Обещания вернуть производство во Францию уже забыты

Вопреки заявлениям Эммануэля Макрона, крупные компании продолжают выводить свои производственные мощности за пределы страны и закрывать предприятия, что не мешает им получать поддержку из бюджета без выполнения каких-либо социальных обязательств и даже пользоваться благосклонностью властей.
Вопреки заявлениям Эммануэля Макрона, крупные компании продолжают выводить свои производственные мощности за пределы страны и закрывать предприятия, что не мешает им получать поддержку из бюджета без выполнения каких-либо социальных обязательств и даже пользоваться благосклонностью властей.

Пандемия внесла коррективы в риторику Макрона. Теперь он регулярно говорит о суверенитете, планировании, обещает вернуть в страну производство. Однако в реальности власть проводит всё тот же неолиберальный курс: корпорации берут у государства деньги и продолжают выносить мощности и рабочие места – не только в Азию и Восточную Европу, но и, например, в Финляндию.

Даже там, где правительство рапортует об успехе, ситуация в ближайшем приближении выглядит далеко не так радужно: так, фармацевтический гигант Sanofi объявил о создании во Франции новой лаборатории, что даст стране 200 рабочих мест – менее 10% от сокращённых этой же компанией только за пять лет с 2013 по 2018 год. На это будут направлены инвестиции в размере чуть более полутора процентов от бюджета компании, выделяемого на научно-технические разработки.

Вопреки заявлениям Эммануэля Макрона, крупные компании продолжают выводить свои производственные мощности за пределы страны и закрывать предприятия, что не мешает им получать поддержку из бюджета без выполнения каких-либо социальных обязательств и даже пользоваться благосклонностью властей.

«Суверенитет» и «планирование». За последние три месяца Эммануэль Макрон произносил эти слова чаще, чем за всю предыдущую политическую карьеру. Если раньше эти понятия были совершенно чужды его лексикону, то сейчас они постоянно звучат в его риторике, перемежаясь с лирическими отступлениями, что свидетельствует о своеобразной вербальной революции: столкнувшись с кризисом, убеждённый апологет свободной торговли превратился в рьяного защитника «французского производителя». 31 марта, в разгар пандемии, Эммануэль Макрон объявил о своём стремлении восстановить «национальный суверенитет» в сфере здравоохранения. А 16 июня он перед камерами высказал одобрение новым обязательствам, взятым компанией Sanofi, которая, по информации из Елисейского дворца, готова инвестировать во Франции «610 миллионов евро в разработку и производство вакцин». «Covid-19 не отнял у нас ни волю, ни знания. (…) Сердце компании Sanofi бьётся во Франции», – заявил генеральный директор холдинга Пол Хадсон.

Однако действительность выглядит далеко не так радужно. Руководство Sanofi сообщило о своей готовности вложить 120 миллионов евро в создание центра научно-практических разработок в городе Марси-л’Этуаль (департамент Рона). Кроме того, планируется направить 490 миллионов евро на строительство и оснащение по последнему слову техники лаборатории по производству вакцин в городе Нёвиль-сюр-Сон (департамент Рона), при этом будет создано 200 рабочих мест. На эти цифры следует обратить внимание. Конечно, никто не станет возражать против появления новых рабочих мест, тем более в столь непростой период. Но это будет сделано благодаря использованию в краткосрочной перспективе 200 миллионов евро бюджетных средств, предназначенных для первоначального финансирования подобных производственных объектов.

Пожалуй, обещания вернуть производство во Францию выглядят не очень убедительно на фоне социальных процессов, происходящих в последнее время: за период с 2013 по 2018 годы компания Sanofi сократила на своих объектах во Франции около 2 100 рабочих мест, несмотря на многочисленные льготы (налоговые вычеты на научные исследования, поддержку конкурентоспособности и занятости и т. п.). Инвестиции рассчитаны на пять лет, а это означает, что предполагается тратить всего по сто миллионов в год, что эквивалентно 1,6 % годового бюджета компании, направляемого на научно-практические разработки (около 6 миллиардов евро)!

