Работники интернет-платформ за новый статус

Пока принимаются новые правовые нормы, направленные на защиту сотрудников мобильных приложений, а правительство изо всех сил старается поддержать интернет-платформы, работающие там люди мечтают получить новый организационный статус. Смогут ли они стать не наёмными сотрудниками, не самозанятыми работниками, а свободными партнёрами?
Пока принимаются новые правовые нормы, направленные на защиту сотрудников мобильных приложений, а правительство изо всех сил старается поддержать интернет-платформы, работающие там люди мечтают получить новый организационный статус. Смогут ли они стать не наёмными сотрудниками, не самозанятыми работниками, а свободными партнёрами?

Французские таксисты и велокурьеры, работающие на интернет-платформы, борются за статус наёмных работников вместо текущего статуса самозанятых. Право на отпуск, оплачиваемый больничный, минимальная заработная плата, страхование на случай безработицы – всего этого лишены те, кто, числясь самозанятым, в действительности подчинён цифровым платформам. Именно отношения подчинения (право на проведение проверок, наложение взысканий и т.п.) суд рассматривает как доказательство трудовых отношений, признавая таким образом «независимость» работников фиктивной. Однако несмотря на то, что судебная практика на стороне работников, все решения выносятся в индивидуальном порядке: человеку необходимо собрать пакет документов и обратиться в суд самостоятельно, на что способен далеко не каждый.

Пока рабочие ассоциации борются за свои права, юристы корпораций стремятся всячески оградить компании от обязательств, налагаемых статусом работодателя. Очевидно, что текущее положение дел не может длиться вечно, но у боссов остаётся лазейка: постараться ввести новый статус «свободного партнёра», промежуточный между наёмным работником и самозанятым. В этом вопросе на стороне крупного бизнеса выступает и правительство Франции. Однако как показывает пример тех стран, которые уже пошли по пути введения третьего статуса, такая модель невыгодна работникам, сочетая в себе все минусы обоих существующих вариантов.

Пока принимаются новые правовые нормы, направленные на защиту сотрудников мобильных приложений, а правительство изо всех сил старается поддержать интернет-платформы, работающие там люди мечтают получить новый организационный статус. Смогут ли они стать не наёмными сотрудниками, не самозанятыми работниками, а свободными партнёрами?

Для водителей такси Uber постановление кассационного суда стало долгожданным подарком. «Это замечательно! Мы давно мечтали о принятии такого решения», – со вздохом облегчения говорит Сир, водитель из Парижа. 4 марта правовая инстанция переквалифицировала договор между американской транспортной компанией и Сиром, независимым водителем, в трудовое соглашение. По мнению кассационного суда, права на проведение проверок и наложение взысканий, реализуемые компанией Uber, служат доказательством подчинения, а независимость работников «является фиктивной». За 5 лет работы Айят на себе испытала все тяготы такой псевдонезависимости. «Если не соглашаешься на все заказы, то тебя отключают от системы на два дня, а то и на неделю, – рассказывает женщина-водитель. – Пока не возьмёшь заказ, не узнаешь ни тариф, установленный Uber, ни направление поездки».

Правительству «нужно спасти рядового Uber».

Первый удар по цифровым платформам кассационный суд нанёс в ноябре 2018 года, признав наёмным работником одного из велокурьеров компании Take Eat Easy. Аналогичное решение по поводу компании Deliveroo в феврале прошлого года вынес суд по трудовым спорам. Представители правосудия единодушны: сотрудники цифровых платформ находятся в подчинённых отношениях со своей компанией, а значит, являются её наёмными работниками. Однако пока суды принимают решения по каждому отдельному случаю, и для того, чтобы претендовать на рассмотрение своего дела, каждый курьер должен собрать пакет документов. «Я завален заявлениями. «Сегодня утром я получил по электронной почте письмо от 16 человек с просьбой помочь им в подготовке документов», —говорит Кевен Мансьон, адвокат курьеров Deliveroo, защищающий теперь и водителей такси.

