16 июня – день всеобщей акции в поддержку больниц

Профсоюзные активисты, профессиональные сообщества и обычные граждане по всей Франции вышли на манифестации в поддержку больниц и признания прав работников здравоохранения, стоящих на передовой в борьбе с Covid-19. Дадим слово этим людям.
Профсоюзные активисты, профессиональные сообщества и обычные граждане по всей Франции вышли на манифестации в поддержку больниц и признания прав работников здравоохранения, стоящих на передовой в борьбе с Covid-19. Дадим слово этим людям.

Пандемия идёт на спад, и общественная жизнь размораживается. Борьба с Covid-19 показала, что власти не сделали выводов из катастрофы. Больницы и медработники по-прежнему сокращаются, их интересы по-прежнему игнорируются в угоду крупному бизнесу, а слова благодарности за самопожертвование оказались пустым лицемерием. Сегодня по всей Франции проходит акция протеста медработников. Дадим им слово.

Профсоюзные активисты, профессиональные сообщества и обычные граждане по всей Франции вышли на манифестации в поддержку больниц и признания прав работников здравоохранения, стоящих на передовой в борьбе с Covid-19. Дадим слово этим людям.

Это первая масштабная акция медперсонала после выхода из карантина. Они были на фронте борьбе с коронавирусом, а до того больше года боролись за спасение французских больниц, вымотанные систематическим урезанием бюджета и средств. Люди в белых халатах, сотрудники государственных и частных заведений уже выступали по вторникам и четвергам, выражая гнев по поводу политики в области здравоохранения. Сегодня они вышли на улицы по всей стране. Несмотря на подачки правительства, которое обещает несправедливо распределяемые премии и ничего не значащие награды, Ассоциация врачей скорой помощи Франции (Amuf), Профсоюз профессиональных работников (SNPI), профсоюз кадровых работников CFE-CGC, ВКТ, Рабочая сила, профсоюз «Солидарные» (SUD ) и объединение автономных профсоюзов Unsa выступают с протестами. К ним примкнули платформы Inter-Blocs, Inter-Urgences, Inter-Hôpitaux, объединение Printemps для работников в области психиатрии, а также Национальный координационный центр по защите прав в больницах и районных роддомах с призывом заявить о себе. В Париже общий сбор назначен на 13.00 перед зданием Министерства здравоохранения.

Мирей Стивала, генеральный секретарь ВКТ в области здравоохранения и ответственная за организацию акций: «Наши требования – немедленное увеличение зарплаты всем сотрудникам больницы на 300 евро навсегда, а также переговоры с целью до конца года выработать систему надбавок и окладов за дипломы, повышение квалификации и выслугу лет. Также необходим найм 100 000 сотрудников в больницы и 200 000 в дома престарелых! И это нужно сделать уже сегодня!» Надо сказать, что шумиха, организованная правительством в СМИ, которая сопровождает их решения, не встречает особой радости со стороны работников системы здравоохранения. Несмотря на то, что Эммануэль Макрон подтвердил в воскресном обращении своё обещание «новых инвестиций» в отрасль, расформирования будут продолжаться, а никаких изменений в области профессионального образования не происходит. От практики заключения временных трудовых договоров также не отказываются.

Генеральный секретарь ВКТ Филипп Мартинес, присутствовавший в прошлый вторник в больнице им. Жоржа Помпиду на протестной акции, говорит следующее: «Приходите на манифестацию 16 июня, нам нужно показать, что медиков поддерживает население. Аплодисменты каждый день в 8 вечера – это хорошо. Но совместные действия лучше! (…) Все восхваляли медиков, но ведь нужно, чтобы проблемы, с которыми они справлялись, никогда не повторялись. Мы можем собраться не только больничным персоналом. И подумайте: в регионах, где сворачивают производство, соответственно, будут сокращения. А значит есть риск закрытия там больниц».

Сара Срей, дневная сиделка в больнице.

«В марте 2019 г. я сдала экзамены на право работать сиделкой. А в этом апреле выяснилось, что руководство больницы им. Жоржа Помпиду, которое оплатило мне обучение, не собирается делать это ещё раз, как мне было обещано в прошлом апреле. Предлог – у меня якобы слишком низкая оценка за предыдущие экзамены. Но я это дело так не оставлю. К тому же у меня есть коллеги, получившие более высокие оценки, чем я, но и с ними поступили так же. Не понимаю позиции руководства: ведь сиделок и сестринского персонала остро не хватает. Я работаю с пациентами, проходящими химиотерапию. Но занималась я и больными коронавирусом. Я рисковала здоровьем себя и своей семьи. И вот это благодарность? Три недели назад мне сказали, что я получаю зарплату только потому, что холдинг Луи Вюитон (LVMH) сделал пожертвование в Ассоциацию государственных больниц Парижа. 51 человек будет получать зарплату из этого резерва. Большое спасибо за пожертвование, но где же государственные деньги? Всё-таки я пять лет работала в моём заведении, а они не хотят вкладывать ни копейки. Поэтому я сегодня пришла на манифестацию. Вся эта история доказала мне, что без борьбы ничего не добиться».

