«Мы живём в тесноте, и сейчас особенно сильно хотим выйти из своих курятников»

В небогатых городках региона Иль-де-Франс, где распоряжения властей порой выполняются не сразу, многие всё же поняли, как важно сейчас оставаться дома, пусть даже жилищные условия не благоприятствуют длительному пребыванию четырёх стенах.
В небогатых городках региона Иль-де-Франс, где распоряжения властей порой выполняются не сразу, многие всё же поняли, как важно сейчас оставаться дома, пусть даже жилищные условия не благоприятствуют длительному пребыванию четырёх стенах.

Жители неблагополучных парижских пригородов наиболее склонны к нарушению карантина. С одной стороны, молодёжь из гетто не привыкла доверять властям, а с другой – пребывание в перенаселённом малометражном жилье способно свести с ума кого угодно.

Наибольшее по стране число нарушений фиксируется в департаменте Сена-Сен-Дени. Здесь же огромная часть населения не имеет работы или занята в неформальном, нередко даже криминальном секторе. Изоляция бьёт по ним наиболее больно.

В небогатых городках региона Иль-де-Франс, где распоряжения властей порой выполняются не сразу, многие всё же поняли, как важно сейчас оставаться дома, пусть даже жилищные условия не благоприятствуют длительному пребыванию четырёх стенах.

«В среду мы играли в футбол с ребятами, ведь им не надо было идти в школу. Здорово провели время», – рассказывает 21-летний Дрисс. Он живёт в квартале Валь-д’Аржан парижского пригорода Аржантёй. В начале прошлой недели, когда президент Франции объявил карантин, Дрисс не кинулся сразу менять свои привычки. «Сначала мы с парнями наплевали на это. Мы же знаем, когда Макрон что-то говорит, нас это или вообще не касается, или он собрался за нами шпионить. На этот раз, как мы поняли, получается и то, и другое вместе. Дело не в коронавирусе, просто правительство пользуется моментом, чтобы прислать к нам полицию», – рассказывает он. Но прошло всего несколько дней, и вот уже Дрисс рассуждает иначе. Со слов городских аниматоров и из разговоров с друзьями он понял, насколько опасна эпидемия. «Нам надо было поговорить между собой, почитать информацию, чтобы самим прийти к выводу: лучше сидеть дома», – говорит Дрисс. В четверг вечером, после очередных затянувшихся посиделок с приятелями, молодой человек вернулся в свою квартиру площадью 20 м2. Он вышел из неё только в воскресенье, и то на пять минут, чтобы сходить в магазин.

В минувшие выходные по социальным сетям распространялись видеозаписи, на которых можно было увидеть скопления людей на рынках и у дверей работающих магазинов. «И сейчас на улицах всё ещё много гуляющей молодёжи, – признаёт Жером (1), городской аниматор из департамента тСена-Сен-Дени, который предпочёл скрыть своё настоящее имя. – Мы, аниматоры, выполняем очень важную задачу. Нам удалось убедить многих людей в необходимости оставаться дома. Мы выслушивали их доводы, разъясняли серьёзность ситуации, и это было нелегко». По словам Жерома, за последние несколько дней ситуация улучшилась. Всё реже можно встретить группы людей, к тому же в выходные префектура закрыла для посещений парки, сады и скверы во всём департаменте. Но самые непокорные ведут себя по-прежнему, и никакие аргументы аниматоров на них не действуют. «Они привыкли собираться компанией, привыкли бывать на улице. К тому же некоторым вообще наплевать на происходящее, они изображают бунтарей. Конечно, это глупость, но мы ничего не можем сделать», – объясняет Жером.

В минувший вторник 10 % протоколов о несоблюдении карантина во Франции было составлено в департаменте Сена-Сен-Дени, семь из восьми случаев заключения под стражу за повторное нарушение режима тоже приходятся на этот департамент. «В первые дни распоряжения действительно не выполнялись, но сейчас порядки ужесточились, – отмечает Жером. – Особенно это касается таких пригородов как наш». «Полиция постоянно выписывает штрафы, потому что люди по-прежнему выходят на улицу», – пояснили в комиссариате Бобиньи, сотрудникам которого нередко приходится решать различные конфликты. В четверг в качестве подкрепления к ним прибыли бойцы республиканской роты безопасности.

Дрисс считает, что в последние дни к пригородам приковано особенно пристальное внимание, но никто не хочет учитывать условия, в которых живут здешние обитатели. Например, мать нашего собеседника живёт в Аржантёе с тремя детьми в возрасте от 9 до 16 лет в квартире, площадью 30 м2. «Все они ютятся в тесноте и хотят выйти из дома. Для моей матери это ужасно – сидеть с детьми целый день взаперти. Поначалу она, как и другие, позволяла им делать всё, что угодно. Теперь она за ними присматривает, но вынуждена выпускать их на улицу по одному хотя бы на пять-десять минут в день, а иначе они просто сойдут с ума».

В департаменте Сена-Сен-Дени особенно бросается в глаза большое количество полицейских на улицах, чего не скажешь о других пригородах, таких как Малакофф или Ванв (департамент О-де-Сен), где на 60 000 жителей приходится всего 4–6 стражей порядка. «В полиции не хватает сотрудников, поэтому им приходится заниматься только экстренными случаями, – с сожалением отмечает мэр города Малакофф, член ФКП, Жаклин Бельом. – Здесь вы не встретите на улицах полицейскую машину. Они делают всё, что могут, но сейчас мы расплачиваемся за сокращение штатов в полиции, которое вот уже несколько лет продолжается в нашем регионе. Для того чтобы усилить контроль, я начала сама ходить по кварталам, но врач запретил мне это делать. Пришлось его послушаться». Теперь по улицам ездит автомобиль с громкоговорителем, чтобы доносить информацию до жителей, а со вторника начали работу трое аниматоров. «Это очень действенные меры, но некоторые молодые люди, а порой и целые семьи, всё так же гуляют по улицам. Их тоже можно понять, ведь они живут в условиях скученности, – признаёт мэр. – Некоторым просто необходимо подышать свежим воздухом. Так что всё это очень неоднозначно».

(1) Имя изменено.

Опубликовано 24/03/2020

На ту же тему

В домах престарелых готовятся к худшему
Изоляция: что дальше намерено делать правительство?
«Мы живём в тесноте, и сейчас особенно...
Солидарность против кризиса: муниципальные власти действую