Не солидарность, а принцип «кто сильнее, тот и прав»

В своём летнем университете Движение владельцев предприятий Medef пытается предстать сообществом объединённых и дружных предпринимателей. Зато средний и мелкий бизнес, действующий согласованно с крупными, например, в борьбе за снижение налогов, остаётся в стороне в том, что касается прибыли. Здесь компании-гиганты играют по своим волчьим законам. Сегодняшний кризис лишь усугубил эту ситуацию.
В своём летнем университете Движение владельцев предприятий Medef пытается предстать сообществом объединённых и дружных предпринимателей. Зато средний и мелкий бизнес, действующий согласованно с крупными, например, в борьбе за снижение налогов, остаётся в стороне в том, что касается прибыли. Здесь компании-гиганты играют по своим волчьим законам. Сегодняшний кризис лишь усугубил эту ситуацию.

В кризис растут противоречия между малым и средним бизнесом с одной стороны и ТНК с другой. С начала пандемии до середины июня число обращений за урегулированием конфликтов между представителями бизнеса выросло в десять раз.  Забирая львиную долю прибыли, крупные компании требуют от поставщиков снижения цен – любыми средствами. Однако в конечном счёте всё издержки перекладываются на плечи рабочего класса: через сокращение штатов и зарплат, выноса производства на аутсорсинг, снижение налогов на предприятия и социальных отчислений…

В своём летнем университете Движение владельцев предприятий Medef пытается предстать сообществом объединённых и дружных предпринимателей. Зато средний и мелкий бизнес, действующий согласованно с крупными, например, в борьбе за снижение налогов, остаётся в стороне в том, что касается прибыли. Здесь компании-гиганты играют по своим волчьим законам. Сегодняшний кризис лишь усугубил эту ситуацию.

Вот предприниматели, они вместе и дружно стоят за спиной Жоффруа Ру де Безьё. Такую картинку поставило Medef для своего летнего университета. Но действительность 2020 г. она не отражает. Экономический кризис привёл к увеличению разногласий между МСП (Малые и средние предприятия) и большими группами.

Некоторые прецеденты очень красноречивы. 25 апреля Le Trois, информационный сайт Северо-Восточного Франш-Конте, обнародовал информацию о том, что центральный офис General Electric (GE) отправил своим поставщикам в этом регионе письмо с просьбой снизить цены. «GE потребовала  снижения на 30 %», – вспоминает Доминик Балдуини, вице-президент Конфедерации малых и средних предприятий (CPME) департамента Территория Бельфор. «Если бы МСП могли пойти на такое…. В добавок, GE решила применить это требование к текущим заказам, и не расплачиваться за те, что были подписаны ранее», – продолжает Балдуини. Руководство предприятий, работающих на GE, обратилось к посреднику в Министерстве экономики и финансов, указывая факт «недобросовестной торговой практики». Под его эгидой соглашение было заключено к концу мая, без публикации его содержимого. 

«Префект, министр… Все подсуетились, чтобы найти решение. Дело, судя по всему, причинило немало неудобств. Возможно, потому что Хью Бейли, генеральный директор GE France, находится в дружеских отношениях с Эммануэлем Макроном?», – предположил Доминик Балдуини. И, хотя в данное требование «списали на счёт одного слишком усердного закупщика в GE», главы предприятий считают его вполне характерным проявления политики транснациональных компаний, и не только американских. «Я знаю многих закупщиков группы PSA в Польше и Венгрии, которые требовали чудовищного снижения цен, в иногда и открыта толкали на аутсорсинг», – рассказывает он, жалуясь, что «у транснациональных компаний не осталось никакого понятия о ценности вещей».

На другом конце Франции, на Юго-Западе, владелец одного МСП-субподрядчика в авиастроительной индустрии, не называя своего имени «из опасений репрессий», тоже поделился своими проблемами: «Какую игру ведёт Airbus? Они навязывают нам немыслимые нормы и толкают нас на производство по сниженным ценам. Каждый год от нас требуют снизить стоимость производства на 3%, мы в отвратительном положении», – рассказывает он. – Низкие цены – они этим одержимы идеей снижения цен, в то время как их основной конкурент, Boeing, почти мёртв. Зато портфель заказов полностью сформирован на десять лет вперёд». Председатель CPME департамента Верхняя Гароннна и Окситании Самюэль Сетт жалуется, что за их счёт «компенсируются убытки» транснациональных компаний, учитывая, что эти компании зависят от CPME. «Airbus разрабатывает и собирает самолёты, но 80 % каждого механизма производится его субподрядчиками, – объясняет он. – Крупные компании работают с денежными потоками, пока МСП работают на производстве».

И всё это – не отдельные частные случаи. Разногласия между поставщиками и заказчиками растут, как объяснил наблюдатель на предприятиях Пьер Пелузе: «В период с середины марта до середины июня мы получили более 5 000 просьб урегулирования конфликтов, по 600 каждую неделю. Это в десять раз больше, чем до кризиса. С июня количество запросов снизилось, но оно всё равно превышает нашу обычную норму». Из-за режима изоляции и приостановки экономической деятельности, одной из причин разногласий стали отказы в приостановлении взимания с МСП арендной платы за помещения (10 % обращений). Но ещё больше обращений –приходят с жалобами на задержки платежей по счетам (50 % случаев) и «недобросовестные торговые практики» (40 %), которые ещё до кризиса составляли основную работу медиатора. Пелузе настроен оптимистически: Среди предприятий, не выполняющих свои обязательства перед поставщиками, не все, далеко не все делают это по недобросовестности. Большинство из них сами переживают трудности, которые мешают выполнению их обязательств».

Тем временем, вопрос с задержками выплат – это постоянная проблема, существовавшая даже в период экономического роста. Экономист Фредерик Боккара, член ФКП, эксперт CESE (Экономический, социальный и экологический совет) по вопросам финансирования МСП, в 2017 году подсчитал, что МСП потерпели тогда убыток до 16 миллиардов евро, и причиной его были задержки платежей. «Почему бы не взяться за эту проблему, вместо того, чтобы устраивать новый налоговый подарок на 20 миллиардов евро, как запланировало правительство?» – спрашивает лидер он, напоминая, что «крупные группы компаний всегда в конце концов добиваются снижения налогов или социальных взносов, которые предоставляются МСП». Почти нет доступной информации, позволяющей оценить, сколько прибыли получают транснациональные компании за счёт МСП. При этом, несмотря на равное участие в создании общего прироста стоимости, разница в прибыли МСП и крупных предприятий значительна. В 2017 году, по данным INSEE (Национальный институт статистики и экономических исследований), прибыль МСП составила 15,3 % против 22,5 % прибыли крупных предприятий.

Противостояние между крупными и мелкими предпринимателями – это сегодняшняя реальность. Текущий экономический кризис обострил конфликты их интересов. Но попытки их примирить делаются. «Половина МСП являются филиалами крупных групп», – напомнил Фредерик Боккара. Доминик Балдуини считает MEDEF «представителем интересов транснациональных компаний», а Самюэл Сетт придерживается мнения, что «на летнем университете Medef все увидели, как крупный бизнес сотрудничает с министрами, ведь они все – выпускники престижной Высшей школы управления (ENA)». Однако, критикуя это факт, и Балдуини, и Сетт, как, кстати, и председатель MEDEF, требуют снижения налогов и социальных отчислений.

Опубликовано 27/08/2020

На ту же тему

Закрытие завода Bridgestone в Бетюне: долгая борьба...
В компании NOKIA скоро никого не останется
На Кавказе начинается вооружённый конфликт
Эммануэль Макрон вмешивается в кризис в Белоруссии