Подтверждено: Covid-19 усугубил социальное неравенство

Пандемия коронавируса привлекла внимание к усугубляющемуся социальному неравенству во Франции. 12 мая Национальный институт демографических исследований опубликовал информацию, давшую представление о масштабах этой проблемы.
Пандемия коронавируса привлекла внимание к усугубляющемуся социальному неравенству во Франции. 12 мая Национальный институт демографических исследований опубликовал информацию, давшую представление о масштабах этой проблемы.

Санитарный кризис усугубляет социальное неравенство. В первую очередь он бьёт по наиболее уязвимым слоям населения: женщинам, молодёжи, прекарным занятым.

Недавнее социологическое исследование показало глубину расширяющейся пропасти между богатыми и бедными. От самоизоляции больше страдают те, кто живёт в переполненных каморках, женщины теряют работу быстрее мужчин, прекарные быстрее работающих по контракту. Буржуа уезжают проводить карантин в загородных резиденциях, а работники съезжаются с родственниками, потеряв возможность платить за жильё. Однако и промежуточные слои чувствуют угрозу своему положению и привычному образу жизни, пусть и в меньшей степени.

Пандемия коронавируса привлекла внимание к усугубляющемуся социальному неравенству во Франции. 12 мая Национальный институт демографических исследований опубликовал информацию, давшую представление о масштабах этой проблемы.

Санитарный кризис увеличил неравенство. Опрос общественного мнения на эту тему был проведён с 1 по 5 мая, в нём приняли участие 2 003 человек. Результаты были опубликованы 12 мая Национальным институтом демографических исследований (Ined). Они отразили складывающуюся ситуацию в цифрах. Результаты исследования жилищных условий: у руководящих работников имеется в среднем 60 м2 на человека, тогда как жильё каждой десятой семьи переполнено. Для тех, кто прежде мог хоть немного отдохнуть от переполненности жилища на работе, опыт самоизоляции оказался «катастрофическим». Более того, у 11 % населения в домах нет пространства с доступом к свежему воздуху, при этом среди бедных доля такого жилья составляет 20%, против 4% у самых богатых.

Другая сторона неравенства – возможность переменить жильё. 3 % французов сменили место жительства или состав имущества. Больше всего были затронуты этим богатые: 6 % уехали в загородные резиденции. Примерно такое же количество бедных также сменило жильё, но совсем в другом виде: в целях экономии люди съезжаются со своими родственниками. Естественно, жилищные условия повлияли на успеваемость детей в процессе дистанционного обучения. 56 % детей в семьях простых служащих, 50 % – в семьях рабочих и 41 % детей менеджеров занимались в помещениях, которые им приходилось делить с другими членами семьи.

Социальный разрыв наблюдается и в сфере доходов. 31% домохозяйств сообщают о потере дохода. От этого страдают, в основном, семьи (40 % семейных, в отличие от 25 % одиночек), а также наиболее уязвимые категории граждан (44% бедных против 23% обеспеченных). Ined сделал вывод: «Самоизоляция увеличила разницу в доходах». Тип выполняемой работы сильно влияет на объёмы потерь. Только 50% людей с временными трудовыми договорами и стажёров сохранили работу, против 73% сотрудников с постоянными контрактами и чиновники. Те категории, чей уровень жизни снизился вследствие пандемии, беспокоятся о своём будущем. «Примерно четверть французов обеспокоены возможными трудностями в оплате жилья, кредитов или других обязательств», а 7% опасаются возможной потери жилплощади. По мнению Ined, это является признаком усилившейся нестабильности общества, ведь 20% представителей промежуточных категорий также беспокоит невозможность оплаты по счетам.

Сложнее всего в этих процессах приходится женщинам и молодёжи. 41% женщин пострадали от снижения доходов и потери работы (55% женщин сохранили работу против 61% мужчин). Удалённая работа женщин также проходит в менее удобных условиях: только у 25% есть рабочая комната, против 39% мужчин. «В результате санитарного кризиса многие женщины ограничили сферу деятельности домашними делами, в основном они стали выполнять родительские обязанности, а их доходы уменьшились», – сообщает Ined.

Но сильнее всего кризис сказался на молодёжи. Именно они чаще страдают от безработицы (20% безработных среди молодёжи, против 14% среди всего населения). Они выполняют прекарную работу (38%, в целом по населению – 13%), у 39% снизились доходы. Они живут в самых маленьких квартирах (в среднем это квартиры общей площадью в 36 м2) или же у своих родственников (29% против 7%). И именно среди молодёжи чаще всего звучат жалобы на то, что они чувствуют себя покинутыми. «Пандемия вызвала острый социальный кризис, и это очень рискованно для будущего нашей молодёжи», – предупреждает Ined.

Опубликовано 14/05/2020

На ту же тему

США «по уши» увязли в эпидеми
Социальная незащищённость – лучший союзник пандемии в...
Большая мобилизация в Германии
В основе решения проблемы проституции – только...