Вторая волна коронавируса может быть ещё более страшной

Заведующий инфекционным отделением больницы Питье-Сальпетриер (Париж), эпидемиолог Эрик Ком вместе с коллегами ежедневно наблюдает за развитием эпидемии Sars-CoV-2, изучает последнюю информацию о ней, чтобы делать всё возможное для лечения пациентов, которые продолжают поступать в лечебные учреждения.
Заведующий инфекционным отделением больницы Питье-Сальпетриер (Париж), эпидемиолог Эрик Ком вместе с коллегами ежедневно наблюдает за развитием эпидемии Sars-CoV-2, изучает последнюю информацию о ней, чтобы делать всё возможное для лечения пациентов, которые продолжают поступать в лечебные учреждения.

Франция готовится выходить из карантина. Означает ли это, что уже 11 мая страна вернётся к привычной жизни? Как пройти между Сциллой экономического коллапса и Харибдой второй волны эпидемии? Почему вторая волна грозит быть ещё более разрушительной, чем первая? Какие меры позволят предупредить её? Какие модели противодействия инфекции оказались наиболее эффективными? Об этом и многом другом «Юманите» беседовала с эпидемиологом Эриком Комом.

Заведующий инфекционным отделением больницы Питье-Сальпетриер (Париж), эпидемиолог Эрик Ком вместе с коллегами ежедневно наблюдает за развитием эпидемии Sars-CoV-2, изучает последнюю информацию о ней, чтобы делать всё возможное для лечения пациентов, которые продолжают поступать в лечебные учреждения. В беседе с корреспондентом L’Humanité он анализирует подготовленный правительством план снятия карантинных ограничений. Медик критикует пренебрежительное отношение к культуре санитарной защиты, которое во многом и породило нынешний кризис, однако поддерживает возобновление экономической активности в регионах, слабо затронутых эпидемией.

Александр Фаш: Не думаете ли вы, что решение о снятии карантина 11 мая это попытка установить произвольную дату по политическим соображениям в ущерб санитарной логике?

Эрик Ком: Давайте уточним: 11 мая было объявлено днём начала «постепенного» снятия карантина. Конечно, людям хотелось услышать, что сразу же будут отменены все ограничения. Однако диктовать условия будет вирус, тем более что до окончания эпидемии ещё далеко. А это означает, что 7 мая нужно будет изучить достоверные показатели и на этой основе принять решение о том, можно ли начинать снятие карантина 11 мая.

А.Ф.: Может, принимать разные меры в разных департаментах…

Э.К.: Это логично. 17 марта, когда в стране начал действовать режим самоизоляции, эпидемия в разных регионах распространялась с разной скоростью. Нет никаких причин сохранять одни и те же ограничения на юго-западе страны и в её восточных департаментах, очень сильно пострадавших от нашествия вируса. И не стоит запрещать людям свободное перемещение там, где это безопасно.

А.Ф.: Премьер-министр Эдуар Филипп выдвигает тройную формулу успеха: «защита, тестирование, изоляция». Можно ли с уверенностью утверждать, что после фиаско с обеспечением масками и тестами она будет реализована?

Э.К.: «Защита» – это обобщённое понятие. Оно включает в себя и два других: «тесты» и «изоляция». А также «выявление». Ведь если мы не будем выявлять контакты заражённых, то наши прочие усилия окажутся бесполезными. Однако для такого мониторинга не обязательно использовать цифровое приложение. Я не слишком верю в эффективность этой технологии, которая к тому же ещё не до конца разработана. Я верю в работу специалистов. Я имею в виду команды эпидемиологов, которым поручено отслеживать пути возможной передачи вируса и контакты заболевших, предлагать людям пройти тестирование и в дальнейшем изолировать их. Считается, что для этой работы потребуется 30 000 человек. На самом же деле их численность должна соответствовать количеству выявляемых случаев, ведь каждый больной способен заразить многих.

А.Ф.: Стоит ли опасаться роста заболеваемости после снятия карантина?

Э.К.: Да, но не сразу. До того, как в больницы начинают поступать первые пациенты, всегда проходит около двух недель. В то же время кривая заболеваемости, которая, казалось, начала снижаться, сейчас вновь стремится вверх. Это тревожная тенденция. Отмена карантина без профилактики чревата серьёзными опасностями. А ведь именно недостаточная профилактика стала причиной нашей уязвимости этим вирусом. Мы забыли известную истину: болезнь легче предупредить, чем лечить. Сингапур, Тайвань и Южная Корея лучше нас справились с этой бедой, потому что в этих странах есть культура профилактики. Та самая культура здравоохранения, которая утрачена во Франции, Италии и Испании. Наше руководство даже не знает, кому следует поручить эти задачи – «тестировать, изолировать, выявлять». Уму непостижимо! Этим должны заниматься государственные органы здравоохранения Франции и региональные агентства по здравоохранению. Однако местные профильные ведомства словно не понимают всей важности профилактических мероприятий. У региональных агентств здравоохранения были для этого специальные структуры, но сейчас их штаты урезаны. То же самое касается медицинского обслуживания в школах и на предприятиях. Повсеместная экономия лишила нас возможности предупреждать болезни. Именно за это легкомысленное отношение, которое сохранялось при всех сменявших друг друга властях, мы и расплачиваемся сегодня.

