Есть ли в нашем обществе место для стариков?

Режим самоизоляции помог остановить распространение коронавируса, но его воздействие на здоровье и психологическое состояние человека оказалось пагубным для пожилых людей, которые и без того находятся в изоляции и занимают незавидное положение в нашем обществе.
Режим самоизоляции помог остановить распространение коронавируса, но его воздействие на здоровье и психологическое состояние человека оказалось пагубным для пожилых людей, которые и без того находятся в изоляции и занимают незавидное положение в нашем обществе.

Во время самоизоляции все средства были брошены на борьбу с коронавирусом. Однако другие болезни никуда не делись. Было зарегистрировано порядка 30 000 смертей от сердечно-сосудистых и неврологических патологий, особенно среди пожилых людей. Положение стариков усугублялось тем, что именно они находились в самом жёстком карантине. Эти условия выступили катализатором развития проблем когнитивных функций, памяти, синдрома «психогенной смерти». Тем временем к 2025 г. четверть населения Земли будет состоять из людей старше 65 лет. 

Режим самоизоляции помог остановить распространение коронавируса, но его воздействие на здоровье и психологическое состояние человека оказалось пагубным для пожилых людей, которые и без того находятся в изоляции и занимают незавидное положение в нашем обществе.

Анн-Мари перенесла режим самоизоляции сравнительно легко. У неё просторная светлая квартира с балконом, на котором можно посидеть как на веранде. Недалеко от дома есть лес, где Анн-Мари осторожно гуляла почти каждый день, вопреки запретам жандармов. Соседи любезно покупали ей продукты, чтобы пожилой женщине не надо было ехать на машине в город и тем самым подвергать себя риску заразиться коронавирусом. Не забывали свою мать и дети, они регулярно звонили Анн-Мари и справлялись о здоровье. Однако всего этого было недостаточно… Несмотря на успокаивающие заверения матери, что с ней всё в порядке, дети начали замечать, что у неё всё чаще стали случаться провалы в памяти. Сейчас, накануне своего восьмидесятилетия, Анн-Мари иногда даже забывает поесть… Ещё пять месяцев тому назад она была самостоятельной и стойкой, но теперь не исключено, что в начале осени её ждёт дом престарелых. Всё произошло внезапно, и ничто не предвещало беды.

«95-летняя Одетт боролась с COVID-19 больше 10 дней. Она мужественно переносила в своей комнате самоизоляцию, мучительный кашель, резкие перепады температуры по V-образной траектории, характерной для коронавируса. Медсёстры верили в то, что организм пациентки справится с болезнью», – пишет психиатр Вероник Лефевр де Ноэтт (университет Paris-Est Creteil (Upec)) в французской версии журнала The Conversation. Учёная рассказывает, как эта выздоравливающая пациентка хотела умереть, «отказываясь от любых попыток накормить её»: «Её жизнь была в опасности прежде всего из-за того, что она больше не могла видеться со своими близкими». Речь идёт о так называемой «психогенной смерти» – синдроме, известном с 1956 года, который проявляется в виде анорексии, истощения, абстинентного поведения и отказа от жизни, когда человек замыкается в себе и перестаёт бороться с болезнью. Процесс начинается после разлуки или дестабилизирующего, тревожного события, нарушающего привычный образ жизни. В 80-90 % случаев смерть наступает в течение нескольких недель. Для Одетт отправной точкой стал режим самоизоляции: пожилая женщина решила, что близкие бросили её.

Если необходимость соблюдения режима самоизоляции затронула всё население на 56 дней, то его условия у всех были разными. Во имя защиты самых уязвимых слоёв населения, входивших в так называемые «группы риска», старикам просто запретили выходить из дома, не позаботившись об их социальном сопровождении. Согласия у них тоже никто не спрашивал. У большинства французов была возможность подышать воздухом в течение одного часа, чтобы сходить за хлебом или совершить пробежку вокруг дома. Что же касается стариков, то они были заперты в специализированных учреждениях, а иногда и у себя дома.

