План восстановления ЕС и двойная игра Меркель

Берлин, который в среду принял председательство в Европейском Союзе, признал необходимость солидарности с государствами, сильнее всего пострадавшими от кризиса. Но всё это лишь для того, чтобы в очередной раз защитить ордолиберальные ценности, от которых следовало бы отказаться как можно быстрее.
Берлин, который в среду принял председательство в Европейском Союзе, признал необходимость солидарности с государствами, сильнее всего пострадавшими от кризиса. Но всё это лишь для того, чтобы в очередной раз защитить ордолиберальные ценности, от которых следовало бы отказаться как можно быстрее.

С 1 июля председательство в Евросоюзе на следующие полгода переходит к ФРГ. Руководство выходом Европы из санитарного и экономического кризиса будет осуществлять Ангела Меркель. Заинтересованность крупного германского капитала в сохранении ЕС заставляет её несколько отступить от догм ордолиберализма (германская версия неолиберализма) и признать необходимость выделения как минимум трети из 750 млрд евро, которые получит Евросоюз на выход из кризиса, в качестве безвозмездных дотаций наиболее пострадавшим странам. Однако к получателям выдвигается условие соблюдение прежнего ордолиберального курса.

Берлин, который в среду принял председательство в Европейском Союзе, признал необходимость солидарности с государствами, сильнее всего пострадавшими от кризиса. Но всё это лишь для того, чтобы в очередной раз защитить ордолиберальные ценности, от которых следовало бы отказаться как можно быстрее.

1 июля ФРГ начала председательство в Европейском Союзе. В ближайшие полгода ей предстоит возглавлять Европу, переживающую пандемический и экономический кризисы, которые свидетельствуют о необходимости европейской солидарности. Масштаб потрясения и уровень поставленной задачи вынудил Ангелу Меркель отступить от привычного жёсткого курса, и этот шаг не остался незамеченным. Проявилось это во франко-германском плане восстановления экономики ЕС. Согласно этому документу, третья часть от 750 миллиардов евро, которые получит Евросоюз, будет передана в виде бюджетных дотаций тем государствам в его составе, на которые пришёлся самый тяжёлый удар эпидемии. «Для стран, и без того погрязших в долгах, безвозмездная помощь полезнее, чем дополнительные займы», – заявила фрау канцлер (1).

«Корректировки» и вправду выглядят впечатляюще, если вспомнить жёсткий курс ортодоксального ордолиберализма, которого придерживались сменявшие друг друга правительства ФРГ в составе правящей коалиции. Однако идея смягчения вызвала упорное сопротивление так называемых «умеренных» стран (Австрия, Нидерланды, Дания и Швеция), не отступающих от своей линии, в основе которой лежит увеличение долговой нагрузки на государства, получающие в той или иной форме «поддержку» от Евросоюза. Всё это заставляет усомниться в том, что на саммите ЕС, который должен состояться «в очном формате» 17 и 18 июля, удастся достичь согласия по данному вопросу.

Сделанную Германией уступку в пользу европейской солидарности не стоит рассматривать как признак «прорыва» или «революции в Европе», какой её хотели бы видеть многие французские аналитики. Предложенные меры носят временный характер, и Олаф Шольц (СДПГ), министр финансов в правительстве Меркель, уже высказался за «скорейшее возвращение к обычному формату договорённостей». Что же касается «дотаций», предоставляемых самым пострадавшим странам-членам ЕС, то во франко-германском проекте, одобренном 18 мая, сказано, что выделение средств должно сопровождаться соответствующими «реформами». Иными словами, для того, чтобы претендовать на «поддержку», надо будет и дальше соблюдать ордолиберальные стандарты, как это делали последнее десятилетие страны, затронутые так называемым кризисом суверенного долга, желая получить кредиты от Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ).

Крупные немецкие экспортёры понимают, что распад ЕС будет иметь для них катастрофические последствия. «Германия заинтересована в том, чтобы Евросоюз устоял», – подчеркнула Ангела Меркель. В более широком смысле на международном уровне обострение торговой войны с использованием всевозможных таможенных барьеров грозит обернуться большими проблемами для экспортёров по ту сторону Рейна. Поэтому Берлин уже заявил о своей готовности возобновить работу в рамках договоров о свободной торговле, обсуждавшихся в ЕС, и провести переговоры для заключения новых контрактов.

Канцлер ФРГ вынуждена проявлять осторожность, защищая своё видение солидарности ввиду норм, принятых в ЕС. Ведь даже в её стране эта позиция не получила единодушного одобрения. О чём свидетельствует решение Конституционного суда в Карлсруэ от 5 мая 2020 года, осудившего программу массового выкупа государственных задолженностей, запущенную с марта Европейским центральным банком (ЕЦБ). Это грозит развалом еврозоны.

Ультраправая партия «Альтернатива для Германии», членам которой хорошо известно о том, что происходит в поддерживающих канцлера христианско-демократических партиях (ХДС и ХСС), не скрывает своего враждебного отношения к малейшим поползновениям в сторону солидарности на уровне ЕС. Все они смогли укрепить свои позиции на политической арене и сделали это без особых усилий простым путём: ведь и те, и другие одинаково придерживаются валютной или (и) бюджетной ордолиберальной «модели».

Жест Ангелы Меркель в сторону «солидарности» подчеркнул серьёзность той угрозы, которую представляет собой ужасный призрак национал-либерализма, преследующий как ФРГ, так и другие страны Европы. Однако нельзя не отметить его положительный эффект: он сделал как никогда очевидной потребность в нестандартных радикальных мерах, направленных на преодоление санитарно-экономического кризиса.

Профсоюзы Франции и Германии не остались в стороне, подготовив совместное заявление (2) сразу после того, как был обнародован план восстановления экономики, разработанный двумя странами. Они требуют «создать наконец социальную Европу». В этом ключе более амбициозные инициативы приобретают новое звучание и становятся ещё актуальнее. Так, почти везде в ЕС назрела необходимость увеличить финансирование государственных организаций, в том числе учреждений здравоохранения, имеющих ключевое значение, но нередко страдающих от невнимания, а порой и подвергающихся уничтожению. Экономисты из ФКП, давно озвучившие это предложение, отмечают, что начать действовать на принципах солидарности можно уже сейчас, «создав специальный европейский фонд, который финансировался бы за счёт денежной эмиссии ЕЦБ». Этот банк мог бы давать кредиты на реализацию проектов, жизненно необходимых европейцам, по нулевой, а, возможно, и по отрицательной ставке.

(1) – Интервью опубликовано в газете Le Monde 29 июня этого года.

(2) – Заявление под названием «Европа, которая нам нужна».

Опубликовано 02/07/2020

На ту же тему

От налогов уклоняются даже в налоговых оазисах
Рост риска банкротств и увольнений
Nokia: увольнения – выгодный бизнес
Можно ли рассчитывать на 20 миллиардов долевых...