Передовые отряды борцов с Сovid-19: Ни признательности, ни признания

Вопреки заявлениям правительства, не у всех медиков, работавших во время эпидемии и заразившихся Covid-19, будет признано профессиональное заболевание. Для лиц, трудившихся в других секторах, процедура будет ещё более сложной.
Вопреки заявлениям правительства, не у всех медиков, работавших во время эпидемии и заразившихся Covid-19, будет признано профессиональное заболевание. Для лиц, трудившихся в других секторах, процедура будет ещё более сложной.

Правительство Франции обещало медикам, что заболевание ковидом у них будет автоматически рассматриваться как профессиональное заболевание. Однако похоже, что для большинства из них это обещание останется пустыми словами: в новом проекте закона к профессиональным заболеваниям будет отнесена лишь наиболее тяжёлая форма ковида, требующая кислородной терапии или ставшая причиной смерти. Для работников других отраслей, обеспечивающих жизнедеятельность общества и находившихся во время пандемии в наиболее опасных условиях, процедура признания будет ещё более сложной. Теперь те, кто оказался на переднем крае, чувствуют себя обманутыми.

Вопреки заявлениям правительства, не у всех медиков, работавших во время эпидемии и заразившихся Covid-19, будет признано профессиональное заболевание. Для лиц, трудившихся в других секторах, процедура будет ещё более сложной.

Ещё в конце апреля Оливье Веран заявил, что для медиков инфекция коронавируса будет «автоматически» признана профессиональным заболеванием. Прошло три месяца, но до сих пор не вышел указ, в котором разъяснялся бы порядок присвоения соответствующего статуса. Зато в правительстве находится на рассмотрении документ, позволяющий предположить, что к обещаниям министра здравоохранения, данным на пике пандемии, следует относиться скептически. Как сообщило в начале июля издание Revue fiduciaire, дополнение к списку профессиональных заболеваний касается только «острых поражений дыхательной системы», требующих «кислородной терапии» или «ставших причиной смерти». Иными словами, речь идёт только о самых тяжёлых случаях. Отделение профсоюза Всеобщая конфедерация труда (ВКТ), объединяющее медиков и социальных работников, незамедлительно выразило своё «возмущение» тем, что правительство пошло на попятную. «Эта мера не затронет очень многих работников (в том числе и медиков), которые, избежав тяжёлой патологии, через небольшой промежуток времени столкнулись с осложнениями», – отмечают активисты профсоюза «Рабочая сила», добавляя, что «при составлении списка профессиональных заболеваний нужно как минимум учитывать прогресс в накоплении научных знаний об этой патологии». «В проекте указа не фигурируют различные неврологические формы осложнений», – говорит доктор Жан-Франсуа Сибьян, вице-президент ассоциации врачей, работающих в стационарах, которая помогает семьям медиков, умерших от коронавируса, и добивается придания этой инфекции статуса профессионального заболевания. Наряду с символическим значением, признание Covid-19 профессиональным заболеванием будет иметь и важные финансовые последствия, ведь в этом случае пострадавшие смогут претендовать на пособие. Доктор считает, что правительство должно признать медиков, умерших от коронавируса, погибшими во имя французского народа, а их детям придать статус «воспитанников нации».

Похоже, что в итоге врачи получат не всё, что было обещано ранее, но для работников других отраслей, заразившихся коронавирусом, ситуация складывается ещё менее благоприятно. «В данном случае речь может идти о признании заболевания профессиональным, даже если оно не включено в соответствующий список, а для этого надо доказать, что объём частичной временной нетрудоспособности составил не менее 25 %», – объясняет Жак Фожерон, лидер Andeva (Национальной ассоциации защиты жертв асбеста), которая активно помогает работникам, чьё здоровье пострадало от профессиональной деятельности. «В некоторых случаях бывает непросто доказать наличие прямой значимой связи между работой и заболеванием, то есть подтвердить, что человек мог пострадать только на работе», – говорит адвокат Франсуа Лафорг, защищающий интересы семей двух сотрудников аэропорта «Руасси», умерших от коронавируса.

Сабрина Бумаза – член ВКТ, сотрудница магазина Carrefour, находящегося в городе Стен. Она перенесла Covid-19 ещё в середине марта, но до сих пор ощущает на себе последствия болезни, которые мешают ей вернуться к привычной жизни. «Посмотрев на мои последние снимки, пульмонолог сказал, что следы вирусной инфекции пока сохраняются. Я вынуждена пользоваться Вентолином, хотя до болезни никогда в нём не нуждалась. Болезнь отразилась на состоянии почек. У меня появились проблемы с кожей. И память ухудшилась. Я плохо сплю, потому что каждый раз боюсь не проснуться», – рассказывает эта женщина, которая провела неделю на аппарате ИВЛ, потому что однажды почувствовала приступ удушья и ощутила «схваткообразные боли по всему телу, до самых ног». Она сразу же подала документы на признание своего заболевания следствием профессиональной деятельности и пока ждёт ответа от фонда социальной защиты. Сабрина готова побороться. «Я наняла адвоката. Наш работодатель не принял ситуацию всерьёз. До начала апреля мы работали без масок. И я считаю неправильным то, что нам отказывают в применении упрощённой процедуры для признания заболевания профессиональным. Ведь это мы были на передовой!» – негодует эта женщина. К тому же скорбит из-за смерти своей коллеги, члена ВКТ, сотрудницы магазина Carrefour в Сен-Дени по имени Аиша. Несмотря на осложнения, в конце мая наша собеседница вышла на работу. «Врач хотел разрешить мне работу на неполную ставку, но у нас и без того мизерные зарплаты, так что я не могу позволить себе это», – признаётся она.

Опубликовано 30/07/2020

На ту же тему

Вторая волна Covid-19: два возможных сценария
Брексит и мир в Ирландии
Возмущённые «амиши»
Трамп воюет с Международным уголовным судом