А.Ф.: Будет ли у нас достаточно тестов к 11 мая? Не следует ли изменить нашу концепцию?

Э.К.: Если мы сможем тестировать всех, у кого есть симптомы заболевания, и людей, контактировавших с ними, то уже одно это поможет переломить ход эпидемии. Однако за словом «тест» скрывается целый ряд самых разнообразных проблем: нужны зонды для забора анализов, реактивы, расходные материалы, оборудование и люди, которые будут с ним работать. Это сопряжено с немалыми сложностями. Например, Франция столкнулась с нехваткой реактивов, так как они не производятся на территории страны. Во вторник сотрудники вирусологической лаборатории больницы, где я работаю, сообщили об «очень напряжённой ситуации» с расходными материалами, которая вынуждает их оптимизировать серийные исследования, чтобы избежать дефицита в мае…

А.Ф.: По этой причине не проводится тестирование всех медиков и сотрудников домов престарелых?

Э.К.: Да, отчасти и поэтому. Это позор. Ещё полтора месяца тому назад, когда эпидемия во Франции только началась, надо было объявить, что приоритетной задачей является тестирование всех заболевших медиков и их близких. Но никто не хотел брать на себя эту ответственность, разбираться с возможными политическими последствиями такой инициативы и решать проблему с нехваткой персонала для проведения анализов. Поэтому до 27 апреля в парижских больницах ничего не делалось. В сущности, будь у нас достаточный запас масок, ситуация развивалась бы так же, как в Азии. А при наличии необходимого количества тестов мы пошли бы по пути Германии.

А.Ф.: Во вторник Эдуар Филипп анонсировал частичное возобновление учебного процесса в школах. На ваш взгляд, это разумная мера?

Э.К.: С медицинской точки зрения ответ очевиден: школы открывать не нужно. Но приходится учитывать и соображения социально-экономического характера. Многие дети не имеют возможности учиться дистанционно, и это для них очень плохо. Есть и те, кто не получает достаточного питания из-за закрытия школьных столовых. И существует ещё ряд экономических аспектов, которые оказались важнее медицинских критериев. Впрочем, ничто не мешает возобновить занятия в школах на юго-западе страны и в центральном регионе, где нет новых случаев заражения. Но этот процесс должен быть грамотно организован.

А.Ф.: Считаете ли вы обязательное ношение масок в общественном транспорте достаточно эффективной мерой?

Э.К.: Это минимум того, что следует делать. Ношение маски снижает риск заражения в том случае, когда соблюдение безопасной дистанции невозможно. Кроме того, нужно, чтобы при входе в транспорт и при выходе из него люди могли обработать руки водно-спиртовым гелем (или они должны иметь этот состав при себе). Ведь они дотрагиваются до ручек дверей, поручней и т. п. Эти правила должны действовать не только в транспорте, но и во всех помещениях, в том числе на предприятиях, особенно там, где нет возможности открыть окна для проветривания.

А.Ф.: Сейчас некоторые опасаются второй волны заболеваемости. Речь идёт о новых случаях заражения коронавирусом, появляющихся на фоне других тяжёлых патологий, лечение которых приходилось откладывать из-за эпидемии…

Э.К.: Люди, не заражённые Covid-19, но страдающие другими заболеваниями, лечение которых им приходилось откладывать, уже поступают в палаты отделений скорой помощи. Диагнозы разные: инсульт, сердечная недостаточность, инфаркт, ХОБЛ и т. д. Нередко эти пациенты попадают к нам в более тяжёлом состоянии, чем обычно. Надо сделать всё для предотвращения второй волны коронавируса! Она может оказаться более тяжёлой, чем первая, в результате которой погибло примерно 30 000 людей. А ведь ни лекарства, ни вакцины по-прежнему нет. Если придёт вторая волна, то она начнётся не с нуля, а с плато, при этом система здравоохранения уже сейчас работает с большим напряжением. Очень быстро будет вновь введён карантин, что обернётся социально-экономической катастрофой.

А.Ф.: Можно ли надеяться на благотворное воздействие противовоспалительного препарата «Тоцилизумаб»?

Э.К.: Имеются более-менее достоверные данные, подтверждающие его эффективность. Исследование, проведённое в клинике Фош (город Сюрен), показало, что среди пациентов, принимавших этот препарат, доля тех, кто нуждается в реанимационных процедурах, сокращается на 50 %. Однако, как ни странно, значимое снижение смертности в связи с его приёмом не отмечено. Надежда действительно есть, но факты нуждаются в подтверждении.

Опубликовано 30/04/2020

На ту же тему

Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно
Нас лечить дорого, поэтому сразу в морг