Начало карьеры журналиста как прыжок в пустоту

Сфера журналистики переживает сегодня кризис, поэтому журналисты-новички сталкиваются с проблемами трудоустройства. Некоторые из них вынуждены принимать кабальные условия работы.
Сфера журналистики переживает сегодня кризис, поэтому журналисты-новички сталкиваются с проблемами трудоустройства. Некоторые из них вынуждены принимать кабальные условия работы.

Статус индивидуального самозанятого работника представляется как возможность заработать столько, сколько хочешь. Опыт молодых французских журналистов доказывает, скорее, обратное: понятия продолжительности рабочего дня и оплачиваемого отпуска автоматически упраздняются, а работодатель вправе как угодно снижать оплату за труд, а иногда даже не платить вовсе. 

Сфера журналистики переживает сегодня кризис, поэтому журналисты-новички сталкиваются с проблемами трудоустройства. Некоторые из них вынуждены принимать кабальные условия работы.

Герою нашей статьи будущее казалось предопределённым. Получив степень магистра журналистики в одном из университетов на юге Франции, Александр (1) собрал чемоданы и отправился в начале года в столицу. Он должен был пройти преддипломную стажировку в редакции одной из крупных газет страны. Посетив впервые офис своего издательства прошлым летом, Александр был уверен том, что сразу же после окончания университета ему достанется хорошее место, и он сможет начать свою карьеру журналиста в благоприятных условиях. Но эпидемия COVID-19 разрушила все планы. Руководство газеты решило не принимать на работу новых сотрудников и отказаться от услуг внештатных журналистов. «Во время эпидемии коронавируса у людей появилась потребность в информации, и они устремились в Интернет. СМИ потеряли доходы от рекламы, прекратили найм и сокращают рабочие места. Устроиться в этой сфере сейчас становится всё сложнее», – отмечает генеральный секретарь Национального союза журналистов (SNJ) Эммануэль Пупар. Ситуация на рынке СМИ и без того была непростой из-за концентрации капитала в руках холдингов и финансовых трудностей, а вирус лишь подлил масла в огонь.

Так как все вакансии для журналистов остались только на бумаге, Александру пришлось согласиться на стажировку, оплачиваемую по установленному законом минимальному тарифу 570 евро в месяц без предоставления бесплатного питания и компенсации транспортных расходов. Низкая, не позволяющая удовлетворить необходимые жизненные потребности оплата сочетается с тяжёлыми условиями труда. В то время как соглашение о стажировке предусматривает 35-часовую рабочую неделю, начинающий журналист в итоге работает более 40 часов неделю, включая субботу и воскресенье. Ну а как же право на два законных выходных? «В этой увлекательной профессии сложный график, но через это проходят все новички», – уверяют в редакции. «Когда я понял, что меня ждёт, то не стал возражать. Если ты начинаешь предъявлять требования и открывать рот, то можешь поставить крест на своей дальнейшей карьере», – признаётся смирившийся Александр. А ожесточённая конкуренция среди новичков вынуждает их довольствоваться тем, что они имеют, несмотря на условия.

Следует заметить, что у ворот журналистики толкается всё больше молодых людей. Согласно данным Комиссии по регулированию профессиональной журналистской деятельности, в 2019 году на рынке СМИ из 35 020 журналистов было 1 757 молодых специалистов. Но эта цифра не учитывает тех журналистов, которые не запрашивали пресс-карту, ведь заниматься профессиональной деятельностью можно и без неё. В результате такого переизбытка кадров новички в профессии бьются за крохи и поэтому соглашаются на крайне невыгодные для них условия работы. А коронавирусещё больше усугубил и без того сложное положение. «Нет никаких перспектив на рынке труда. Ситуация драматичная. Это открывает руководству возможности для социального демпинга, – возмущается Эммануэль Пупар. – Такая ситуация оказывает негативное влияние на СМИ, так как журналистика должна быть отражением общества. Но если не принимать на работу молодых специалистов, то эта связь нарушается. Главная же проблема заключается в том, что огромный выбор кандидатов может привести к крайней нестабильности».

Об этой нестабильности знает не понаслышке и Эльза (1). Она недавно получила диплом журналиста и теперь регулярно сотрудничает с одним культурным изданием, которому продаёт статьи. «У нас хорошие отношения, редакция хорошо платит, всё отлично», – радуется она. Но того, что она получает, на жизнь не хватает. Попытки сотрудничества с другими редакциями не увенчались успехом. «Печатные издания уже избавились от своих фрилансеров. Мне постоянно говорят, что бюджет больше не позволяет им платить сдельно за каждый выполненный заказ», – объясняет она. С этой же проблемой столкнулись многие коллеги Эльзы. Согласно исследованию Гражданского общества авторов электронных СМИ, в 2019 году 23 % журналистов, у которых не было постоянного места работы, получали ниже минимального размера оплаты труда, а 51 % зарабатывали меньше 20 000 евро в год. В конце концов Эльзе пришлось взять подработку, чтобы не уходить из профессии. «Я даю себе один год на то, чтобы попытаться жить на заработки от журналистики. Буду пробовать совмещать заказы с подработкой на стороне. Если ничего из этого не получится, то придётся сменить профессию», – говорит она.

Будучи в сложном финансовом положении, некоторые редакции, не колеблясь, пользуются отчаянным положением молодых журналистов и прибегают к практике сомнительных приёмов. «Часто редакции просят журналистов объявить себя самозанятым, чтобы не платить им как штатным работникам. Однако это запрещено законом», – негодует Эммануэль Пупар. В отличие от обычных и внештатных журналистов, пользующихся всеми положенными им льготами, у самозанятых нет ни оплачиваемого отпуска, ни страховки по безработице. Согласно данным Национального института статистики и экономических исследований Франции (INSEE), в 2018 году так работало 15 876 человек. «Я говорю себе, что никогда не соглашусь работать в этом статусе, но не исключено, что через четыре-пять месяцев мне придётся взять свои слова обратно, когда ситуация станет ещё хуже», – признаётся Лора (1). Она тоже имела дело с одной недобросовестной редакцией сразу же после получения диплома. Специалист в области цифровых баз данных в журналистике, она предложила одному национальному ежедневному изданию тему, над которой работала в течение нескольких недель. Лору заверили в том, что её труд будет оплачен, но через несколько дней журналистка обнаружила, что статья на ту же тему была написана штатным сотрудником редакции и опубликована без её согласия. «У меня полностью пропала мотивация. Едва приступив к работе, мы сразу же спрашиваем себя, как долго это продлится», – вздыхает она. Перспективы молодых журналистов выглядят довольно мрачно с любой точки зрения. И десятки старших коллег, посвятивших журналистике многие годы, не будут их разубеждать в этом.

(1) Все имена были изменены.

Опубликовано 12/08/2020

На ту же тему

Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно
Нас лечить дорого, поэтому сразу в морг