«В 1953 г. в Париже в демонстрантов стреляли, потому что они были алжирцами»

По мнению историка Алена Рюсио, массовая расправа 14 июля 1953 года, в результате которой в Париже на площади Насьон погибло 7 сторонников независимости Алжира, является преступлением, совершённым полицейскими на почве расизма. Давайте вспомним эту страницу истории колониализма, о которой многие годы предпочитали не говорить.
По мнению историка Алена Рюсио, массовая расправа 14 июля 1953 года, в результате которой в Париже на площади Насьон погибло 7 сторонников независимости Алжира, является преступлением, совершённым полицейскими на почве расизма. Давайте вспомним эту страницу истории колониализма, о которой многие годы предпочитали не говорить.

14 июля произошло не только взятие Бастилии, но и массовые демонстрации, проходившие в этот день в разные годы. В 1953 году такая демонстрация окончилась трагически: полиция открыла огонь по колонне, убив семь человек, большинство из которых было алжирцами. 

По мнению историка Алена Рюсио, массовая расправа 14 июля 1953 года, в результате которой в Париже на площади Насьон погибло 7 сторонников независимости Алжира, является преступлением, совершённым полицейскими на почве расизма. Давайте вспомним эту страницу истории колониализма, о которой многие годы предпочитали не говорить.

Роза Муссауи: Кем были демонстранты, принимавшие участие в событиях 14 июля 1953 года?

Ален Рюсио: Со времён Народного фронта, за исключением периода, когда Франция была оккупирована фашистами, профсоюзы, а точнее Всеобщая конфедерация труда (ВКТ), каждое 14 июля организовывали народное шествие по принципу первомайских демонстраций. По сложившейся традиции и по согласованию с организаторами алжирские патриоты принимали участие в шествии в колонне «Движение за торжество демократических свобод» (Mouvement pour le triomphe des libertés démocratiques – MTLD). Они шли слаженной колонной в центре демонстрации, неся портреты Ахмеда Мессали Хаджа (алжирский политик, выступавший за независимость с 1927 года) и транспаранты с лозунгами за независимость. Полицейские очень часто набрасывались на участников демонстрации, вырывали у них транспаранты, однако серьёзных инцидентов до сих пор не было. В 1953 году события резко изменились в худшую сторону: нападки полицейских на демонстрантов перешли в стычки, и парижская полиция стала стрелять по толпе, ранив несколько десятков человек и убив шесть алжирцев и одного француза (Абделькадер Драри, Мухуб Иллуль, Морис Люро, Амар Таджади, Ларби Дауи, Тахар Маджен и Абдалла Баша). Они погибли от огнестрельных ран – то есть речь идёт об умышленном преступлении, которое можно квалифицировать как расистское, так как в этих демонстрантов целились, потому что они были алжирцами и сторонниками независимости. На площади Насьон остались сотни гильз – судя по всему, это была массовая стрельба, ответственность за которую лежит на министре внутренних дел того времени Леоне Мартино-Депла.

Р.М.: Этот трагический эпизод произошёл в контексте крайне агрессивного наступления на рабочее движение. Годом ранее демонстрация, организованная коммунистами против войны в Корее, и приезд 28 мая 1952 года в Париж американского генерала Мэтью Риджуэя, тоже привели к кровавым столкновения

А. Р.: Вы совершенно правы. Это был период сильного напряжения, во время которого полицейские прибегали к использованию самых жестоких способов подавления очагов сопротивления. К тому же, во время той демонстрации 28 мая 1952 года уже был первый погибший от огнестрельного оружия полицейских. Это также был алжирец – житель парижского пригорода Обервилье Хосин Белаид. Но важно отметить, что 14 июля 1953 года в тих демонстрантов и политических активистов целились именно потому, что они были алжирцами.

Р.М.: Почему об этих убитых демонстрантах многие годы старались не вспоминать?

А. Р.: Вопреки широко распространённым представлениям, сразу же после массовой расправы, по инициативе ВКТ поднялась очень мощная волна протеста. В Париже в районе Зимнего цирка при поддержке коммунистов с участием Колетт Жансон и многих представителей общественности, от редакции «Христианского свидетельства» до коллектива Жиля Мартине из журнала «France Observateur», прошёл митинг, собравший несколько тысяч людей. Затем, на улице Жан-Пьера Тембо, возле 94-го дома, ВКТ организовала крупную процессию и молчаливое шествие во время похорон убитых алжирцев перед отправкой гробов с их телами к родным. Но об этих событиях действительно очень быстро забыли. Я думаю, что произошло это из-за войны в Алжире: во время вооружённого конфликта у многих французов возросла враждебность к алжирцам – к ним стали относиться более настороженно. Поэтому никаких памятных мероприятий не проводилось. К тому же в следующем году министр внутренних дел, которым был тогда Франсуа Миттеран, запретил демонстрацию по этому поводу. После стихийных событий 14 июля 1953 года продолжения не последовало. О массовой расправе постарались надолго забыть.

Р.М.: Фильм и книга Даниэля Купферштейна «Пули 14 июля 1953 года» сыграли решающую роль в возвращении к этой трагической странице колониальной истории. В чём заключается смысл проведения памятной церемонии 14 июля этого года?

А. Р.: Даниэль Купферштейн сделал замечательную работу. Ранее историк Аниса Буайе уже обращалась к этим событиям – в 1980 году в своей диссертации, посвящённой роли ВКТ в алжирской войне. Я тоже упоминал их в 2002 году в коллективной монографии, посвящённой другим событиям, имевшим место 17 октября 1961 года. В этом году памятная церемония в связи с годовщиной кровавой расправы представляет возможность её переосмысления в современном контексте. Протесты, спровоцированные убийством Джорджа Флойда в США, охватили и Францию. Антиколониально настроенные историки буквально впадают в ярость, когда слышат регулярные заявления полиции о том, что она всегда разделяла республиканские идеи и всегда защищала общечеловеческие ценности. Не будем вдаваться в разбирательство насчёт действий полиции, но и не будем забывать о том, что среди полицейских, стрелявших в алжирцев 14 июля 1953 года, были те, кто за одиннадцать лет до этого участвовал в облаве «Вель д’Ив» и массовых арестах евреев. Именно поэтому очень хочется возразить всем тем, кто рассказывает нам сейчас о полиции, которой всегда были чужды расистские взгляды, и о том, что речь идёт всего лишь о нескольких паршивых овцах среди добросовестных полицейских. Конечно, не все полицейские – расисты. Но всё же не будет лишним напомнить о некоторых вещах тем, кто намеренно умалчивает об этой истории.

Опубликовано 13/07/2020

На ту же тему

Клиника Систерона снова будет открыта ночью
«Жёлтые жилеты»: борьба ещё актуальна
В ФРГ борцы с коронавирусом требуют своего
Дополнительные парламентские выборы: полный крах партии власти