Май 1920 года: Первая забастовка на заводе MICHELIN

Сто лет тому назад рабочие завода Michelin объявили забастовку. В ответ на появление «красной угрозы» могущественный клан Мишлен развернул жестокие гонения, а затем организовал отряды самообороны, которые быстро приобретали фашистские черты.
Сто лет тому назад рабочие завода Michelin объявили забастовку. В ответ на появление «красной угрозы» могущественный клан Мишлен развернул жестокие гонения, а затем организовал отряды самообороны, которые быстро приобретали фашистские черты.

Фашизм – порождение антирабочей борьбы буржуазии. В двадцатом веке в ряде европейских стран установились фашистские режимы. В других лишь стечение геополитических обстоятельств этому помешало.

Сто лет назад рабочие завода Michelin объявили забастовку. В ответ на «красную угрозу» могущественный клан Мишлен призвал войска и развернул репрессии.

Сто лет тому назад рабочие завода Michelin объявили забастовку. В ответ на появление «красной угрозы» могущественный клан Мишлен развернул жестокие гонения, а затем организовал отряды самообороны, которые быстро приобретали фашистские черты.

Франция. Май 1920 года. В городе Клермон-Ферран (департамент Пюи-де-Дом) начали закрываться заводы компании Michelin. Этому предшествовали жёсткие столкновения между сторонниками забастовки, её противниками и силами правопорядка. Последовавшие позже гонения имели серьёзные последствия для рабочего движения.

В тот год Франция столкнулась с самыми массовыми забастовками в своей истории. По стране прокатилась волна социальных протестов, причиной которых стали повсеместные дефицит и дороговизна (за 1919 – 1920 годы покупательная способность рабочих завода Michelin сократилась на 25 %), а также стремление к революционным переменам, вдохновлённое успехом русской революции, и неприятие того общественного уклада, при котором стали возможны ужасы войны. В 1919 году в рядах профсоюза ВКТ насчитывалось 2,41 миллиона человек, при этом реформистская позиция его руководства вызывала множество нареканий со стороны революционно настроенных ячеек профсоюза, лидером которых был Пьер Монат. Клемансо установил 8-часовой рабочий день. Воспользовавшись этим, руководство компании Michelin ввело новый график работы: три смены по восемь часов.

Февральская всеобщая забастовка железнодорожников закончилась неудачей, на её участников обрушились репрессии. В этих условиях революционно настроенные активисты ВКТ решили провести после 1 Мая всеобщую «ступенчатую» забастовку, использовав для этого тактику «последовательных волн», то есть постепенного включения различных отраслей промышленности в забастовочное движение. Но правительство нанесло ещё более мощный удар, уволив 18 000 железнодорожников. Поражение забастовочного движения существенно повлияло на жизнь страны.

Особенно сильно это сказалось на ситуацию в департаменте Пюи-де-Дом, где не так сильны были забастовочные традиции, несмотря на большое количество крупных производств, находившихся на его территории (завод по производству каучука в Клермон-Ферране, три угольных бассейна, предприятие по изготовлению ножей в Тье и металлургический завод в Иссуаре). Это было связано как с чрезвычайно осторожной позицией местных лидеров рабочего движения во главе с депутатом от французской секции Рабочего Интернационала Александром Варенном, так и с враждебным отношением к профсоюзам работодателей, в первую очередь семьи Мишлен, которая набирала на свои предприятия крестьян из окрестных деревень, чуждых рабочим традициям. Профсоюз работников каучуковой промышленности, существовавший с 1898 года, из-за увольнения своих членов колебался между двумя решениями: распуститься или воссоздать отделение. А Эдуар Мишлен поддерживал доносчиков среди профсоюзников.

1 мая в Клермоне прошла беспрецедентная по своему масштабу демонстрация. На улицы вышло по разным данным от 7 000 до 10 000 рабочих. Решение Эдуара Мишлена об открытии в этот день заводов было расценено как провокация и вызов, тем более что владельцы других предприятий и коммерсанты согласились сделать его выходным. 400 рабочих попытались перекрыть доступ на круглосуточно работающее предприятие своим коллегам из той смены, которая должна была приступить к исполнению обязанностей в 13 часов. Не обошлось и без потасовки. К руководству компании Michelin впервые была направлена делегация. Общее собрание приняло решение возобновить забастовку 3 мая. Утром этого дня мэр Клермона и генеральный секретарь префектуры пришли к воротам завода Michelin. Они увидели, что бастуют всего лишь 20 % работников – меньше, чем у конкурентов (Bergougnan и Torrilhon).

Компания Michelin, чьи капитал и влияние на власть многократно увеличились благодаря сделкам, заключённым в годы войны, добилась того, что в непосредственной близости от её предприятий были построены казармы, в которых разместились сотни военных (пехотинцев и кавалеристов). В 13 часов сотни бастующих попытались заблокировать вход на завод. На крышах производственных корпусов разместились люди, которые должны были всячески провоцировать недовольных рабочих, и фотограф, делавший снимки, чтобы в дальнейшем можно было идентифицировать их лица. В результате толпа стала бросать камни в людей на крыше, они ответили бастующим тем же. Несколько десятков протестующих попытались силой проникнуть в цеха, но встретили ожесточённое сопротивление: пожарные завода Michelin направили на них брандспойты с горячим паром. Доведённая до отчаяния толпа перебила все наружные стёкла в производственных помещениях. Целый час продолжались мощные столкновения с военными, одни из которых двигались на людей со штыками наперевес, а другие – на лошадях, обнажив сабли. Их встретили возгласы: «Смерть офицерам и унтер-офицерам!» и шквал камней. В первые рядах протестующих встали женщины и молодёжь, как символы боевого духа рабочего движения. В тот день были ранены 25 военных.

К вечеру компании Michelin и Torrilhon закрыли свои заводы, чтобы прекратить забастовку и сообщить о своих условиях возобновления работы. Руководство Michelin было вынуждено за три дня принять две делегации от рабочих и в два приёма закрыть завод. Эта неслыханная новость получила широкий резонанс. «Революционный день» – с такими заголовками вышли газеты правой направленности в Париже и Клермоне. Через день в город примчался один американский журналист, пожелавший своими глазами увидеть начало революции!

3 мая начался настоящий психоз среди представителей власти, а также буржуазии и местных элит, которые всерьёз испугались спонтанной, неконтролируемой решимости рабочих. «Сложилась коалиция посредственностей, неудачников, лентяев и злобных завистников. Они объединились против тех, кто знает, что делать, кто работает и достигает успеха», – в панике писал бывший декан филологического факультета Жорж Дедевиз дю Дезер.

Правая пресса и мэр начали ксенофобскую кампанию против иностранных рабочих, объявив их зачинщиками беспорядков. Несколько дней спустя жертвой всеобщей неразберихи стал некий алжирец, до смерти забитый фермерами из пригородного села Романья. На самом деле почти все обвиняемые были сотрудниками каучуковых заводов, принадлежащих, в том числе и Michelin, и среди манифестантов, пожалуй, действительно было немало выходцев из Алжира и Испании, ведь после войны их активно принимали на работу. Они с трудом проникались корпоративной культурой компании и подвергались нещадной эксплуатации!

4 мая, после того как возобновил работу завод Bergougnan, военные вновь жестоко подавили сопротивление рабочих. Предприятия Michelin и Torrilhon открылись 6 мая, по сути оставаясь на осадном положении.

Внимание прессы и властей было приковано к манифестантам возле заводов Michelin, однако ещё более длительные и массовые забастовки проводили в этом департаменте железнодорожники (в течение 29 дней доля бастующих среди них колебалась от 50 до 80 %) и шахтёры (на 25 дней прекратили работу 4 000 рабочих трёх угольных бассейнов).

Несмотря на беспрецедентный размах, эти забастовки закончились неудачей. Причин у этого фиаско несколько, но основные из них связаны с положением в стране и реформистской позицией лидеров ВКТ. Железнодорожники были разобщены и ослаблены поражением всеобщей забастовки, начатой 25 февраля 1920 года. Металлурги заводов Michelin после встречи с руководством призвали рабочих возобновить работу 5 мая, вопреки мнению своего профсоюза, а также профсоюза работников каучуковой промышленности. 14 мая на общем собрании железнодорожники подвергли критике «рабочих каучуковых производств, резкие выступления которых нанесли огромный ущерб рабочему движению».

На съезде профсоюзов рабочих, проходившем в Пюи-де-Дом 6 июня, все участники, за исключением железнодорожников, осудили забастовки и поведение тех, кто остался в меньшинстве. Только профсоюз учителей проголосовал тогда за присоединение к III Интернационалу.

На национальном уровне главное слово оставалось за правительством, а оно категорически высказалось за роспуск ВКТ! Известно, что против 400 активистов были выдвинуты обвинения в подготовке заговора, подрывающего безопасность государства, 18 000 железнодорожников были уволены (в основном это были революционно настроенные профсоюзные деятели, которые незадолго до этих событий сумели покорить рабочий бастион).

3 мая в Клермон-Ферране около 300 военных вошли в кварталы, прилегающие к заводам, и оставались там как минимум до 12 мая, а ночью, применив оружие, заняли производственные помещения. 3 мая девять человек получили повестки с требованием явиться на площадь Карм. Компания Michelin предоставила грузовик для их доставки на внеочередное заседание суда. Символической фигурой этих судебных преследований можно считать 23-летнюю рабочую Антуанетт Сабатри, которую приговорили за акты насилия к восьми месяцам тюремного заключения и запретили проживать в департаменте на протяжении двух лет.

