Запертые на море больше 8 месяцев

Санитарный кризис привёл к тому, что 400 000 моряков по всему миру оказались в бедственном положении в море или на суше, в тысячах километрах от родных берегов. Поскольку страны одна за другой закрыли свои границы для предотвращения эпидемии, служащие торгового флота и их семьи пребывали в подвешенном состоянии.
Санитарный кризис привёл к тому, что 400 000 моряков по всему миру оказались в бедственном положении в море или на суше, в тысячах километрах от родных берегов. Поскольку страны одна за другой закрыли свои границы для предотвращения эпидемии, служащие торгового флота и их семьи пребывали в подвешенном состоянии.

400 000 моряков оказались заперты в результате санитарного кризиса – половина на море, половина на суше, вдали от родных берегов. Люди, обеспечивающие перевозку 80% мировых грузоперевозок, были лишены статуса выполняющих жизненно необходимые работы. Когда закрылись порты, им пришлось продолжать работу даже после истечения контракта, без уверенности, что их труд будет оплачен. До вмешательства Международной федерации транспортных рабочих их положение оказалось сродни положению рабов на галерах – без зарплаты, без медицинской помощи, без права покинуть корабль.

Санитарный кризис привёл к тому, что 400 000 моряков по всему миру оказались в бедственном положении в море или на суше, в тысячах километрах от родных берегов. Поскольку страны одна за другой закрыли свои границы для предотвращения эпидемии, служащие торгового флота и их семьи пребывали в подвешенном состоянии.

В начале декабря 2019 года молодой моряк Люка (1) поднялся на борт своего корабля, чтобы проплыть свыше 10 000 километров от одного континента до другого. Он рассчитывал вернуться домой в середине марта, но пандемия коронавируса внесла свои коррективы. Границы закрылись, а Люка и его коллеги были обречены на шестимесячное скитание по морям. Срок его договора истёк, но он вынужден был продолжать работу, поскольку судно находилось в эксплуатации. «На борту я понял, что такое профессиональное выгорание, но не прекращал работать, ведь это было всё, что я мог сделать», – рассказывает Люка. Трудиться приходилось в тяжёлых условиях: работодатель не уведомил департамент морских перевозок о том, что контракт уже недействителен, и проигнорировал отказ экипажа продолжать путь через воды, где орудуют пираты. Люка пытался покинуть судно, но оно находилось в нейтральных водах, и посольства принялись перекладывать ответственность друг на друга. Мытарства моряка завершились в последних числах мая, через два месяца после того, как истёк срок действия его договора. Работодатель наконец нашёл приемлемое решение, экипаж сошёл на берег и был отправлен самолётом во Францию. По словам матроса, «Франция должна поддерживать своих граждан, работающих за границей».

С момента появления Covid-19 сотни тысяч человек во всех морях земного шара оказались в таком же положении, как Люка: по данным International Transport Workers Federation (ITF), 200 000 были заблокированы на кораблях и столько же не могли покинуть сушу, чтобы их сменить. В то время как многие страны вводили карантинные ограничения, моряки обеспечивали доставку продуктов, топлива, медицинских средств, но их, в отличие от кассиров и медсестёр, не сочли необходимыми работниками. А между тем им тоже пришлось сильно напрячься: сроки их рейсов были продлены, при высадке их отправляли на карантин, им приходилось на несколько недель задерживаться в чужих странах, не выходя из гостиничных номеров.

Руководитель ассоциации помощи морякам ITF Фабрисио Барселона признаётся, что за 27 лет работы ни разу не сталкивался с подобным кризисом. Первой проблемой стало закрытие границ: «Мы собирали информацию об этом, где могли, и случалось, что буквально за час до прибытия в порт моряков предупреждали о невозможности сойти на берег. Мы получали тысячи обращений от моряков и их близких с просьбой о помощи, люди просто не знали, у кого искать поддержки». Луиза (1), руководитель департамента морских перевозок в ассоциации European Transport Workers Federation, одном из подразделений ITF, тоже стала свидетельницей хаоса и неопределённости, с которыми столкнулись моряки в разгар санитарного кризиса: запрет сходить с корабля, отказ в выплате зарплат и социальной защите. «Справляться с этим было нелегко, потому что проблемы зависят от требований отдельных стран и компаний», – рассказывает она. На судах складывалась непростая ситуация: моряки лишены свободы перемещения, объём медицинской помощи ограничен. «Некоторые работники страдают болезнями, которые невозможно лечить на борту, такие как тяжёлые травмы, инфекционные, онкологические заболевания и т. п.», – отмечает Фабрисио. Психика моряков тоже подверглась серьёзному испытанию изоляцией и накопившейся усталостью. На кораблях зарегистрировано как минимум двенадцать случаев суицида, но в ITF уверены, что по прошествии кризиса эта цифра изменится.

