В ожидании второй волны эпидемии сестринский персонал на грани

Силы героев-борцов с коронавирусом на исходе. Положение младших медработников было непростым и до санитарного кризиса, но сегодня им грозит ещё и посттравматический стресс. Многие из них боятся, что не справятся с новой волной эпидемии.
Силы героев-борцов с коронавирусом на исходе. Положение младших медработников было непростым и до санитарного кризиса, но сегодня им грозит ещё и посттравматический стресс. Многие из них боятся, что не справятся с новой волной эпидемии.

Герои врачи и медсёстры, которым аплодировали все французы каждый вечер во время карантина, а президент и политики рассыпались в благодарностях с экранов телевизоров. Ожидание того, то все осознают необходимость изменений политики в области здравоохранения, обернулось разочарованием. Увеличение коечного фонда будет ничтожным, количество сотрудников увеличится в лучшем случае на 3 человека на всю больницу, уважение к профессии медиков по-прежнему нет из-за её крайней финансовой непривлекательности. Да и откуда у стран Европы деньги, когда кругом столько трат: оплата дивидендов акционерам, поддержка «гражданского общества» в других государствах, финансовая поддержка предприятий, которые итак закрывают производство. 

Силы героев-борцов с коронавирусом на исходе. Положение младших медработников было непростым и до санитарного кризиса, но сегодня им грозит ещё и посттравматический стресс. Многие из них боятся, что не справятся с новой волной эпидемии.

Наша собеседница твёрдо уверена: если будет необходимо, она вернётся на рабочее место, и будь что будет. Правда, при этом Югетт Майеко, медсестра из больницы Делафонтен (департамент Сен-Сен-Дени), ухаживавшая за новорождёнными и грудными детьми, сразу же добавляет, что ей не хотелось бы снова пережить тот бурный период, когда больница была перепрофилирована в центр приёма больных коронавирусом. В марте 2020 года (за три года до ухода на пенсию) её неожиданно перевели в неврологическое отделение, а затем, всего лишь после двух дней переподготовки, – в реанимацию. «Приходилось проводить по двенадцать часов на ногах, переворачивать и мыть интубированных пациентов», – рассказывала она в интервью корреспонденту нашей газеты. А ещё Югетт постоянно боялась плохо выполнить свою работу и заразиться коронавирусом. «Сегодня я уже знаю, что мне нужно делать. Но также знаю, насколько это тяжело. И от этого действительно очень страшно», – вздыхает она. Ни за что на свете ей не хотелось бы снова обмывать умерших – это очень тяжёлое воспоминание для медсестры, которая до недавнего времени занималась только новорождёнными малышами.

Вам скажут это все медсёстры и санитары: никто не может привыкнуть к смерти человека, который доверяет вам свою жизнь. А в марте и апреле с этим приходилось сталкиваться постоянно. Настоящая катастрофа, с десятками ежедневных смертей в отделениях, была усугублена тяжёлой психологической атмосферой: приходилось общаться с членами семьи, не имеющими возможности посещать своих умирающих родственников. К этому следует добавить страх заразиться коронавирусом (10 % младших медработников были инфицированы). «В неврологическом отделении, куда меня перевели, не хватало даже самого необходимого – масок, защитных халатов, капельниц», – вспоминает медсестра Диан Лангий, отработавшая двенадцать лет в отделении педиатрии больницы Делафонтен.

С начала санитарного кризиса прошло четыре месяца, но медики навсегда запомнят период борьбы с COVID-19. Несмотря на проведённый заслуженный отпуск, Диан Лангий признаётся в том, что всё ещё чувствует себя очень усталой: «Как и многие мои коллеги, я переболела коронавирусом. Мы все падаем с ног от усталости, мы измотаны, и нам по-прежнему не хватает медсестёр и санитаров». Диан тяжело думать о том, что эпидемия может вернуться этой осенью. «У нас не хватит ни физических, ни моральных сил. Никто не хочет опять работать в таком режиме. И мы до сих пор ждём, что наши усилия оценят по заслугам. Однако выбора у нас нет», – вздыхает она.

Исследование, проведённое в конце мая межпрофсоюзным объединением интернов (ISNI), показало, что у 47,1 % (на 15 % больше, чем в 2017 году) практикующих врачей, участвовавших в опросе, налицо имелись признаки тревоги. Симптомы посттравматического стресса наблюдались у 29,8% респондентов, а 18,4 % были подвержены депрессии. Ещё одно исследование, опубликованном в медицинском научном журнале L’Encéphale, утверждает, что у медсестёр и санитаров, работающих в «красной и жёлтой зонах», повышается риск развития тревожных расстройств, депрессии, нервного истощения и аддикции. Так, например, три года спустя после эпидемии тяжёлого острого респираторного синдрома (SARS, 2003 г.) среди медперсонала больниц Пекина отмечалось значительное увеличение потребления алкоголя и рост суицидальных настроений. «Мы сталкиваемся с крайне тяжёлыми психологическими последствиями, – констатирует Фредерик Адне, руководитель отделения неотложной помощи больничного центра «Авиценна» (департамент Сена-Сен-Дени) и отделения скорой Samu 93. – В марте и апреле медработники справлялись с нагрузками на адреналине. В отделениях неотложной помощи и реанимации они находились в «красной зоне». Ситуация была одновременно и новой, и очень стрессовой, с риском опасности для жизни».

