В разгар кризиса Пекин стал мишенью для нападок

Вторая крупнейшая мировая держава в последнее время стала объектом консолидированных нападок. Бросаемые ей вызовы и риск экономической нестабильности вынуждают Пекин отвечать симметрично.
Вторая крупнейшая мировая держава в последнее время стала объектом консолидированных нападок. Бросаемые ей вызовы и риск экономической нестабильности вынуждают Пекин отвечать симметрично.

США оставляют пьедестал мирового гегемона. Многие уверены, что освобождающееся место готовится занять Китай. Так ли это?

Влияние Китая в Азии, Латинской Америке и самой Европе растёт. В Африке Пекин уже стал крупнейшим инвестором и кредитором, потеснив господствовавших здесь ранее западных неоколониалистов. Рост экономического влияния сопровождается ростом влияния политического и культурного. А в условиях пандемии предлагаемая Китаем модель международного сотрудничества для многих выглядит как всё более убедительная альтернатива той модели, которая переживает сейчас острый структурный кризис.

Такое усиление сталкивается с противодействием. Торговые войны и гонка вооружений дополняются всё более острыми информационными кампаниями.

Вторая крупнейшая мировая держава в последнее время стала объектом консолидированных нападок. Бросаемые ей вызовы и риск экономической нестабильности вынуждают Пекин отвечать симметрично.

Китай оказался на линии противостояния. В условиях геополитических перемен его позицию нельзя сказать, что стране ничего не угрожает, а коронавирус стал катализатором наметившихся тенденций. Власти Поднебесной были бы рады увидеть в сегодняшней ситуации признак структурной слабости западных стран и зарю новой эры, в которой Пекин задавал бы тон в противоборстве с Америкой, погрязшей в изоляционизме. После нескольких десятилетий сдержанной позиции, ставшей своего рода национальной идей, вторая экономика мира стремится заявить о себе. Этот процесс начался в 2012 году с приходом к власти Си Цзинь Пина. Именно тогда взялись за создание новых «великих шёлковых путей», что позволило Китаю изменить картину мира и стать в один ряд с наиболее развитыми государствами. Пекин сумел достичь серьёзных дипломатических успехов, и сегодня к его мнению прислушиваются в Пакистане, Шри-Ланке, Греции и Италии, а также в странах Африки и Латинской Америки, хотя это и потребовало новых вложений в экономику.

На прошлой неделе Пекин сообщил о временном моратории на взимание долгов с африканских стран, чем вызвал очередную волну критики в свой адрес. По данным Конференции ООН по торговле и развитию, усреднённый долг Чёрного континента Китаю вырос с 28 % в 2005 году до примерно 46 % от общего объёма задолженности. Причиной стали выдаваемые КНР беспроцентные кредиты, в то время как страны Запада сохраняют ставку на уровне 2–3 %. Китай регулярно опровергает обвинения, связанные с облигационной ловушкой, утверждая, что он и сам, будучи кредитором, рискует, а этот долг направляется на развитие страны. Однако эксперты заметили, что Пекин начинает проявлять осторожность при заключении соглашений, включая в них ряд особых условий. Речь, в частности, идёт об обязательствах по борьбе с коррупцией или ограничении количества мандатов в соответствии с конституцией той или иной страны, как это было в случае с Кенией.

Такая осмотрительность даёт почву для жёсткой критики. На фоне торговой войны, инициированной Дональдом Трампом, и прошедших в Гонконге манифестаций 2019 год стал поворотным моментом в антикитайской политике. Сегодня Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) обвиняют в полном подчинении Китаю, намеренной недооценке опасностей, связанных с коронавирусом, и даже в том, что якобы по её вине многие другие страны оказались не готовы к эпидемии! «На наших глазах возрождаются неоконсервативные предрассудки. Можно подумать, что для постижения мира достаточно назвать демократические страны и отделить их от государств, которые таковыми не являются. В условиях эпидемии эти рассуждения вновь обретают популярность, так же, как и идея о том, что, будь Китай подлинно демократическим государством, ситуация в мире была бы иной. Я думаю, что неторопливость Поднебесной обусловлена не столько открытостью в разных её проявлениях, сколько стремлением во что бы то ни стало поддержать экономический рост, а значит, и социальную стабильность», – комментирует профессор Института политических исследований (Париж) Жан-Луи Рока. Полному отсутствию прозрачности учёный противопоставляет так называемую «контролируемую прозрачность». Ужесточая контроль за средствами массовой информации, Пекин не ограничивает критическую полемику в социальных сетях, чтобы лучше понимать те проблемы, с которыми сопряжена борьба с эпидемией.

Китай укрепляет свои позиции не без помощи международных организаций. После прихода к власти Дональда Трампа руководство США посчитало, что выход Америки из нескольких межгосударственных соглашений позволит этой стране претендовать на вакантное место мирового лидера. Руководитель исследовательских программ Института международных и стратегических отношений (Iris) Бартелеми Курмоно отмечает: «Китай не стремится стать супердержавой и взвалить на себя весь груз проблем, без которых немыслим этот статус. В Пекине внимательно изучили те сложности, с которыми столкнулся Вашингтон за последние двадцать лет, и не захотели пойти тем же путём». Таким образом, утверждение своей силы не всегда сопряжено с империалистическими устремлениями. Наряду с явными попытками уйти от согласования своих действий с США с помощью создания Банка поддержки развивающихся стран, задуманного как альтернатива МВФ, Китаю удалось занять стратегически важное положение в международной системе послевоенного мира и структурах ООН. «Китай долгое время проводил скромную дипломатию. Сейчас мы видим, что КНР стремится играть более заметную роль, но дипломатические ведомства западных стран должны проявить последовательность. Они слишком долго осуждали Пекин за отказ вступить в игру. Сегодня власти Китая чрезвычайно активно, в своей манере, взялись за решение этой задачи, так что европейским странам придётся приложить усилия для восстановления баланса», – полагает Жан-Люк Рока. Китай рассчитывает воспользоваться сложностями периода санитарного кризиса для того, чтобы укрепить свои позиции на мировой арене. Он уже перечислил 20 миллиардов долларов ВОЗ и предложил свою помощь ещё четырём организациям, чтобы помочь развивающимся странам усовершенствовать их системы здравоохранения. Желая опорочить этот шаг, критики взялись осуждать Китай за отправку медикаментов другим странам. Но разве другие государства действуют без тайного умысла?

Это сражение развернулось в тот момент, когда Барак Обама принял стратегическое решение обратить внимание на страны Азии, что подтолкнуло Пекин к разработке ряда инициатив, связанных с Южно-Китайским морем, созданию Азиатского банка для инвестирования в инфраструктурные проекты и прокладыванию новых «шёлковых путей». Новый миропорядок, при котором Китай оказывает помощь в обмен на дополнительные возможности для своей торговли, заставил США, Францию, Индию и Японию сформулировать ответы как в экономической, так и в военной сферах и разработать так называемую Индо-Тихоокеанскую стратегию.

Сейчас реакция Пекина стала более категоричной. Достаточно упомянуть о документах, подготовленных посольством Китая во Франции, в которых содержится открытая критика крупнейших держав, оказавшихся не готовыми к борьбе с коронавирусом. Министр иностранных дел Франции в ответ выразил «недовольство» работой посла Лу Чае. Жан-Луи Рока отмечает: «Никто доподлинно не знает, что происходит в верхах китайского руководства, но вполне возможно, что их резкий выпад есть не что иное как свидетельство слабости. Они чувствуют угрозу в условиях нарастающего кризиса и экономической нестабильности. На этом фоне возрождается национализм. Китай пытается защититься от зарубежных нападок, но при этом демонстрирует незнание тенденций, преобладающих в общественном мнении европейских стран. Поэтому его заявления оказываются непродуктивными». Пекин, как и его оппоненты, разделяет идею о том, что по завершении нынешнего кризиса будут победители и побеждённые. Вместо того чтобы упорствовать в губительном противостоянии с Вашингтоном, КНР рассчитывает создать новую многополярность и вернуть к жизни тысячелетний образ Поднебесной, где «всё сущее под Солнцем» находит себе место в мировом правлении. Неизвестно только, вписываются ли в эту концепцию нынешние конфликты.

Опубликовано 20/04/2020

На ту же тему

Эммануэль Макрон вмешивается в кризис в Белоруссии
Сила в единстве: успехи левых на выборах
Пятилетний президентский срок – хорошо или плохо?
Журналистский инсайд: насилие в полиции как часть...