Стрельба из пушки по воробьям

При задержании Фариды К., участницы проходившей в Париже 16 июня манифестации медицинских работников, были использованы грубые силовые приёмы. Надеясь стереть из памяти впечатления от этого жестокого ареста, медсестра хочет на несколько дней уехать за город, но перед отъездом она согласилась рассказать нам о том, что ей пришлось пережить.
При задержании Фариды К., участницы проходившей в Париже 16 июня манифестации медицинских работников, были использованы грубые силовые приёмы. Надеясь стереть из памяти впечатления от этого жестокого ареста, медсестра хочет на несколько дней уехать за город, но перед отъездом она согласилась рассказать нам о том, что ей пришлось пережить.

Фарида, 52-х летняя медсестра, оказалась в точке пересечения двух проблем: борьбы за уважение к труду медиков и противостояния полицейскому насилию. 16 июня она вышла на парижскую демонстрацию протеста медицинских работников против недопустимых условий труда во время пандемии. Здесь она подверглась жестокому и унизительному избиению со стороны полиции. Теперь ей грозит судебное преследование, а нанесённая психическая травма до сих пор отзывается паническими атаками.

Перед вынужденным отдыхом Фарида согласилась поведать «Юманите» о том, как это было.

При задержании Фариды К., участницы проходившей в Париже 16 июня манифестации медицинских работников, были использованы грубые силовые приёмы. Надеясь стереть из памяти впечатления от этого жестокого ареста, медсестра хочет на несколько дней уехать за город, но перед отъездом она согласилась рассказать нам о том, что ей пришлось пережить.

Ровно десять дней тому назад Фариде казалось, что настал её смертный час. «Почувствовав, что полицейский коленом прижал мою голову к земле, навалившись сверху всем своим весом, я сказала самой себе: «Ну всё, голубушка, это конец». Я сразу вспомнила о Седрике Шувиа, Джордже Флойде… Я подумала, что теперь пришла моя очередь. Вся жизнь пронеслась перед глазами. Я вспоминала о маме, о сёстрах, которые остались в Алжире, о своих детях, с которыми я так и не попрощалась», – со слезами на глазах рассказывает 52-летняя медсестра, видеокадры жестокого задержания которой, снятые на месте событий, облетели весь мир. «Я каждый раз вздрагиваю, когда вспоминаю этот кошмар, – извиняющимся голосом говорит она, повторяя. – Я так испугалась, так испугалась…» Внешне сейчас Фарида держится спокойно, видны только несколько синяков на теле, едва заметный след от ранения в верхней части лица и запёкшаяся корка на локте. Но грубые приёмы, использованные при аресте, и последовавшее за ним содержание под стражей наложили тяжёлый отпечаток на душевное состояние женщины. Эти события изменили её жизнь. «Я – сильная женщина, одна воспитала двоих взрослых детей, – говорит Фарида.- И сейчас мне очень некомфортно от того, что они вынуждены меня поддерживать. Хочу, чтобы всё вернулось на свои места!»

Но молчанием делу не поможешь. Фарида решила рассказать нам свою версию случившегося, поскольку понимает, что оказалась в точке пересечения двух крупных проблем: борьба за уважение к труду медиков, ко всей государственной системе здравоохранения, и противостояние полицейской агрессии. За несколько дней до того, как отправиться на манифестацию вместе с своими коллегами из больницы Поль Брусс в Вильжюифе, Фарида участвовала в проходившей на площади Республики акции, организованной комитетом памяти Адама Траоре и антирасистскими ассоциациями. «Я не считаю себя общественной активисткой, но принимаю участие во всех подобных мероприятиях. И я всё больше сомневаюсь в том, что власть вообще способна услышать наши требования. Стоит мне выйти на улицу, чтобы выразить обоснованное возмущение происходящим, как я получаю волну презрения в свой адрес и слезоточивый газ в лицо. Я сыта этим по горло», – с горечью говорит Фарида. По её словам, она была совершенно обескуражена финалом демонстрации, устроенной медиками в тот злосчастный день, 16 июня: «Всё было спокойно, но в какой-то момент начали распылять слезоточивый газ. Со стороны полицейских это выглядело так, словно они дали свисток к окончанию большой перемены в школе и сказали нам: «Ну что ж, девочки (86 % моих коллег составляют женщины), повеселились, а теперь пора возвращаться домой. Готовьте ужин!» В этот момент я почувствовала, что во мне нарастает внутренний протест, и решила уйти».

