Бретань: правые ополчились на кооператив по производству масок

Профсоюзы и бывшие работники последнего во Франции завода по производству масок, закрытого в конце 2018 года, решили продолжить работу в формате кооператива. Этим прибыльным начинанием собирается воспользоваться некий бизнесмен, поддерживаемый местными представителями правых сил. Мы расскажем о чудовищной бесхозяйственности, в которой не обошлось и без скандала государственного масштаба.
Профсоюзы и бывшие работники последнего во Франции завода по производству масок, закрытого в конце 2018 года, решили продолжить работу в формате кооператива. Этим прибыльным начинанием собирается воспользоваться некий бизнесмен, поддерживаемый местными представителями правых сил. Мы расскажем о чудовищной бесхозяйственности, в которой не обошлось и без скандала государственного масштаба.

Последний французский завод по производству защитных масок был закрыт ещё в конце 2018 года. Когда-то он был способен производить 200 миллионов высококлассных масок FFP2 в год, которые экспортировались в том числе в Китай во время эпидемии свиного гриппа. Однако очередной «эффективный собственник», североамериканская корпорация Honeywell, сокращала производство и персонал до тех пор, пока к 2018 завод не был окончательно закрыт, а станки вывезены в Тунис или попросту отправлены на металлолом.

Бывшие работники завода при поддержке профсоюзов решили возродить производство в форме кооператива. Однако в тот момент, когда мир накрыла пандемия коронавируса и потребность в масках стала очевидна, завод решил захватить некий бизнесмен, стремящийся купить его за средства… полученные у государства в форме льготной субсидии. В этом стремлении он пользуется поддержкой правых политиканов.

Однако рабочие готовы оказать сопротивление рейдерскому захвату.

Профсоюзы и бывшие работники последнего во Франции завода по производству масок, закрытого в конце 2018 года, решили продолжить работу в формате кооператива. Этим прибыльным начинанием собирается воспользоваться некий бизнесмен, поддерживаемый местными представителями правых сил. Мы расскажем о чудовищной бесхозяйственности, в которой не обошлось и без скандала государственного масштаба.

В схватке сошлись Давид и Голиаф. С одной стороны – местные отделения профсоюзов «Солидарные», ВКТ, Единая профсоюзная федерация и представители Крестьянской конфедерации, мобилизовавшие усилия для того, чтобы открыть в формате кооператива новый завод по производству масок в департаменте Кот д’Армор. С другой – богатейший швейцарец ливанского происхождения Абдалла Шатила, наживший состояние на операциях с алмазами и недвижимостью в Женеве, обещающий людям златые горы и пользующийся поддержкой местного депутата-республиканца Марка ле Фюра. «На прошлой неделе он торжественно явился сюда и объявил, что вложит в предприятие 15 миллионов евро, которые, разумеется, не уйдут из его кармана, а будут получены в виде государственных субсидий и кредитов под почти нулевую ставку, обещанных ему различными банками, – рассказывает Матьё Николь, генеральный секретарь отделения ВКТ в департаменте Кот-д’Армор. – Но это сугубо капиталистический проект, направленный на личное обогащение, и совсем не то, чего мы хотим». К тому моменту, когда бизнесмен явился в Бретань, решение о создании кооперативного товарищества было уже почти оформлено. «И сразу дело приобрело политическую окраску. Нам нужна общественная поддержка, чтобы не позволить властям передать господину Шатиле 5 миллионов евро, выделенных из бюджета, – настаивает Серж Ле Кео, представитель профсоюза «Солидарные». – Сейчас у нас есть хорошая возможность показать людям, что ничего уже не будет таким, как прежде».

Этот профсоюзный активист, член ассоциации Attac, ещё в марте предложил реализовать столь нужный проект. Он узнал, что на бывшем заводе в Плентеле, который до своего закрытия в конце 2018 года мог производить 200 миллионов масок в год, было уничтожено два поддона с готовой продукцией, а все суперсовременные станки с началом карантина были отправлены на металлолом. «В то время как Франция страдает от недостатка масок, здесь уничтожают станки, частично оплаченные средствами из бюджета. Это чудовищная бесхозяйственность, скандал государственного масштаба», – возмущается Серж ле Кео. В лучшие времена завод мог экспортировать маски даже в Китай. В период кризиса H1N1 в 2008 году здесь трудилось триста человек, которые ежегодно выполняли государственные заказы на 160 миллионов масок стандарта FFP2. Оценив успешную работу предприятия, в 2010 году его купила американская компания Honeywell. Несмотря на государственные дотации, на заводе начались сокращения, и происходило это чуть ли не каждый год. Рабочие так и не заметили эффекта от тех вложений, которые сулила транснациональная корпорация. В конце 2018 года, накануне закрытия завода, здесь оставалось всего 38 сотрудников, так как государство перестало снабжать предприятие заказами. Старые станки, работа на которых не требовала специальной подготовки, были перевезены на завод компании Honeywell в Тунисе, а ультрасовременное оборудование ожидало отправки в утиль. Сегодня завод в Плантеле принадлежит холдингу по производству пищевых продуктов.

«Узнав об этой чудовищной бесхозяйственности, мы решили, что нужно действовать, – продолжает Серж ле Кео, – и подумали, что правильнее всего было бы возродить завод в форме кооператива». Заручившись поддержкой некоторых местных профсоюзных объединений, бывшие работники предприятия при содействии экс-госсекретаря по социальной и солидарной экономике в правительстве Жоспена Ги Аскоэ, подготовили проект кооперативного товарищества. Оно будет работать на принципах коллегиального управления, а в совет директоров войдут представители работников, органов местного самоуправления и крупнейших клиентов. Профсоюзные активисты с самого начала прилагали все силы к тому, чтобы заручиться поддержкой властей сначала на уровне департамента, а затем и региона. «Казалось, до достижения согласия оставался всего один шаг, и тут Марк ле Фюр откуда ни возьмись привёл этого бизнесмена, – с горечью и сожалением говорит Матьё Николь. – Мы уже несколько недель добиваемся встречи с властями, чтобы представить свой коллективный проект, зато, когда приходит он со своими деньгами, ему открыт доступ во все кабинеты местных чиновников». Интерес Абдаллы Шатилы к производству защитных масок возник совсем недавно и носит сугубо конъюнктурный характер. Несколько недель тому назад он приобрёл у Китая 300 миллионов масок, чтобы с выгодой продать их в Швейцарии, и самолёты едва ли не ежедневно доставляют их в Женеву. Узнав о готовности французского правительства обеспечить 30 % финансирования проекта по производству средств санитарной защиты в Бретани, он решил воспользоваться моментом. «Шатила собирается перехватить у нас даже помещения, которые мы подыскали для своего кооператива», – с огорчением говорит Серж ле Кео. «Однако реакция регионального совета внушает нам некоторый оптимизм. Возможно, уже в ближайшие дни состоится круглый стол, на котором будет принято решение об открытии кооператива», – надеется Матьё Николь.

Опубликовано 18/05/2020

На ту же тему

Самопровозглашённая боливийская власть погрязла в скандалах
Кризис кризисом, а мигрантов всё равно выдворяют
SANOFI и BIG PHARMA: хроники шантажа
В газете Libération вопросы капитала не на...