Страсти и метания министра внутренних дел

«Одичание», оправдание насилия… Министр внутренних дел Франции идёт на всё, чтобы обеспечить себе поддержку полиции и привлечь на свою сторону ультраправый электорат.
«Одичание», оправдание насилия… Министр внутренних дел Франции идёт на всё, чтобы обеспечить себе поддержку полиции и привлечь на свою сторону ультраправый электорат.

Новый министр внутренних дел Франции Жеральд Дерманен, с которого до сих пор не сняты обвинения в изнасиловании, отрицает само наличие проблемы полицейского насилия и прибегает к ультраправой риторике. В стране, где проходят многотысячные демонстрации протеста против убийств полицейскими невинных людей при задержании, такие заявления звучат особенно опасно.

«Одичание», оправдание насилия… Министр внутренних дел Франции идёт на всё, чтобы обеспечить себе поддержку полиции и привлечь на свою сторону ультраправый электорат.

Жеральд Дарманен пускается во все тяжкие, показывая себя не с лучшей стороны. И это ещё мягко сказано. Выступая во вторник перед членами Законодательной комиссии Национальной ассамблеи, министр внутренних дел заявил, что «лично у него дух захватывает от возмущения», когда «слышит выражение “полицейское насилие”». Если не считать, что с опровержением сути самого понятия выступали и его предшественник Кристоф Кастанер, и новоиспечённая правозащитница Клер Эдон, оно само по себе возмутительно возмутительно. А ведь Седрик Шувиа, Адам Траоре и Джордж Флойд, ставшие символами борьбы с насилием полицейских, скончались от асфиксии после применения полицейскими удушающего приёма. 

Либо министр сделал такое заявление намеренно, и тогда речь идёт о гнусной провокации, либо он не понимает, что говорит, но от этого ситуация не становится лучше. «Вы только что вышли за рамки приличия. Раньше вы были мне безразличны. Теперь – нет. Мы встретимся с вами в другом месте!.. До скорой встречи.» – отреагировал адвокат семьи Шувиа Арье Алими. Он требует официальных извинений.

На том же заседании Жеральд Дарманен, защищающий полицейских «любой ценой», заявил о «постоянном давлении», которому оказывается подвергаются представители органов правопорядка на местах: «Вместо того чтобы поддерживать полицейских, люди собираются вокруг толпой, максимально приближают к ним смартфоны и начинают снимать их на камеру как в плохом эпизоде сериала «Чёрное зеркало» (Black Mirror)». Смелая аналогия, ведь в научно-фантастическом сериале речь идёт об антидемократических последствиях применения информационных технологий, а не о видеокамерах смартфонов, позволяющих гражданам документально фиксировать возможные злоупотребления полицейскими своими должностными полномочиями.

Интеллекта министру не прибавляет и его стремление приводить более классические цитаты. «Конечно, полиция прибегает к насилию, но только к законному насилию. Это старо как идеи Макса Вебера», – заметил выпускник лилльского Института политических исследований (Sciences-Po Lille), посчитав свою реплику остроумной. И допустил ошибку. Немецкий социолог утверждал как раз противоположное. В своей книге «Политика как призвание и профессия» Вебер пишет: «Государство претендует (с успехом) на монополию легитимного физического насилия за свой собственный счёт. Нет никакого сомнения в том, что насилие не является единственной нормальной функцией государства. Это его специфическое средство». Иначе говоря, насилие государства не является легитимным само по себе, и именно поэтому Макс Вебер задаётся вопросом о том, какая цель позволяет государству быть единственным источником права на насилие.

Обвинения в изнасиловании всё ещё не сняты с Жеральда Дарманена. И он готов на всё, чтобы понравиться профсоюзам полиции, но не останавливается на этом, обращаясь также к ультраправой публике, кумиром для которой является Саркози. Эта часть электората во время выборов представляет собой лакомый кусок для сторонников Макрона. Напечатанная 24 июля в газете Le Figaro («Фигаро») фраза «одичание части общества» есть прямое заимствование из политического словаря ультраправых. Популяризированное среди ультраправых фашиствующих слоёв с лёгкой руки писателя Лорана Обертона, это выражение особенно ценится в профсоюзе Synergie («Синергия»). Этот близкий к правым радикалам профсоюз полицейских только обрадовался тому, что министр разделяет их взгляды.

Также как и депутат от правоцентристской партии Les Republicains («Республиканцы», (LR)) Эрик Чиотти, приветствовавший использование слова «одичание» в зале заседаний Национальной ассамблеи. Зато в лагере тех сторонников Макрона, которые прежде позиционировали себя как левых, царит смятение. Депутат Орельен осудил «ультраправый уклон». Что же касается министра комплексных экологических преобразований Барбары Помпили, то она косвенно предостерегает коллегу: «Я думаю, что сегодня мы являемся правительством, которое служит всем французам, и поэтому нам следует объединять всех французов. Настраивать одних против других – всегда деструктивно».

Будучи протеже Николя Саркози, Жеральд Дарманен применяет уроки, полученные от бывшего главы государства, когда тот ещё возглавлял Министерство внутренних дел с 2005 по 2007 годы. В своих выступлениях он восхваляет правоохранительные органы и ставит во главу угла вопросы общественной безопасности, чтобы обеспечить себе поддержку очень влиятельных профсоюзов, придерживающихся ультраправых взглядов. Судя по всему, особых усилий для этого новому министру прилагать не приходится. Веберу остаётся только переворачиваться в гробу, а фашистам всех мастей – пользоваться случаем и пробиваться к власти.

Опубликовано 30/07/2020

На ту же тему

Вторая волна Covid-19: два возможных сценария
Брексит и мир в Ирландии
Возмущённые «амиши»
Трамп воюет с Международным уголовным судом