8 мая один из рабочих компании Michelin, не принимавший участия в забастовке, скончался от разрыва селезёнки: его до смерти забила компания молодых людей прямо у ворот завода. Пресса, поддерживавшая правых, будто с цепи сорвалась. 12 мая секретарь профсоюза был обвинён в подстрекательстве к массовым беспорядкам и в посягательстве на свободу труда, а его заместителя приговорили к восьми месяцам тюремного заключения! Всего было арестовано свыше 45 человек.

Наряду с полицейскими и судебными репрессиями были уволены десятки сотрудников Michelin. Тогда же прекратил своё существование профсоюз работников каучуковой промышленности, в рядах которого ещё в начале 1920 года насчитывалось 2 000 человек. Ослабление профсоюзов способствовало становлению и укреплению на заводах «системы Тейлора». Только в 1936 году профсоюз вновь заявил о себе на предприятиях Michelin.

В течение последующих месяцев руководство компании продолжало массовые увольнения своих сотрудников по экономическим причинам, освобождаясь таким образом от неугодных. Последовав примеру Гражданского союза, в 1919 году сформированного лионскими предпринимателями на общегосударственном уровне, оно создало собственные отряды безопасности. Задача этого Союза заключалась в том, чтобы с помощью активных волонтёров не допустить прекращения работы государственных служб, сотрудники которых присоединялись к забастовочному движению, а также оказывать содействие полиции в подавлении беспорядков, возникающих на общественно-политической почве.

Вечером 3 мая Эдуар Мишлен призвал своих работников приложить совместные усилия для поддержания порядка. 4 мая он предложил префекту создать добровольную дружину из ветеранов войны. Эта инициатива не получила поддержки, и тогда на заводах Michelin были образованы внутренние отряды службы безопасности, которые 26 мая получили название «гражданской гвардии». В их состав по должности обязаны были входить все бригадиры.

Гвардия существовала до конца 1920-х годов, на заводе за это время сооружались бронированные места укрытия, проволочные заграждения, посты наблюдения. Состояла она почти из 200 человек, пользовавшихся доверием руководства, прошедших спортивную и стрелковую подготовку, вооружённых дубинками, и до 1936 года предотвращала саму возможность возникновения беспорядков на заводах и в их окрестностях. Эти люди не желали довольствоваться ролью защитников или доносчиков на коммунистов. Они неоднократно принимали участие в нападениях и провокациях против представителей местного рабочего движения. В марте 1926 года компания Michelin выделила грузовик для доставки в Иссуар тридцати гвардейцев, которые должны были охранять нескольких выступающих, распространявших реакционные идеи, а также раздавать удары дубинками всем несогласным с ними, что вызвало недовольство и столкновения. В октябре 1927 года на собрании французской секции Рабочего Интернационала произошла стычка, инициаторами которой стали бойцы гражданской гвардии под предводительством некоего Борро, личного водителя Марселя Мишлена (сына Андре, одного из владельцев компании, который создал её вместе со своим братом Эдуаром). В апреле 1928 года гвардейцы были направлены на разгон социалистов, проводивших предвыборную кампанию у ворот заводов. Всё это напоминало действия сквадристов в Италии, незадолго до установления в ней фашистского режима. Тогда вооружённые отряды также нападали на протестующих рабочих и безземельных крестьян.

Гражданская гвардия вновь появилась на заводах Michelin в 1936 году в ответ на забастовки с захватом производственных помещений, когда был создан отряд самообороны, состоявший из более чем 200 человек. Финансирование и вооружение гвардии взял на себя уже не Эдуар Мишлен, а его сын Пьер. Вскоре это подразделение присоединилось к Cagoule nationale (подпольной фашистской организации, опиравшейся на вооружённые отряды и финансируемой работодателями высокого уровня, стремившейся к установлению военного режима), а в дальнейшем оказалось причастным к многим случаям незаконной торговли оружием и к удавшемуся покушению на двоих жандармов в Париже 11 сентября 1937 года.

Недавние публикации автора:

– «Les Plantations Michelin au Viet-nam». Editions la Galipote, 2013

1-я часть: Тран Ту Бин: «Phu-Riong: recit d’une revolte»; 2-я часть: Эрик Панту: «Une histoire sociale (1925–1940)».

– «Fevrier 1930, en Indochine, la revolte des coolies. Phu-Riong la Rouge se dresse contre Bibendum», «l’Humanité Dimanche», № 697 от 27 февраля 2000 года.

Эрик Панту, историк, научный сотрудник Университетеа Клермон-Овернь и Института социальной истории (IHS), член профсоюза ВКТ (департамент Пюи-де-Дом).

Опубликовано в воскресном номере от 23 – 29 апреля 2020 г.

На ту же тему

Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса
Отделится ли Новая Каледония от Франции?