Каждый вечер в 20.00 страна приветствовала медсестёр и санитаров как супергероев. Президент и министры отдавали должное их труду. За плечами Фредерика Адне тридцать лет опыта работы в отделении неотложной помощи, но никогда прежде он не видел таких выражений признательности. «Проблема только в том, что когда вас возносят на пьедестал, потом с него очень трудно спускаться», – замечает он. Спад эпидемии оказался таким же стремительным, как и её рост. «В отделении неотложной помощи мы неожиданно для себя обнаружили, что у нас больше нет пациентов. Все отделения, перепрофилированные в центры приёма больных коронавирусом, стали возвращаться к своим обычным функциям. Медработники нуждались в передышке и больше не соглашались переводиться из одного места в другое, из-за пережитого стресса многие из их страдали посттравматическим расстройством. Отмечается рост напряжённости, что приводит к конфликтам на работе, увеличилось число выходов на больничный», – говорит Фредерик Адне.

Казалось бы, окончание эпидемии коронавируса должно было означать и конец прежнего мира. Но Адне признаётся в том, что здесь его постигло самое большое разочарование, настоящая психологическая пощёчина: «К сожалению, мы очень быстро вернулись в те же условия с прежними бюджетными ограничениями». Это горькое наблюдение разделяет и Ролан Аматьё, работающий врачом-реаниматологом и анестезиологом в некоммерческом медицинском учреждении в Париже. Он сожалеет о том, что после санитарного кризиса все забыли о бедственном положении медсестёр и санитаров. «Всё снова стало как прежде. Те, кто аплодировал у открытых окон, измотанные долгим ожиданием выхода из карантина, снова оскорбляют медработников. Мы продолжаем работать с медсёстрами и санитарами, оплата труда которых оставляет желать лучшего. К тому же они измотаны работой, и их слишком мало».

Но только не говорите с ними о предложенной правительством новой программе поддержки здравоохранения, в которой запланировано 8,2 миллиарда евро на повышение заработной платы, 6 миллиардов инвестиций и 15 000 новых рабочих мест. «4 000 дополнительных койко-мест не компенсируют тех, что были упразднены, – возмущается Ролан Аматьё. – Следует напомнить, что за шесть лет в больницах и клиниках было ликвидировано 17 500 стационарных койко-мест». Для Диан Лангий горько усмехается: «Дополнительные рабочие места, предоставляемые государством? Это значит два-три человека на больницу, не более». Она описывает свои будни: одна-единственная медсестра на десять-пятнадцать детей, её коллеги работают по временному трудовому соглашению. Этим никого не удивишь. Что же касается повышения заработной платы, то придётся набраться терпения: одна часть будет выплачена в январе, а другая – в марте. «Но этого всё равно будет мало», – заверяет Диан, добавляя с горечью.- Период эпидемии нас добил». Ролан Аматьё напоминает, что уже пятнадцать лет работающие в отделениях реанимации медсёстры напрасно требуют улучшения своего социального статуса. Он ничего не может сделать с тем, что младший медицинский персонал массово увольняется и уезжает работать за границу – в Швейцарию, Бельгию, Канаду… Куда угодно, лишь бы там больше платили. Однако Ролан убеждён в том, что все хорошо выполнили свою работу и будут добросовестно выполнять её снова: «Если нам опять придётся лечить людей, мы будем работать ещё больше». Фредерик Адне проявляет умеренный оптимизм: «Вирус скоро уйдёт благодаря трейсингу (отслеживание цепочки контактов вплоть до её обрыва), социальному дистанцированию и коллективному иммунитету, который сформировался у 10 % населения. Он станет распространяться гораздо медленнее и более контролируемо. Больницы не будут переполнены так, как в марте и апреле». Но это не мешает ему задать вопрос: «А останутся ли в больницах медработники? Ситуация действительно может очень и очень осложниться». Ролан Аматьё уверен: «Коронавирус только усугубил проблемы, существовавшие в больницах и раньше. Рано или поздно может произойти взрыв, и никто не знает, какими будут последствия».

Опубликовано 14/08/2020

На ту же тему

Медицинские эксперименты в центрах содержания мигрантов в...
Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно