«GAFAM хотят завоевать весь мир». Интервью с заместителем директора Института цифрового общества Алена Ралле

Amazon, Google и Netflix никогда не были ещё так могущественны. Означает ли это, что мы вошли в эру цифрового капитализма? По мнению Алена Ралле, даже если об этом ещё рано говорить, реальность более чем пугающая. Gafam нацелены на достижение мирового господства.
Amazon, Google и Netflix никогда не были ещё так могущественны. Означает ли это, что мы вошли в эру цифрового капитализма? По мнению Алена Ралле, даже если об этом ещё рано говорить, реальность более чем пугающая. Gafam нацелены на достижение мирового господства.

GAFAM – Google, Amazon, Facebook, Apple, Microsoft: несколько ТНК, контролирующих огромный сегмент становящегося «цифрового капитализма». Их могущество и влияние растут год от года, и логично возникает вопрос: какой будет их власть над обществом в самом ближайшем будущем? Есть ли альтернатива их господству?

Об этих вопросах Пьеррик Марисаль беседовал с Аленом Ралле, заслуженным преподавателем экономических наук Университета Пари-Саклэй и заместителем директора Института цифрового общества.

Amazon, Google и Netflix никогда не были ещё так могущественны. Означает ли это, что мы вошли в эру цифрового капитализма? По мнению Алена Ралле, даже если об этом ещё рано говорить, реальность более чем пугающая. Gafam нацелены на достижение мирового господства. И это происходит благодаря США, гегемония которых зависит от этих международных корпораций. Однако мы не раз видели, как можно использовать в своих целях онлайн пространство… Мы пообщались на эту тему с Аленом Ралле, заслуженным преподавателем экономических наук Университета Пари-Саклэй и заместителем директора Института цифрового общества (ИЦО). Пьеррик Марисаль: Вызвал ли санитарный кризис изменения в цифровой экономике?

Ален Ралле: Я думаю, что радикальных изменений не произошло. Некоторые экономисты, в частности, Даниэль Коэн, придерживаются тезиса о переходе капитализма на новый уровень. Они считают, что экономика полностью становится цифровой. Я всё время удивляюсь, что этот термин применяется к таким обширным понятиям. Цифровой город, цифровой капитализм, а почему нет цифрового коммунизма? На мой взгляд, капитализм воспользовался возможностями, которые предоставляются нашим временем.

Конечно, цифровые платформы позволяют сократить издержки в сфере сервисной экономики, но мысль о том, что новый капитализм не потребует живого общения, мне кажется заблуждением. Часто говорят о медицине онлайн, об удалённой работе или о том, что в последнее время значительно выросла популярность Netflix. Но это произошло потому, что были закрыты кинотеатры. Однако, удалённая работа 5 дней в неделю показала, что для людей часто это невыносимо. А полностью дистанционное обучение стало полным кошмаром, как для студентов, так и для преподавателей. Даже если онлайн медицина стремительно развивается, всегда будет потребность присутствия врачей в городских клиниках, лабораториях, нужны будут медсестры… Кризис скорее усилил спор между учётом специфики каждого региона и направления и пренебрежением этих особенностей. Он поставил вопрос о том, что может быть выведено за сферу материального, а что требует обязательного физического контакта и общения. П. М.: Возникли ли сильные диспропорции?

А. Р.: Uber, Lime и особенно Airbnb слабеют. Несмотря на то, что это тоже цифровые платформы, они требуют обязательного физического присутствия клиента, так как это входит в сферу транспорта и жилья. Даже Amazon, интернет-продажи которого выросли, реально смотрит на вещи, задаваясь вопросом обеспечения логистики. Ситуация с Airbnb интересная и показательная. Изначально созданная, как «удобный» сервис, компания стала ускоренно развивать вокруг своего бренда деятельность по продаже квартир, люди покупали квартиры для понедельной или посуточной аренды. В связи с остановкой туристической деятельности все сейчас сели в калошу. Airbnb виноваты в том, что они забыли о своей изначальной задумке, быть сервисом, и устремились в мир чистого бизнеса. Doctolib идёт по тому же пути, но кризис сыграл им на руку. Эта платформа начала проседать, как это произошло в какой-то момент и с Uber. Затем врачи поняли, что таким образом они могут не тратиться на секретарей. Профессиональное сообщество медиков поздно осознало, что врачи на Doctolib стали представлять из себя настоящих конкурентов. Различия наблюдаются также и между самими платформами: некоторые из них обладают достаточным количеством ресурсов, чтобы предлагать всё больше возможностей и стараться поглотить своих конкурентов. Так поступил Uber, предложив доставку готовой еды, или Amazon, который начал развиваться в сфере развлечений. П. М.: Amazon издевается над французским правосудием, Tesla игнорирует указы властей Калифорнии, отказываясь соблюдать режим самоизоляции… Эти цифровые гиганты почувствовали себя выше всех остальных?

А. Р.: Эти гиганты действуют в обход государства. Когда мы видим, как Макрон принимает их с почестями и помогает им, предоставляя всяческие привилегии и поддержку, то понимаем, что иногда государство оказывается на службе у мировых торговых гигантов. Эти платформы действительно усилили всемирный характер глобализации капитализма. Соответственно возросло и их могущество. Amazon -главный победитель – стал монополистом в своём секторе, или, точнее, разделил мир интернет-торговли вместе с китайским Alibaba. Windows установлен на 95 % компьютеров. Google – практически единственная поисковая система на Западе, чего не случилось в секторе социальных сетей с Facebook, группа его покупает… Они одержимы завоеванием мира, так как без этого их экономическая модель рушится. Gafam (Web-гиганты) стараются это завуалировать, говоря о том, что они созданы на благо общества. А на самом деле их цель – завоевание человечества.

Как проявляется их могущество? Например, в США существует давняя идеологическая традиция – бороться с трастами и монополиями. Однако, Gafam продолжает существовать. Они образуют с американскими властями какой-то странный союз, который предоставляет им свободу действий, так как эти платформы являются основой для поддержания гегемонии этой страны в мире. Эти международные корпорации стали обязательной составляющей инфраструктуры мировой экономики и имеют реальную возможность навязать всем свой выбор. Так произошло с приложениями по отслеживанию контактов. Государства начали разрабатывать свои инструменты, но Google и Apple появились со словами : « Берите наши разработки, иначе мы Вам не позволим, чтобы Bluetooth был постоянно активен на iPhone». И государства, одно за другим, начали уступать, как недавно сделала Германия. П. М.: Усугубил ли кризис сложное положение сотрудников платформ?

А. Р.: Ещё раз говорю, что кризис, возникший из-за Covid-19, радикально ничего не поменял, но расставил акценты. Например, в Deliveroo сотрудники всегда были незаметны. И эта тенденция усилилась по время режима самоизоляции: в Париже доставщики отдали свои учётные записи нелегалам. Самые уязвимые сотрудники заставили работать тех, кто в ещё более сложной ситуации. Зато есть е другие изменения: появились локальные альтернативные инициативы даже на уровне квартала, связанные с социальной и солидарной экономикой. П. М.: Верите ли Вы в то, что альтернативная инициатива может появиться на местах?

А. Р.: Многие местные платформы закрылись на время кризиса. Небольшие магазинчики, овощные лавки организовали деятельность по доставке их продукции или предложили удобный самовывоз (« click and collect »), ассоциации помогают тем, кто в наиболее сложной ситуации… Бизнес онлайн может ускорить динамику коротких цепочек поставок. Но для этого необходимо, чтобы используемые инструменты не были централизованными и не принадлежали какому-то одному капиталисту. Создания кооператива далеко не достаточно. Стоит обратить внимание на то, чем стали некоторые общества взаимного кредита или сельскохозяйственные кооперативы, чтобы понять, что капиталистическая логика может поглотить и их.

В свою очередь, такая платформа, как Coopcycle (приложение, похожее на Deliveroo, но открытое, без алгоритма, созданная как кооператив) может усилить эти народные инициативы на местах. Они могут стать весомыми, если их будет много. Если им удастся поддерживать низкие цены, именно они будут реальной альтернативой Gafam. Кризис, связанный с Covid-19, позволил, по крайней мере, узнать, что такие инициативы существуют, даже если они остаются на данный момент второстепенными. Они являются доказательством того, что онлайн пространство может быть полезно не только большим цифровым платформам.

Опубликовано 28/05/2020

На ту же тему

Covid-19: Смертность в чёрных и латиноамериканских гетто...
Оппозиционер Хуан Гуайдо организует ограбление века
Борьба за сохранение рабочих мест в регионах
Вперёд в прошлое с новым правительством