Для Люка ситуация благополучно разрешилась, но для остальных она продолжает оставаться неопределённой для «800-1 000 французских моряков, которые всё ещё не могут покинуть корабль», как утверждает Жан-Филипп Шатей, генеральный секретарь федерации офицеров торгового флота в составе ВКТ. Находясь в изоляции в море или на суше, французские моряки получают зарплату, однако ITF пришлось вмешаться для того, чтобы заставить и другие компании вспомнить о выплатах своим сотрудникам.

Пытаясь адаптироваться к непростым условиям, тринадцать государств (Дания, Франция, Германия, Греция, Индонезия, Голландия, Норвегия, Филиппины, Саудовская Аравия, Сингапур, Великобритания, Объединённые Арабские Эмираты и США) подписали 9 июля так называемый Crew Change Pact, который позволит экипажам сходить на берег и возвращаться на корабль, несмотря на особую ситуацию. Об этом на протяжении нескольких месяцев просили Международная морская организация и Международная организация труда, добиваясь признания моряков работниками, чья деятельность необходима в особых условиях. Этот документ облегчит получение виз, замену экипажей и избавит моряков от прохождения карантина. Руководство международных организаций выразило сожаление в связи с тем, что лишь немногие страны одобрили соглашение. «Это мало чем поможет, ведь если предусмотрена высадка в Гонконге, а тот недавно закрыл свой порт, то моряки вновь будут заблокированы», – объясняет Жан-Филипп Шатей. Без объединения усилий на международном уровне моряки, которые обеспечивают 80 % всех мировых грузовых перевозок, не смогут рассчитывать на строгое соблюдение своих трудовых договоров.

Несмотря на подписание соглашения, моряков продолжают преследовать проблемы: те, кто оказался заблокирован в море в первом квартале 2020 года, имели визы, но не могли войти в закрытые порты; те, кто сейчас должен прийти им на смену, сталкиваются с трудностями при получении виз, без которых путь на борт закрыт. Необходимость найти решение становится всё более насущной, так как многие страны готовятся ко второй волне эпидемии и закрывают некоторые из своих портов. «В дальнейшем такая ситуация может привести к невозможности реализовывать те или иные сделки, а значит, возникнет дефицит», – беспокоится Луиза, которая ждёт от властей решительных шагов в этом направлении. Она опасается, что статус «работников предприятий, чья деятельность необходима», лишит моряков права на забастовку, как это уже произошло с сотрудниками охранных структур и медиками.

Как же следует поступить морякам, которые провели слишком много времени в ловушке, прежде чем эта история для них закончилась? С правовой точки зрения Луиза не видит никаких перспектив: «Всё это очень сложно, потому что участие в судебном процессе требует больших затрат, а правовые нормативы зависят от гражданства моряков, от компании-работодателя, от флага, под которым ходит судно и т. п.» «Я понимаю, они принимают такие решения, чтобы защитить свой народ», – говорит Фабрисио. А может быть, пора решиться на забастовку, как предлагает ITF, головная организация ETF? В самом деле, генеральный секретарь ITF Стефан Коттон призвал провести такую акцию в ответ на увеличение продолжительности морских рейсов. ВКТ утверждает, что поддержит это предложение, если не будут приняты конкретные меры. «Для строптивых моряков последствия могут быть ужасными», – считает Луиза.

Люка готов на многое, только бы знать, что подобные выступления что-то изменят, и с моряками перестанут обращаться «как с рабами». Он ещё не решил, что делать дальше: «Думаю, что продолжу работать, но пока точно не знаю, так как ещё не оправился от шока». Молодой человек надеется, что власти Франции и морские ведомства вспомнят о своей ответственности за моряков: «Моё дело – то, что происходит на борту, их дело – то, что на суше. Хотя бы так».

  1. Имена изменены.

Опубликовано 23/07/2020

На ту же тему

Передовые отряды борцов с Сovid-19: Ни признательности,...
Кремниевая долина – блеск и нищета стартапов....
Ален Шуэ: «Мы знали, что члены королевской...
Трамп и гипотеза об очередном «антиамериканском заговоре»