Сейчас мы открываем ранее неизвестные медицинские последствия этого вынужденного заточения. «Коронавирус выявил почти полное отсутствие солидарности и заботы о людях в нашем обществе, – подчёркивает директор центра геронтологии Университетской больницы Ниццы (департамент Приморские Альпы), президент Французского общества гериатрии и геронтологии (SFGG) Оливье Герен. – Медицинские последствия можно передать в цифрах». В то время как больничная система почти полностью была перепрофилирована под размещение больных коронавирусом, люди большей частью отказались от лечения своих хронических болезней. Для пожилых такой отказ имеет катастрофические последствия. «Пациенты не очень хотели обращаться в частные клиники или ложиться в больницу по скорой, – подтверждает врач. – Хронические болезни у пожилых людей, страдающих множеством патологий и серьёзных функциональных нарушений, практически игнорировались. В результате резко выросла смертность не только от коронавируса, но и от других заболеваний. Зарегистрировано около 30 000 смертей, связанных с отсутствием надлежащего лечения сердечно-сосудистых и неврологических патологий, а также хронических болезней почек и лёгких».

Сейчас больницы пытаются иначе организовать свою работу и сделать так, чтобы их структуры в случае усиления пандемии не были ориентированы исключительно на COVID-19. Но, к сожалению, лечение психических расстройств не является приоритетом. «Ближе к окончанию режима самоизоляции к нам поступало всё больше и больше пожилых людей с нарушениями поведения, – отмечает Оливье Герен. – Как только привычки резко изменяются, это выливается в когнитивные расстройства тревожно-депрессивного характера, ранее идеально контролируемые». Свою пагубную роль сыграл и разрыв между лечением и терапевтическим сопровождением специалистами-медработниками. Особенно для поколения, которое не очень хорошо знакомо с такими возможностями. Из-за стеснения или отсутствия информации пожилые люди реже обращают внимание на психические проблемы, и им не приходит в голову, что они могут быть решены с помощью профессионалов.

Ситуация ещё более усугубляется негативным и презрительным отношением общества к старшему поколению. Самоизоляция только ухудшила положение пожилых людей. Несмотря на демографическое старение населения, продолжающееся уже пятьдесят лет, стариков предпочитают не замечать, дистанцироваться от них и подшучивать над ними. Инертность правительства и заявления президента Макрона относительно постепенного выхода из режима самоизоляции, последними из которого вышли пожилые люди, надломили даже самых стойких из них. В некоторых местах ради соблюдения мер предосторожности грубо нарушались права человека. Вот что рассказывает социолог Мишель Бийе, специализирующийся на проблемах старения: «Моя знакомая 69-летняя женщина-инвалид живёт в доме-интернате для престарелых. В течение трёх недель её закрывали на ключ в комнате с неисправным телевизором. Женщину убедили в том, что ремонт телевизора невозможен из-за того, что пришлось бы вызывать техника, который мог случайно занести коронавирус в дом-интернат. Но ведь она не в тюрьме! Она не должна сидеть под замком на протяжении нескольких недель». Страх заражения и привлечения к юридической ответственности за халатность привели к многочисленным перегибам. И возвращение к режиму самоизоляции в двадцати домах инвалидов и престарелых снова вызывает беспокойство у родственников и работников здравоохранения. Волнение остаётся и у тех, кто живёт в своих домах и квартирах. «Вы больше не выходите на улицу, – подытоживает Оливье Герен, – вы не встречаетесь с другими людьми, вы хуже питаетесь, потому что реже ходите за покупками… Снижение качества питания, уменьшение физической нагрузки, деградация социальных связей – эти три основных элемента комфортного старения в конечном счёте страдают от развившегося стресса и социального дистанцирования».

Как мы дошли до того, что старики, которых прежде считали символом мудрости, сегодня воспринимаются исключительно как обуза? Так называемая «серебряная экономика», которую многие считают идеальной экономической моделью, слишком часто оказывается всего лишь этикеткой для коммерческих учреждений. Их фонды не столько улучшают условия жизни пациентов или работающих в них медицинских работников, сколько пополняют карманы акционеров. Необходимо переосмыслить связи, существующие между больницей и муниципальной системой здравоохранения. Ещё нужно устранить преграды санитарного и социального характера. Как продолжение данной логики, надо менять своё отношения к лечению болезней пожилых людей. Об этом министр здравоохранения заявил ещё в июле. Но правительство всё ещё медлит с принятием действенных мер, направленных на устранение нехватки средств в больницах, что отчётливо проявилось во время санитарного кризиса. В 2018 году, впервые в истории, людей старше 65 лет на планете было больше, чем малышей меньше 5 лет. Согласно прогнозам ООН, в 2050 году к этой категории населения будет принадлежать 25 % жителей Европы и Северной Америки. Не замечать эту категорию будет всё труднее.

Опубликовано 21/08/2020

На ту же тему

Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса
Отделится ли Новая Каледония от Франции?