В Карлсруэ подорвали европейскую солидарность

Под сильным давлением национал-либералов Верховный суд Германии принял 5 мая 2020 года решение проверить покупку Европейским центральным банком государственных облигаций.
Под сильным давлением национал-либералов Верховный суд Германии принял 5 мая 2020 года решение проверить покупку Европейским центральным банком государственных облигаций.

Германский капитал выступил против усиления евросолидарности. Немецкие правые консолидировались для подачи иска в Верховный суд Германии против Европейского центрального банка. Против мер ЕЦБ по поддержке наиболее пострадавших европейских стран путём скупки их гособлигаций объединились представители консервативного ХСС и ультраправой АдГ.

Под сильным давлением национал-либералов Верховный суд Германии принял 5 мая 2020 года решение проверить покупку Европейским центральным банком государственных облигаций.

Решение Верховного суда Германии по Европейскому центральному банку (ЕЦБ) показало, каких масштабов достигли споры о будущем евро и европейской солидарности внутри немецкого правящего класса. Судьи города Карлсруэ поставили под сомнение целесообразность покупки ЕЦБ казначейских облигаций стран, оказавшихся сейчас в самом тяжёлом положении. А ведь покупка облигаций — это как раз одна из главных мер, выбранных ЕЦБ для экстренного противодействия быстрому развитию экономического кризиса, возникшего из-за пандемии Covid-19.

Суд не признал действия ЕЦБ незаконными. Он потребовал у Федерального банка Германии в течение трёх месяцев представить Бундестагу документы, доказывающие уместность такой массовой скупки государственных облигаций. При нынешнем раскладе политических сил деятельность ЕЦБ не может быть признана полностью недействительной, поскольку в этом случае зона евро просто будет подорвана. Но и это не главное. Решение Конституционного суда Германии действует одновременно как инструмент сдерживания, которым «усмиряют» пыл ЕЦБ, и как аргумент большой коалиции в пользу прекращения любых робких попыток солидарности со стороны Берлина.

Два инициатора иска, в результате которого было принято такое судебное решение, состоят в рядах национал-либерального движения, которое в последнее время становится всё более популярным в Германии. Один из них, Петер Гаувайлер, бывший руководитель баварского отделения ХСС (Христианско-социальный союз), принадлежит к главному консервативному движению, другой, Бернд Лукке, является тем самым экономистом, который в начале 2013 года был одним из основателей «Альтернативы для Германии» (АДГ) – ультраправой партии, ксенофобского и антиевропейского характера. В центре противостояния лежит концепция противодействия превращению Европы в «трансферный союз». Такая позиция пользуется популярностью даже в кругах самых «авторитетных» предпринимателей, несмотря на то, что немецкие предприятия в большинстве своём остались в значительном выигрыше от введения зоны евро. Объясняется всё тем, что монетаристская логика как основа ордо-либерализма привела к подобному сближению идей евро-конформистов и национал-либералов, чьи идеи в Германии раньше не были столь популярны.

На протяжении минувшего десятилетия это сближение нарастала и проявилась самым наглядным образом во время так называемого европейского долгового кризиса и противостояния между Берлином м Афинами в 2015 г. Вольфганг Шойбле, тогдашний министр финансов, ныне – глава Бундестага, применил давление и, как нам известно, заставил Афины подписать новый меморандум о политике жёсткой экономии, оперируя как раз аргументами о европейской солидарности. Тогда все думали, что он шантажирует страну «грекзитом», хотя на самом деле он объединил других членов Еврогруппы против Афин, шантажируя… «германекзитом». Именно так рассказывает один из главных действующих лиц тех событий, бывший министр финансов Греции Яннис Варуфакис.

Известный и часто цитируемый в стране эксперт, президент Института экономических исследований Клеменс Фуст, которого трудно обвинить в евроскептицизме, прокомментировал 6 мая сложившуюся ситуацию, объяснив, что странам зоны евро лучше было бы ввести «меры поддержки экономики в рамках их собственной налоговой политики, а не полагаться на ЕЦБ».

Идея предельно ясна: ЕЦБ не сможет освободить страны еврозоны от санкций финансовых рынков, которые являются главным орудием бюджетной дисциплины. Для этого было бы необходимо, считает Фуст, и впредь гарантировать то, что покупки облигаций «не нарушают запрет на денежное финансирование государств».

Суд в Карлсруэ произошёл в тот самый момент, когда наметилось формирование новой центральной роли ЕЦБ. Выдача беспроцентных кредитов для государственных служб стран-членов ЕС и на общие задачи Европейского союза (здравоохранение, климат, промышленность) предстаёт как необходимость, всё более очевидная на фоне острого кризиса, вызванного пандемией. Необходимость настолько серьёзная, что против неё потребовался «ответный огонь» со стороны немецкого правящего класса, который частично уже готов заключить союз с националистами и их европейскими единомышленниками, активно продвигающими идею возвращения к старым-добрым национальным валютам.

Опубликовано 07/05/2020

На ту же тему

Евросоюз: Как будут использоваться средства фонда по...
Как перезапустить автомобильную промышленность?
Европейский союз вынужден ненадолго изменить отношение к...
ЕЦБ: Обострение дискуссии по поводу постановления верховного...