Капитализм во всей красе

Разговорами о том, «что будет дальше», местами о рождении нового мира, поднявшегося на совершенно иной уровень благодаря санитарному кризису, всё сложнее скрыть суровую правду складывающейся реальности. Производство будут переносить в страны в более дешёвой рабочей силой, «уберизация» будет проходить всё интенсивнее, экологией по-прежнему будут пренебрегать, зато усилятся авторитарные тенденции, чтобы поддержать капиталистическую систему, охваченную кризисом.
Разговорами о том, «что будет дальше», местами о рождении нового мира, поднявшегося на совершенно иной уровень благодаря санитарному кризису, всё сложнее скрыть суровую правду складывающейся реальности. Производство будут переносить в страны в более дешёвой рабочей силой, «уберизация» будет проходить всё интенсивнее, экологией по-прежнему будут пренебрегать, зато усилятся авторитарные тенденции, чтобы поддержать капиталистическую систему, охваченную кризисом.

Несмотря на то, что олигархия продемонстрировала преступную неэффективность перед лицом общей угрозы, она всё ещё остаётся у власти в большинстве стран меняющегося мира. Её стратегия выхода из острейшего кризиса заключается в перекладывании издержек на плечи простого народа. Укрепление авторитарных тенденций, усиление репрессивного аппарата, пересмотр и ослабление трудовых прав и экологического законодательства – биржевые индексы растут параллельно графику смертей.

Национал-либерализм в Европе всё громче заявляет о себе. Есть ли ему альтернатива?

Разговорами о том, «что будет дальше», местами о рождении нового мира, поднявшегося на совершенно иной уровень благодаря санитарному кризису, всё сложнее скрыть суровую правду складывающейся реальности. Производство будут переносить в страны в более дешёвой рабочей силой, «уберизация» будет проходить всё интенсивнее, экологией по-прежнему будут пренебрегать, зато усилятся авторитарные тенденции, чтобы поддержать капиталистическую систему, охваченную кризисом.

Так называемые планы поддержки, разработанные правительствами ЕС, США и ряда других стран, равно как и громкие заявления центральных банков, задают настолько чёткие ориентиры, что за ними трудно не заметить основные черты капитализма завтрашнего дня.

Первые признаки кризиса, вызванного сильным раздуванием финансовой сферы, появились ещё до начала пандемии. Разрыв между рыночной стоимостью капитала (богатство, находящееся во владении финансового мира) и стоимостью совокупности всех товаров, производимых на планете, достиг рекордного значения. В 2019 году финансовые центры поглотили около 87 053 миллиардов долларов (81 000 миллиардов евро), что в 10 раз больше, чем рост реальной экономики за последние десять лет (1). Появление этого биржевого пузыря заставляет задуматься о неизбежности нового финансового кризиса подобного тому, который разразился в 2008 году.

Финансовый подъём с одной стороны, многочисленные жертвы вируса – с другой.

Меры, принимаемые в последние недели государствами и центральными банками для смягчения последствий частичной остановки экономической деятельности в условиях пандемии, представляют собой главным образом беспрецедентные бонусы для крупных держателей биржевых ценных бумаг (акций и облигаций). Такая всеобщая мобилизация во имя спасения капитала только придала новый импульс процессу финансиализации.

У биржевых игроков буквально открылось второе дыхание. В апреле индексы Уолл-Стрит за две недели взлетели на 15 %, что на треть компенсировало их падение, зафиксированное в первых числах марта, в самом начале пандемии. Французский рейтинг CAC 40 и другие биржевые площадки продемонстрировали аналогичную тенденцию. Этот финансовый подъём происходит одновременно с ростом числа пострадавших от санитарного и экономического кризисов: только в США от коронавируса скончалось 100 000 человек, а количество безработных приближается к 40 миллионам.

Пока биржи восстанавливают свои позиции, по обеим сторонам Атлантики эксперты предрекают беспрецедентную по своим масштабам рецессию (в конце апреля МВФ прогнозировал, что она составит 5,9 %-7,5 %, но сейчас эти цифры, вероятно, пора пересмотреть в худшую сторону). Расхождение между рыночной стоимостью капитала и реальной экономикой сегодня стало совершенно недопустимым. Рано или поздно на финансовых рынках снова произойдёт крах. Тем более что финансовые пузыри, сформировавшиеся на всех уровнях этой системы, возможно, начнут лопаться один за другим. США, оказавшиеся в эпицентре санитарного и экономического кризисов, могут столкнуться с этим испытанием уже совсем скоро. Миллионы граждан, которых не обошли стороной увольнения и банкротства, не в состоянии выплачивать очень дорогие кредиты на обучение, которые банки «преобразовали» в ценные бумаги, реализуемые на Уолл-Стрит, как это уже было с «некачественными» дешёвыми займами, породившими финансовый кризис 2008 года.

Экономия станет более жёсткой.

Масштабные действия государственных властей, направленные на поддержку капитала, проблему не решат, но могут повлечь за собой череду чудовищных последствий. Для того чтобы справиться с ожидаемым тяжелейшим испытанием, власти уже начинают «закручивать гайки» под аккомпанемент произносимых с высоких трибун речей, в которых ораторы убеждают граждан (например, французов) отказаться от значительной части социальных благ, чтобы «сохранить конкурентоспособность»: пожертвовать несколькими днями оплачиваемого отпуска, работать по 60 часов в неделю, согласиться на внедрение «уберизации», что очень на руку компаниям из группы Gafam (Google, Amazon, Facebook, Apple, Microsoft) – американским гигантам цифровой индустрии, которым режим самоизоляции оказался чрезвычайно выгоден.

Стремление «любой ценой», по выражению французского министра финансов Брюно Ле Мэра, спасти крупный капитал будет сопровождаться созданием условий для «естественного отбора» на рынке труда среди простых людей, наёмных работников. Это означает, что уже в среднесрочной перспективе можно ожидать разработки планов, предусматривающих ещё более жёсткие меры повсеместной экономии. Дело в том, что власти государств и Еврокомиссия уже задолжали многие миллиарды… финансовым рынкам, а те, несомненно, потребуют «приложить усилия», чтобы вернуть себе средства.

Однако последнее слово ещё не сказано. Ведь неизвестным остаётся один, но очень важный аспект: реакция населения на ожидаемый шок. Смиренное подчинение, способность держать удар, волнения, революции?.. Каждая из этих гипотез всерьёз изучается стратегами, которые делают всё для адаптации существующей системы. И они не постесняются избавиться от балласта или пересмотреть порядок предоставления некоторых компенсаций.

Новый государственный капитализм ищет свой путь в условиях лавины мер поддержки финансового сектора со стороны властей. Он может принимать самые разнообразные формы в зависимости от меняющегося соотношения сил на политической арене. Корректировка ортодоксального европейского либерализма происходит на фоне плана восстановления экономики, интегрированного в бюджет Евросоюза с подачи Макрона и Меркель. Но ущербность этого решения бросается в глаза. Национал-либерализм, не обременённый потребностью в многостороннем подходе, но не избавившийся от тяготения к свободной торговле, сторонниками которого являются Трамп, Джонсон, Орбан и Сальвини, может стать ещё более угрожающим.

Пока ничего не решено. Ряд экспертов, например, французский экономист Патрик Артюс и его немецкий коллега Марсель Фратцшер, готовы похоронить неолиберализм (2) и выступают за «возвращение государства», которое должно сопровождаться «возвращением» части производственных мощностей и вступлением на «экологичный Новый курс». Несомненным преимуществом такого подхода следует признать учёт основных климатических проблем и перемен в процессе глобализации. Он основывается на базовых постулатах государственного капитализма, который, даже имея экологическую окраску, увязывает инвестиционные проекты с обещаниями тех прибылей, которых требуют финансовые рынки. Это идёт вразрез с привлечением огромных заёмных средств, необходимых для того, чтобы ответить на вызовы времени в санитарном, социальном и экологическом аспектах. Но финансовому капитализму чужда забота об общем благе и нуждах большинства.

(1) – По данным Всемирного банка.

(2) – «Коронавирус возвестил конец неолиберального капитализма», Патрик Артюс, главный экономист банка «Натиксис». «Пандемия вбила последний гвоздь в гроб неолиберализма», Марсель Фратцшер, директор Немецкого института экономических исследований (Берлин), бывший топ-менеджер Deutsche Bundesbank и ЕЦБ.

Опубликовано 28/05/2020

На ту же тему

План восстановления ЕС и двойная игра Меркель
Стратегия SANOFI: 4 миллиарда евро на дивиденды...
Обещания вернуть производство во Францию уже забыты
План восстановления экономики после COVID-19: Европейская солидарность...