Направляясь к станции метро, чтобы вернуться домой, в Иври, Фарида вдруг обнаружила, что она со всех сторон окружена. «Я подошла к заградительному кордону, – рассказывает женщина. – Сняла с себя белый халат и бросила его под ноги полицейским, попросив выпустить меня, но получила категорический отказ. Я разнервничалась, подняла с земли свою рабочую одежду и присоединилась к группе из двух десятков человек, которые так же, как и я оказались в окружении. Вот тогда я собрала с земли мелкие камушки и бросила их в сторону полицейских в касках и со щитами, которые стеной стояли напротив нас, а заодно показала в их сторону неприличный жест средним пальцем». Фарида не ожидала, что это обернётся столь серьёзными последствиями. «Они палили из пушки по воробьям», – полагает женщина, которая в тот момент ощущала себя затравленным зверем.

«Они набросились на меня, опрокинули на землю и потащили за волосы. Мне в рот попала грязь. От ужаса я даже не чувствовала боли. Я думала только о том, чтобы не задохнуться, поэтому постоянно просила, чтобы мне разрешили воспользоваться Вентолином», – вспоминает женщина. От этих бесконечных минут, в течение которых полицейские грубо хватали Фариду, пытаясь надеть на неё наручники, у неё осталось одно яркое воспоминание: «Это были глаза мужчины, который пристально смотрел на меня. Я видела их в просвете между окружившими меня полицейскими. Его взгляд был словно ниточка, которая связывала меня с человечеством, хотя со мной обращались как с животным». Надев на медсестру наручники, стражи порядка повели её пешком, или, скорее, почти бегом, в полицейский комиссариат 7-го округа, расположенный в нескольких десятках метров от места задержания. «Тут меня охватила паника. Я же не знала, куда они меня ведут. Я подумала, что если уж они вели себя таким образом на глазах у всех, то оставшись со мной один на один, они меня просто убьют», – признаётся эта женщина, мать семейства, которая ранее никогда не имела дела с полицией.

К счастью, самого страшного не случилось, но Фариде очень тяжело дались те несколько часов, что она провела сначала в комиссариате 7-го, а потом 1-го округа, куда её перевели ночью. Это было унизительно: «Я восемь часов просидела на скамейке в наручниках. Я думала о своих детях, представляла, как они встревожены…» В эти несколько часов, проведённых в камере, Фариде очень помог опыт занятий йогой. «Я пыталась взглянуть на ситуацию со стороны, говорила себе, что жива и обязательно выйду отсюда, что заболеть раком, например, было бы гораздо страшнее», – вспоминает наша собеседница, которая на своей работе каждый день сталкивается с тяжело больными.

Фарида трудится в гериатрическом отделении больницы, пациенты которой, по её словам, на пике эпидемии Covid-19 стали умирать чаще. Она сама переболела коронавирусом в лёгкой форме, не уходя на больничный. Во время санитарного кризиса многие медики проявили такое же мужество. «Солидарность, которая была свойственна нам всегда, за время борьбы с вирусом окрепла. Ведь только мы могли немного скрасить последние дни жизни пациентов. Так что мы не считали, сколько часов отработано, а просто делали своё дело», – объясняет Фарида. Её взгляд теплеет, когда она упоминает о своей работе.

Наша собеседница давно трудится в системе государственного здравоохранения и парижских больниц (AP-HP). Она начинала с работы нянечки по уходу за новорождёнными, потом получила профессиональное образование, стала медсестрой, а сейчас занимает должность старшей медсестры. «Сегодня пройти такой карьерный путь невозможно, так как люди не могут оставить работу, чтобы пойти учиться – их некому заменить», – с сожалением говорит Фарида, которая настроена продолжать борьбу против намеренного развала государственной системы медицинской помощи в стационарах. «Я выйду на манифестацию в белом халате с пятнами крови и грязи. Это очень точный символ отношения к больницам и к медикам», – обещает женщина, на глазах которой условия труда в государственных больницах последние двадцать лет постоянно ухудшаются.

И хотя в целом картина выглядит не радужно, сегодня Фариде согревают душу поддержка и благодарность коллег и руководства. «Главный врач больницы позвонил мне и сказал, что, когда я подам документы на конкурс, единственными критериями будут моя компетентность и преданность делу», – с облегчением улыбается медсестра, которая до недавних пор опасалась, что случившееся обернётся для неё проблемами на работе. Она спокойно ждёт назначенного на 25 сентября судебного разбирательства по фактам «нанесения оскорблений» и «агрессии, не приведшей к прекращению исполнения профессиональных обязанностей» в отношении лица, облечённого властью. «Я им скажу, что если целый кордон полицейских в полной экипировке боится камня, брошенного женщиной ростом 1,55 м, то мне страшно за свою страну», – говорит Фарида. Она подала встречный иск о несоразмерном использовании силы.

Опубликовано 26/06/2020

На ту же тему

«Мужской клуб» Кремниевой долины
Оппозиция оспаривает результаты выборов
Народное недовольство пошатнуло власть
Ненадлежащие условия проживания как нарушения прав жильцов