О коронавирусе из первых рук: рассказы заболевших о том, как Сovid-19 «круто изменил их жизнь»

Одни из них сдавали анализ на коронавирус, другие – нет. Одни переносят болезнь в лёгкой форме, другие оказались в реанимации. Наши собеседники рассказывают о том, что сначала не придавали значения эпидемии, но вскоре заметили у себя первые симптомы, а когда их состояние ухудшилось, обнаружили, что получить медицинскую помощь не так-то просто.
Одни из них сдавали анализ на коронавирус, другие – нет. Одни переносят болезнь в лёгкой форме, другие оказались в реанимации. Наши собеседники рассказывают о том, что сначала не придавали значения эпидемии, но вскоре заметили у себя первые симптомы, а когда их состояние ухудшилось, обнаружили, что получить медицинскую помощь не так-то просто.

Сухие цифры статистики могут показать тенденции, но не дают нам полной картины происходящего, её человеческого измерения. Как человек, обнаруживая у себя всё новые симптомы, стремится сначала отрицать очевидное, а затем смиряется. Что он чувствует, понимая, что болен сам и представляет угрозу для окружающих, для своих родных и близких? Каково осознавать, что помощь не приедет, потому что скорая перегружена, а такси просто боится приезжать? Каково теряя сознание вести машину в ближайшую больницу – потому что никто другой тебя туда не доставит?

«Юманите» записала истории людей, столкнувшихся с болезнью лично.

Одни из них сдавали анализ на коронавирус, другие – нет. Одни переносят болезнь в лёгкой форме, другие оказались в реанимации. Наши собеседники рассказывают о том, что сначала не придавали значения эпидемии, но вскоре заметили у себя первые симптомы, а когда их состояние ухудшилось, обнаружили, что получить медицинскую помощь не так-то просто.

Во вторник вечером во Франции стало известно о печальном достижении: количество жертв Covid-19 в стране превысило 1 000 человек, с начала эпидемии умерло 1 100 французов, в том числе 240 – за последние сутки. К этим цифрам следует относиться с осторожностью, так как в официальную статистику включаются главным образом случаи, зафиксированные в больницах. А как же все остальные? Ведь немало больных не попало в поле зрения медиков, или вирус у них был обнаружен в последний момент. Кстати, орган санитарного надзора «Государственное здравоохранение Франции» начал мониторинг в домах престарелых только… вчера.

Что же известно об опасности, которую представляет вирус для заразившихся? «По информации, полученной из Китая, 80 % людей переносят болезнь без осложнений. У остальных 20 % заболевание протекает более тяжело, а в 5 % случаев – очень тяжело», – рассказывает вирусолог, специалист по коронавирусу Сандрин Белузар, сотрудница лаборатории по изучению инфекций и иммунитета при Национальном центре научных исследований (Лилль). «85 % смертельных случаев приходится на пациентов старше 70 лет», – повторил во вторник руководитель Главного управления здравоохранения Жером Саломон, оценив эпидемию как «беспрецедентную, серьёзную и быстро распространяющуюся». Журналисты L’Humanité взяли интервью у некоторых людей, переболевших Covid-19 в разных формах, в том числе у тех, чей диагноз официально не подтверждён.

Ида: «При малейшем усилии у меня буквально перехватывает дыхание»

35-летняя журналистка вот уже тринадцать дней сражается с коронавирусом, находясь на карантине в своей небольшой квартирке в Париже. К счастью, о ней есть кому позаботиться и принести всё необходимое.

«В четверг, 12 марта, я была на работе, когда вдруг ощутила первые симптомы болезни, которую сначала приняла за простуду: нарастающую слабость, высокую температуру и сильную головную боль. Я вернулась домой на метро и легла в постель. На следующий день началась ломота в теле, я чувствовала себя разбитой. Тогда я поняла, что, возможно, подхватила Covid-19, тем более что температура поднялась до 38 градусов. Как быть? В то время мы получали противоречивую информацию. Нам говорили, что звонить в «скорую помощь» нужно только при появлении признаков дыхательной недостаточности. Я не хотела идти к своему врачу, опасаясь заразить других пациентов, так что решила самоизолироваться дома и посмотреть, как будет развиваться ситуация.

Я живу одна, и поэтому попросила друзей, чтобы они принесли и оставили возле моей двери продукты и долипран… К счастью, обо мне есть кому позаботиться: недалеко живёт моя сестра со своим парнем. Я знала, что, если моё состояние резко ухудшится, то я могу в любой момент позвонить им, и они отвезут меня в больницу. Это помогало мне не поддаваться панике.

В субботу утром у меня начался сильный кашель. Я позвонила своему терапевту, и та сказала мне прийти на приём. Она назначила мне консультацию в конце рабочего дня, когда других пациентов уже нет. Оценив симптомы, врач предположила заражение коронавирусом. Она снабдила меня двумя хирургическими масками на случай, если придётся выходить из дома, и выписала больничный на семь дней. Она сказала, что я должна прийти к ней неделю спустя, если проявления болезни сохранятся, или вызвать «скорую помощь», если моё состояние ухудшится.

Я вернулась домой, а на другой день, надев маску, отправилась голосовать. Теперь я понимаю, что не должна была этого делать. Но тогда власти давали противоречивые рекомендации. Мне кажется, что даже доктор была немного растеряна. На девятый день, когда я уже пошла на поправку, у меня вновь начались приступы кашля, и я почувствовала, что задыхаюсь. Классическая картина, подумала я, но меня это ничуть не успокоило.

Мне удаётся более-менее спокойно переживать этот период, потому что, хотя я и вынуждена сидеть в маленькой парижской квартирке, откуда даже небо не видно, я всё-таки не изолирована от мира. Я постоянно общаюсь с друзьями, они интересуются, как у меня дела, и приносят продукты. Сегодня, на тринадцатый день борьбы с Covid-19, мне уже лучше, но я всё ещё очень слаба и много сплю, даже днём. И хотя я уже почти избавилась от кашля, при малейшем усилии у меня буквально перехватывает дыхание».

Кристель: «Несмотря на все симптомы, анализ у меня так и не взяли».

Эта женщина 47 лет, совладелица консалтинговой компании в Париже, перешла на удалённую работу ещё 16 марта. Через два дня у неё появились первые признаки заболевания: головная боль и повышение температуры.

«У меня в офисе многие коллеги страдают хроническими болезнями. Поэтому я решила, что с понедельника, 16 марта, буду работать дома. Впрочем, в тот день мне пришлось срочно уехать по делам, воспользоваться транспортом, чтобы забрать из офиса компьютер и т. д. В субботу, 8 марта, я провела вечер с друзьями. На следующий день один из них заболел. Я почувствовала недомогание – ломоту и слабость – неделю спустя, но всё это было не очень серьёзно, и я подумала, что не стоит себя накручивать. Впрочем, накануне я встречалась с одним клиентом, и там было много народу… 18 марта, в среду, болезнь заявила о себе в полную силу: температура 39, головная боль, диарея и т. п. Я чувствовала себя совершенно обессиленной. Сейчас мне немного лучше, но боль в груди сохранялась в течение нескольких дней. Анализ я не сдавала. Впрочем, я смогла дозвониться до своего врача, чтобы получить консультацию по телефону, только… в понедельник. Ему оставалось лишь подтвердить диагноз: подозрение на Covid-19. Теперь я стараюсь выходить из дома как можно реже, только чтобы купить хлеба в магазине на первом этаже. 16 марта мой гражданский муж и его сын провели у меня целый день. Пока они, кажется, здоровы, но с тех пор я их не видела.