Антиа (1), сотрудница приёмного покоя отделения скорой помощи.

«Моя зарплата – 1 500 евро грязными. Я – временный работник. Вместе с тем я контактировала с больными Covid-19, была на передовой. Мне начисляют премии, но общая сумма редко доходит даже до 1 700 евро. Семье сложно прожить на такие деньги. Во время пандемии у нас была сумасшедшая работа: регистрация пациентов, подготовка выписок и счетов… И в субботу, и в воскресенье – мы работали постоянно. В начале кризиса у нас были лёгкие средства защиты. Потом, конечно, выдали что-то посерьёзнее. А на временном контракте я уже два года. И я продолжала работать на этих условиях, поскольку надеялась на постоянный трудовой договор как инвалид. Я рисковала здоровьем ради больницы, но система не даёт ничего взамен. Администрация отмалчивается. Эммануэль Макрон поблагодарил медперсонал за самоотверженность, но теперь на нас всем плевать. Я пойду на забастовку сегодня, хотя раньше никогда ни в чём подобном не участвовала из страха. Но в моей ситуации ничего не меняется, так что выбора у меня нет».

1. Имя изменено.

Шарль Абар, медбрат и представитель ВКТ в больнице Вожирар.

«Наша больница для пожилых людей специализируется на послеоперационном уходе и реабилитации. Сейчас она меняет статус и будет принимать пациентов на длительное проживание. По сути, станет домом престарелых. Процесс замедлился из-за Covid-19. Но как только вирус ушёл, последовали сокращения коек. Во время пандемии палаты, рассчитанные на двоих, переоборудовали в помещение для одного. Но обратно ничего не вернули. Так что примерно 30 коек мы лишились. Также у нас сокращают приёмное отделение, рентген кабинет и дневной стационар. Всех пациентов направляют в больницы им. Филиппа де Брока (13 округ) или в больницу Корентен-Сельтон в Исси-ле-Мулино (деп. Верхняя Сена). Так что помогать нуждающимся в лечении пожилым людям в 15 округе мы больше не сможем. И это катастрофа. Пациенты и их родные в панике. И это ещё менее понятно ввиду того, что наша больница всегда вела активную деятельность! Мы постараемся мобилизовать как можно больше людей для сегодняшней акции!»

Кристин Давид, лаборант-рентгенолог, представитель профсоюза «Солидарные» в Комитете по гигиене, безопасности и условиям труда.

Нехватка оборудования для рентгена – это характерно не только для больницы им. Жоржа Помпиду, но и ещё для ряда парижских государственных учреждений здравоохранения. Чаще всего отделения лучевой терапии оснащены на 78 % или около того. Я же ещё подрабатываю, беру ночные смены в отделениях диагностики или реанимации, там у нас уже давно нехватка персонала. Хотя я уже год на пенсии. Работаю в больнице всю жизнь с 1981 г. Многие набивают руку в государственных больницах, а потом уходят в частный сектор. Оканчивая учёбу, лаборант-рентгенолог в течение 5 лет получает премию в размере 15 000 евро за вредность в рассрочку. То есть, через 6 лет работы у многих пропадает желание оставаться на должности. А между тем это важная и трудная работа. Персонал приходит и уходит. Ещё лет пять назад всё было более-менее стабильно. Но тут частным клиникам разрешили покупать аппараты МРТ, так что все снова хлынули в бизнес. Ведь в государственных больницах мы получаем 1 600 евро чистыми, в то время как частные клиники платят 2 500 евро. Сегодня я вынуждена работать, так как заменить меня некем, но мысленно я с протестующими и уверена, что о нас не должны забывать».

Бернар Гсель, член Национального координационного центра по взаимодействию комитетов защиты региональных больниц.

« У нас в Савойе «реформы Бюзен» проводились, когда о них ещё никто не слышал. В 2004 г. Произошло слияние больницы в Мутье с больницей в Альбертвиле. Мы предложили альтернативный план, и 99 % населения его поддержали (таковы данные проведённого нами опроса в 27 коммунах), но Агентство по здравоохранению нас не послушало. В итоге сейчас некоторым нужно ехать больше двух часов, если им нужно срочное медицинское вмешательство. И это не только в Мутье, такое происходит во многих местах во Франции: закрывают отделения в больницах и заменяют их платными услугами. Мы, пациенты, выходим сегодня на улицы, чтобы потребовать увеличения больничных коек и отделений (хотя бы жизненно необходимых). Но также мы требуем увеличения возможностей скорой помощи, 100 % покрытия государством его нужд, и не перекладывать это на страховые компании. Лимиты на медперсонал – это тоже один из способов правительства урезать возможности врачей. Французы много аплодировали из окон своих квартир. Народ хочет того, чтобы правительство изменило взгляд на систему здравоохранения».

Сесиль Руссо, Лоан Нгуен

Опубликовано 16/06/2020

На ту же тему

Медицинские эксперименты в центрах содержания мигрантов в...
Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно