Неполная занятость как способ узаконить злоупотребления руководства

Частичная занятость позволяет 473 000 предприятиям смягчить пагубные последствия замедления экономической жизни. Однако руководство некоторых компаний (SFR) пользуется этим для того, чтобы переложить расходы по оплате удалённой работы на Unedic (Национальный союз по поддержке занятости в промышленности и торговле) и на государство. Это противоречит законодательству.
Частичная занятость позволяет 473 000 предприятиям смягчить пагубные последствия замедления экономической жизни. Однако руководство некоторых компаний (SFR) пользуется этим для того, чтобы переложить расходы по оплате удалённой работы на Unedic (Национальный союз по поддержке занятости в промышленности и торговле) и на государство. Это противоречит законодательству.

Буржуазия стремится переложить основную тяжесть лишений, связанных с экономическим кризисом, на плечи рабочего класса. Рабочие места оказываются под угрозой, трудовые стандарты деградируют. Во Франции почти полмиллиона предприятий перевели своих сотрудников на частичную занятость, при этом зарплата им выплачивается государством. Многие компании воспользовались этой лазейкой, хотя нагрузка на работника зачастую остаётся прежней. Но найти новую работу в кризис очень нелегко, о чём боссы не упускают случая со значением напомнить.

С точки зрения закона это является преступлением, классифицируемым как организация нелегальной работы, однако уличить недобросовестных работодателей в нём очень нелегко.

Частичная занятость позволяет 473 000 предприятиям смягчить пагубные последствия замедления экономической жизни. Однако руководство некоторых компаний (SFR) пользуется этим для того, чтобы переложить расходы по оплате удалённой работы на Unedic (Национальный союз по поддержке занятости в промышленности и торговле) и на государство. Это противоречит законодательству.

«Нам нельзя говорить клиентам о том, что мы перешли на частичную занятость, так как это навредит имиджу компании», – говорит наша собеседница, которая предпочла представиться как Мари, потому что назвать своё настоящее имя она боится из-за возможного наказания. Мари работает в одном из парижских офисов оператора связи SFR. Как только в стране был объявлен карантин, она перешла на удалённую работу, а уже через три дня ей сообщили, что теперь она будет трудиться на условиях неполной занятости. «Нам объяснили, что темпы деятельности нашей компании замедлились, что мы снижаем обороты. И это правда. Но лично у меня клиентов меньше не стало», – утверждает Мари. Сейчас она работает как прежде, но её зарплата будет урезана на 16 %, и выплатит эти деньги не работодатель, а Национальный фонд взаимопомощи. Руководство компании понимает, что в этих условиях оно мало что может предпринять, и делает своим сотрудникам намёки угрожающего характера. «Нам уже начали говорить, что мы должны быть поизворотливее, чтобы остаться на своих местах, ведь в условиях надвигающегося экономического кризиса найти новую работу будет непросто», – рассказывает Мари. Руководство компании избегает общения с подчинёнными в письменной форме: вся информация сообщается по телефону и в ходе видеоконференций, проводимых дважды в день. Однако Мари должна каждый вечер представлять отчёт о проделанной работе.

«Это совершенно противозаконно, ведь удалённая работа – это такая же работа!» – не скрывает своего возмущения Фатма Бузайян, сотрудница инспекции по труду, официальный представитель профсоюза SUD-TAS (объединяющего специалистов в области трудовых отношений и социальной поддержки – прим. ред.). Из-за эпидемии экспертам приходится работать в особенно сложных условиях, при этом сотрудники инспекции по труду могут основываться только на письменных документах и свидетельствах работников, чтобы сделать заключение о том, как продолжается деятельность компании, которая в той или иной мере перевела своих сотрудников на частичную занятость. Первые выводы пока весьма приблизительны. Например, от членов ВКТ стало известно о том, что одно из агентств недвижимости, расположенное в исторической части Лиона, частично перевело своих сотрудников на дистанционную работу. «Если работодатель просит перейти на удалённую работу своего сотрудника, работающего в режиме частичной занятости, то такие действия рассматриваются как мошенничество и приравниваются к организации нелегальной работы», – заявил представитель Министерства труда.

Ведомство, возглавляемое Мюриэль Пенико, решило сказать своё слово после того, как стало известно о ситуации в компании SFR. Уже в первые дни карантина этот оператор связи заявил о намерении перевести на частичную занятость до 60 % своего персонала. «Нам ничто не угрожает, работа с абонентами продолжается. За март компания получила такую же прибыль, как и за февраль. Стремление SFR воспользоваться средствами Национального фонда солидарности выглядит возмутительно!» – негодует Фредерик Ванден-Биль, член профсоюза «Солидарные» в компании SFR. Его коллега, член ВКТ Сильви Фондаси, с ним согласна: «Очень интересно получается. В течение одной недели руководство сообщило, что объём оборота в Европе составил 14,8 миллиарда евро, и о том, что на частичную занятость переводятся 5 000 сотрудников компании во Франции!»

Руководство телекоммуникационной компании объясняет своё решение тем, что фирме пришлось закрыть все свои офисы, в результате чего объём коммерческой деятельности сократился. 95 % сотрудников, занятых продажами (2 554 человека) переведены на частичную занятость. Любопытно, что такая же мера коснулась и 2 415 человек, которые занимаются обслуживанием телекоммуникационных сетей и цифровых систем. Но ведь, согласно указу, эти службы считаются «жизнеобеспечивающими». Что же касается конкурентов SFR, то ни Orange, ни Free не перешли на частичную занятость. Компания Bouygues Telecom снизила при этом нагрузку почти для 20 % своего персонала.

Профсоюзы ВКТ и «Солидарные» обратились в инспекцию по труду с просьбой добиться хотя бы частичного отказа в ответ на просьбу SFR воспользоваться средствами фонда. Тем более что поступает всё больше жалоб от сотрудников, которые числятся на частичной занятости, но продолжают работать как обычно. «Если сотрудники, которые готовят документацию для тендеров и составляют пакеты документов для клиентов, в одночасье перестанут работать, то они потеряют не только 16 % от зарплаты из-за перехода на частичную занятость, но и свои комиссионные», – напоминает Фредерик Ванден-Биль. Из-за карантина потребности предприятий, которым этот оператор оказывает услуги, существенно возросли: увеличился спрос на пользование Интернетом, из-за перехода на удалённую работу нужно обеспечить большую мощность трафика, в том числе мобильного, и т. п. «Сервисные отделы, например, отдел мониторинга продаж, перегружены и вынуждены обращаться к услугам подрядчиков, чтобы справиться с решением своих задач», – утверждает активист профсоюза «Солидарные». Кстати, очень многие представители трудового коллектива, в том числе член ВКТ Сильви Фондаси, также переведены на частичную занятость.

Опубликовано 06/04/2020

На ту же тему

Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса
Отделится ли Новая Каледония от Франции?