В то время как правосудие встало на сторону трудящихся, власти действуют в совершенно противоположном направлении, настаивая на статусе самозанятого работника. «Правительство стремится «спасти рядового Uber»», – с сожалением говорит Жером Пимо, один из основателей ассоциации по защите прав велокурьеров Clap. Социолог Сара Абдельнур, специализирующаяся на изменениях форм занятости, утверждает: «В настоящее время правительство поддерживает цифровые платформы, пытаясь оградить их от требований права и противопоставляя их действия решениям суда». Она имеет в виду, в частности, закон о направлениях мобильности. Этот нормативный акт, принятый в конце 2019 года, даёт каждой цифровой платформе право принимать без обсуждения в коллективе устав организации, определяющий права и обязанности её сотрудников. Однако суд не смог на основании такого устава переквалифицировать договор с сотрудниками. В конечном счёте эта норма была отменена Конституционным советом. «Цель принятия закона Эль-Хомри состояла в том, чтобы защитить цифровые платформы», – напоминает адвокат Кевен Мансьон, подчёркивая, что социальные гарантии для работников были сведены к минимуму. По мнению Сары Абдельнур, поддержка цифровых платформ является также конечной целью миссии, о которой министр труда сообщила на следующий после вынесения Кассационным судом решения по делу Uber день. «Сейчас правительство предпринимает ответные шаги против этого постановления, чтобы фиктивная независимость этих работников продолжала существовать», – полагает социолог.

Будет ли создан промежуточный статус?

Если правительство решило, что сотрудники цифровых платформ должны оставаться самозанятыми, то следует опасаться ещё одного возможного варианта: создания третьего статуса, представляющего собой нечто среднее между наёмным работником и самозанятым. По мнению доктора юридических наук Барбары Гомес, близкой к парламентским кругам, это полный абсурд. «В нашей нынешней системе граница между статусами наёмного работника и самозанятого очень расплывчата, и цифровые платформы этим пользуются. А если к этому добавится третий статус, то таких расплывчатых границ станет уже две», – предостерегает она. Считается, что этот третий статус, уже существующий в некоторых странах Европы, (ФРГ, Италия, Испания), делает рынок труда более гибким.

«В Италии, где статус полунезависимого работника был введён раньше, чем в других государствах, такие сотрудники представляют собой огромный резерв теневой рабочей силы для предприятий», – поясняет Сара Абдельнур. Именно теневой, потому что они не имеют полной независимости, которую давал бы им статус самозанятых, но и не обладают теми привилегиями, которыми пользуются наёмные работники, в частности, правом на отпуск, минимальную заработную плату и страховании на случай безработицы. «Если правосудие признает их наёмными работниками, такой промежуточный статус будет невыгоден работникам онлайн-платформ», – отмечает эксперт.

В ответ на недовольство со стороны Uber, Калифорния приняла радикальное решение: законодательно закрепить статус наёмных работников за теми, кто трудится в мобильных приложениях. Впрочем, не всем водителям это новшество пришлось по душе. «Я против перехода на бессрочное трудовое соглашение. Мне 45 лет, я двадцать лет работал в «Ашане» и закончил свою карьеру там в качестве руководителя высокого уровня. А теперь я хочу работать в удобное мне время, и брать отпуск тогда, когда мне хочется. Если завтра мне скажут, что для продолжения работы с онлайн-платформой надо заключить бессрочное трудовое соглашение, то я не буду работать», – говорит наш собеседник по имени Марсель. По мнению Жерома Пимо, это всего лишь вопрос времени, а потом работники поймут, что их «обвели вокруг пальца». «Нет людей, которые не хотят пересмотреть свои отношения с работодателем, но есть те, кто пока этого не хочет», – уверен он.

Нужно лишь несколько корректировок.

В сущности, работа по найму и независимость – понятия вовсе не взаимоисключающие. Трудовой кодекс уже сейчас содержит положения, позволяющие наёмным работникам устанавливать удобный для них рабочий график, а ведь именно это обстоятельство выдвигают в качестве основного аргумента те, кто хочет сохранить свою независимость. Сара Абдельнур поясняет: «Среди работников Uber немало тех, кто раньше трудился по найму на должностях, не требующих высокой квалификации, но сопряжённых со множеством ограничений и с жёстким контролем. В их представлении работа по найму – это непременно фиксированное рабочее место, строгий надзор со стороны начальника, и поэтому они предпочитают длительное сотрудничество с компанией Uber. Но вполне возможно, что они согласятся стать наёмными работниками, если предложить им гибкий график. Например, когда нанимают на работу студентов, работодатель обычно принимает во внимание время их занятий и экзаменов».

Но для того, чтобы придать статус наёмных работников тем, кто долгое время считался самозанятым, не обойтись без некоторых корректировок. В этом и заключается суть законопроекта, вынесенного фракцией коммунистов на рассмотрение Сената: необходимо предоставить трудящимся те права, которыми пользуются наёмные работники, например, почасовую оплату, и создать объединения, которые представляли бы их интересы – пока в среде водителей такси их очень мало. Это предложение сейчас как никогда актуально.

Опубликовано в воскресном номере за 20 – 08 апреля 2020 г.

На ту же тему

Президентское большинство проголосовало за приложение StopCovid
COVID-19. В США 100 000 умерших… А...
«GAFAM хотят завоевать весь мир». Интервью с...
Китай: После коронавируса приоритет в политике –...