенности».

Опубликовано 01/09/2020

На ту же тему

Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса
Отделится ли Новая Каледония от Франции?