«В сущности, суммы, о которых идёт речь, очень невелики, – подтверждает эксперт экономист Натали Кутине. – За десять лет фармацевтическая отрасль Франции лишилась 10 000 рабочих мест и теперь занимает четвёртое место в Европе, уступая Италии. 600 миллионов евро не помогут нам вновь обрести независимость в санитарной сфере!» Она рассматривает сделанные заявления в современном контексте: «Если инвестиции свидетельствуют о начале стратегических перемен, это очень хорошо. Но здесь нельзя не заметить и элемент политической рекламы. Многие люди испытали шок от известия о том, что Sanofi намерена в приоритетном порядке «зарезервировать» за США потенциальную вакцину от коронавируса. Шумиха вокруг инвестиций во Франции направлена на то, чтобы подправить свой имидж в глазах общественности…»

Тьерри Боден, представитель профсоюза ВКТ в компании Sanofi, опасается косвенных отрицательных последствий, которыми чревато открытие завода в Нёвиле: «В его корпусах, которые легко адаптировать под разное производство, можно будет выпускать множество вакцин. В принципе, это очень хорошо, но не станет ли новое технологичное предприятие конкурентом завода в Марси… Тем более что в ближайшие годы на объекте в Марси будет прекращено производство некоторых вакцин (например, от полиомиелита, бешенства и т.п.). Не исключено, что новые рабочие места в Нёвиле будут созданы фактически взамен тех, которые планируется сократить в Марси!»

С началом пандемии идея о необходимости возвращать производственные мощности во Францию приобрела популярность. Однако у производителей на местах по-прежнему преобладают привычные подходы. И это касается не только здравоохранения. Финская телекоммуникационная корпорация Nokia недавно сообщила о намерении упразднить 1 233 рабочих места в компании Alcatel-Lucent – своей дочерней структуре во Франции. Это уже четвёртое сокращение после того, как в 2015 году она приобрела французское предприятие, и каждый раз цель подобных действий состоит в выводе производственных мощностей за рубеж. «Сокращение коснётся главным образом тех, кто занимается научно-практическими разработками, – подчёркивает член профсоюза административных работников CFE-CGC в компании Alcatel-Lucent Фредерик Осда. – Руководство перечислило страны, в которые будет переведена часть французских активов. Это – Польша, Финляндия, Индия. И Covid в данном случае всего лишь предлог. Nokia приобрела Alcatel-Lucent только для того, чтобы завоевать американский рынок, на котором у нас были сильные позиции, и теперь избавляется от того, что стало ей не нужным. Что же касается аргумента о финансовых потерях, то он не выдерживает никакой критики. С момента покупки французской компании Nokia выплатила своим акционерам 2 миллиарда евро, для чего даже влезла в долги!» Французское правительство было вынуждено отреагировать на очередное сокращение, но ограничилось только тем, что призвало финского производителя «существенно доработать» план кампании, не добавив к этому никаких пояснений.

В некоторых случаях правительство не довольствуется ролью наблюдателя за процессом деиндустриализации, а поддерживает его миллиардными вложениями. Компания Renault получит гарантированный государством кредит на 5 миллиардов евро, что не помешает ей сократить число своих сотрудников. И вновь самый тяжёлый удар придётся на подразделения, занимающиеся научными разработками: треть из 4 600 рабочих мест, упраздняемых во Франции, приходится на инженеров. Утечка мозгов, начавшаяся много лет тому назад, сегодня ускоряется параллельно развитию техноцентров в Индии и Румынии. Проблема состоит даже не в том, что французский производитель принимает на работу людей из развивающихся стран, а в том, что проигравшими в такой конкурентной борьбе заведомо оказываются работники… И всё это происходит с благословения государства. «На самом деле все предлагаемые сегодня планы восстановления экономики подчинены той же самой логике, – уверен экономист Габриэль Кольти, специалист по промышленному производству. – Государство даёт компаниям деньги, предоставляя им право самостоятельно принимать решения и формировать свой бюджет. Разработка промышленной политики доверена руководству предприятий, а они выставляют свои условия. Medef выражает готовность вернуть мощности во Францию, но лишь при условии, что государство снизит налоги на производителей (налог на оборотный капитал, НДС и т. п.), которые сейчас якобы «непомерно высоки». Это настоящий торг вокруг налогов. Работодатели в очередной раз надеются воспользоваться кризисной ситуацией».

Опубликовано 24/06/2020

На ту же тему

План восстановления ЕС и двойная игра Меркель
Стратегия SANOFI: 4 миллиарда евро на дивиденды...
Обещания вернуть производство во Францию уже забыты
План восстановления экономики после COVID-19: Европейская солидарность...