Две мои дочери до субботы были у своего отца, а сейчас они со мной. Мы решили, что они, как и раньше, будут проводить время то с одним из нас, то с другим. Думаю, они не сильно рискуют. Может быть, они уже сейчас являются носителями вируса. Их отец говорит, что все мы рано или поздно переболеем, так что он готов забрать девочек к себе через некоторое время. А пока им придётся ходить в магазин! Масок в продаже не найти, это просто безобразие! Некоторые клиенты, с которыми взаимодействует наша компания, приостановили работу, так что нам, видимо, придётся отправить своих сотрудников в вынужденные отпуска. Если это ненадолго, то всё будет в порядке, но я опасаюсь, что в долгосрочной перспективе это не пройдёт бесследно и может привести к замедлению экономических процессов в целом.

Беседовал Оливье Шартрен

Кароль: «Не дождавшись ни скорой помощи, ни такси, я сама поехала в больницу».

44-летняя Кароль из департамента Эна заразилась на своём рабочем месте, в аптеке, из-за нехватки защитных средств. Сейчас она в реанимации.

С вечера воскресенья Кароль (1) находится под аппаратом искусственной вентиляции лёгких и потому не в состоянии говорить. Её история очень поучительна. Эта женщина, работающая в аптеке в небольшом городке в окрестностях Суассона, слишком поздно поняла, какой опасности она подвергает своё здоровье, обслуживая клиентов без специальных средств защиты. «Сначала у нас был водно-спиртовой гель, и мы им пользовались, пока его запасы не иссякли… Но ни масок, ни перчаток у нас не было, их привезли только накануне первого тура выборов». Для Кароль, которая к тому времени обслужила около 300 человек, работая без перчаток и не соблюдая безопасное расстояние, время было уже упущено. В субботу, когда она находилась на рабочем месте, у неё начался кашель. Будучи оптимисткой, женщина приняла его за признак обычной простуды. В воскресенье она, конечно, отправилась на избирательный участок. Несколько дней спустя Кароль почувствовала, что задыхается, и немного испугалась. По совету своего врача она решила самоизолироваться дома. Кароль очень тревожилась не только за себя, но и за своих детей-студентов, которые приезжали на выходные домой, и за клиентов аптеки, где она работает. Она обзвонила несколько больниц в своём департаменте, чтобы узнать, где можно сдать анализ на коронавирус. Оказалось, что нигде. Во всех медицинских учреждениях, в которые она обращалась, ей отказали в проведении теста, пояснив, что «в первую очередь мы берём анализы у врачей и медсестёр».

Через несколько дней, в четверг, Кароль, которая живёт на 5-м этаже, надев маску, вышла из дома, чтобы купить продукты. Она едва не потеряла сознание на улице и с большим трудом, «чуть ли не на четвереньках», добралась до своей квартиры. Она задыхалась… Не дожидаясь, пока вернётся муж, Кароль набрала номер скорой помощи. Там ей объяснили, что ничем помочь не могут: «У нас нет свободных машин, чтобы отвезти вас в больницу». Аналогичный ответ она получила и от диспетчера такси, понявшего, в каком состоянии находится женщина, ведь никто не хочет сажать в машину человека, возможно, заражённого коронавирусом. Тогда Кароль села за руль своего автомобиля и отправилась в больницу Сен-Кантен, находящуюся в двадцати минутах езды от её дома. Там на неё сразу же надели маску для подачи дыхательной смеси, состоящей из сосудорасширяющего средства и кислорода, и начали внутривенное введение антибиотиков. Самоотверженные медики взяли у неё анализ крови на коронавирус и сделали томографию лёгких, которая показала тяжёлое поражение бронхов. Несмотря на проводимое лечение, от которого в субботу женщине стало немного легче, её состояние продолжало ухудшаться, поэтому врачи ввели её в медикаментозный сон и установили аппарат искусственной вентиляции лёгких. В понедельник наконец были получены результаты анализа: Кароль действительно больна Covid-19 с высоким уровнем вирусной нагрузки на организм. Тем не менее, родственники пациентки верят в то, что её молодой здоровый организм справится с недугом.

(1) Имя изменено

Опубликовано 27/03/2020

На ту же тему

В год 75-летия ООН её роль как...
Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса