Брюссель платит за исследования, а прибыль получает Big Pharma

Транснациональные корпорации контролируют стратегическую программу и миллиардные бюджеты европейского государственно-частного партнёрства, одной из задач которого было (как выяснилось, только на бумаге) подготовить мир к противодействию сегодняшней пандемии.
Транснациональные корпорации контролируют стратегическую программу и миллиардные бюджеты европейского государственно-частного партнёрства, одной из задач которого было (как выяснилось, только на бумаге) подготовить мир к противодействию сегодняшней пандемии.

Транснациональные корпорации, контролирующие мировой рынок лекарств, получают многомиллиардные средства от государств, однако отдача для общества остаётся мизерной. Big Pharma по сути саботировала подготовку к эпидемии коронавируса, как и разработку доступного до Африки препарата, подавляющего ВИЧ.

Транснациональные корпорации контролируют стратегическую программу и миллиардные бюджеты европейского государственно-частного партнёрства, одной из задач которого было (как выяснилось, только на бумаге) подготовить мир к противодействию сегодняшней пандемии.

Фармацевтическая промышленность ставит свои интересы превыше общественного благополучия, а благодаря финансовой поддержке государственных властей она получила возможность навязывать свои приоритеты. В пятницу, в самый разгар эпидемии Covid-19, были опубликованы новые удручающие факты, представленные в докладе двух неправительственных организаций (НПО), базирующихся в Брюсселе: Action sante mondiale (ASM), специализирующейся на борьбе с болезнями, связанными с бедностью, и Corporate Europe Observatory (CEO), следящей за влиянием транснациональных компаний на неолиберальную политику Евросоюза (ЕС).

Работа под названием «Во имя инноваций», ставшая итогом длительного расследования двух случаев «государственно-частного партнёрства» между главным управлением Европейской комиссии по научным исследованиям, инновации и промышленными лобби, Initiative en matiere de medicaments innovants (IMI) и Industries biobasees, появляется в тот самый момент, когда Еврокомиссия и представители стран-членов ЕС в рамках обсуждения бюджета Евросоюза на 2021-2027 годы ведут дискуссию об увеличении государственного финансирования данных проектов.

Однако в здравоохранении результаты IMI, получившей около 2,6 миллиарда евро прямых европейских грантов с момента основания организации в 2008 году, очень далеки от заявленных целей: «ускорить разработку инновационных лекарственных препаратов и сделать их доступными для пациентов, особенно в сферах дефицита медицинской и социальной помощи». По данным расследования НПО, транснациональные компании фармацевтического сектора, финансовое участие которых сводится к предоставлению персонала и лабораторий, получают неплохую выгоду. В этом так называемом партнёрстве фармацевтические гиганты, занявшие большинство мест во всех инстанциях IMI, косвенно, с помощью своего европейского лобби под вывеской «Европейская федерация фармацевтической промышленности и ассоциаций» (EFPIA), или же напрямую, как это делают транснациональные корпорации вроде Novatris, GSK и Pfizer, определяют программу стратегических исследований и, используя интеллектуальную собственность, прибирают к рукам информацию, полученную в рамках работы IMI.

Когда в 2018 году Европейская комиссия, подгоняемая учёными из государственного сектора и глобальной коалицией, призывавшими активизировать усилия по поиску вакцины против различных новых форм коронавируса, предложила включить в список «нормативных вопросов» – основу деятельности IMI – «подготовку мер противодействия эпидемии», представители фармацевтической промышленности ответили отказом. «В ближайшем будущем не ожидается никаких совместных инвестиций», – сказано в протоколе внутреннего собрания, найденном сотрудниками НПО. Ещё один пример невнимания к исследованиям, если те не обещают прибыли, подробно разобран в докладе на примере эпидемии Эболы. «В том случае, как и в случае с Covid-19, промышленные компании готовы работать только после того, как получают государственное финансирование. А это значит, что они всегда действуют слишком поздно и делают слишком мало», – говорит Марин Эжурьян, исследователь, работающий в НПО GHA (Global Health Advocates).

Следующий пункт, рассмотренный в докладе, – флуцитозин, препарат против инфекции ВИЧ, который, невозможно найти в бедных странах из-за его высокой стоимости. Один из проектов IMI был направлен на то, чтобы сделать это лекарство доступным населению Африки, для чего был разработан менее затратный способ его производства. Но, как показало расследование GHA и CEO, больше всех от этого выиграла фармацевтическая компания SANOFI: добыть лекарство в южных странах по-прежнему невозможно, зато транснациональный французский гигант запатентовал новый способ производства, разработанный в британском Даремском университете, и сможет воспользоваться этим для снижения расходов на производство уже существующих препаратов, приносящих огромный доход в самых богатых странах. «Волшебная задумка, по которой коммерческие и общественные интересы могут естественным образом совпасть, стала удобным оправданием для финансовых расчётов, которым служит сегодняшняя политика в сфере научных исследований и инноваций, – сообщают составители доклада. – Политике ЕС в области исследований давно уже пора стать центром политического внимания и заслуженных споров».

Опубликовано 26/05/2020

На ту же тему

Антикризисные меры: правительство подтасовывает данные
Встреча боевого профсоюза и бизнесмена: «Вот в...
Движение вправо
Венесуэла: раскол в рядах оппозиции