Почему во Франции всё больше недовольны «ограниченным» выявлением случаев заражения коронавирусом?

Среди всех стран, столкнувшихся с эпидемией, Франция выделяется небольшим количеством проводимых анализов. Одни объясняют это недостатком «материала». Другие считают, что всё дело в преступной халатности.
Среди всех стран, столкнувшихся с эпидемией, Франция выделяется небольшим количеством проводимых анализов. Одни объясняют это недостатком «материала». Другие считают, что всё дело в преступной халатности.

В Германии еженедельно могут проводиться 160 000 тестов на коронавирус, а во Франции – только 35 000. Это результат того, что на протяжении многих недель призывы Всемирной организации здравоохранения как можно мире проводить тесты буквально саботировались французским Минздравом.

Страшно представить, скольких жизней будет стоить эта халатность. Когда наконец настало время достать голову из песка, выяснилось, что эпидемия полыхает по всей стране, точного количества заражённых не знает никто, и даже приблизительные оценки разнятся в разы. 

Эта проблема возникла не вчера. Медики предупреждали о неудовлетворительном состоянии дел с диагностическими средствами ещё до начала пандемии, но тогда их никто не слышал.

Среди всех стран, столкнувшихся с эпидемией, Франция выделяется небольшим количеством проводимых анализов. Одни объясняют это недостатком «материала». Другие считают, что всё дело в преступной халатности.

«Делайте, делайте, делайте анализы. Нельзя тушить пожар с завязанными глазами», – заявил на брифинге 16 марта генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Аданом Гебреисус. Многие страны, не дожидаясь его призыва, уже приступили к массовой диагностике. Руководство других стран, в том числе Франции, похоже, не внесло эту задачу в список своих приоритетов. После нескольких недель упорного нежелания замечать проблему, в минувшую субботу министр здравоохранения наконец признал, что французский «подход» нуждается в «пересмотре». «ВОЗ просит нас тестировать людей, значит, этим мы и должны заняться», – заявил Оливье Веран, пообещав «увеличить количество проводимых анализов», но только после того, «как будет снят карантин».

«Разме это эффективно?» – спросите вы. Трудно сказать. Многие специалисты (например, Дидье Рауль, профессор-инфекционист из Марселя, член учёного совета при руководстве страны), напротив, выступают за как можно более массовую и раннюю диагностику. «Чтобы спасти жизни людей, мы должны ограничить распространение инфекции. Это означает, что нужно выявить и изолировать как можно больше заражённых, а также отправить в карантин всех, кто находился в тесном контакте с ними, – сказал глава ВОЗ ещё 12 марта. – Даже если вы не можете остановить передачу вируса, вы в силах замедлить её, чтобы уберечь лечебные учреждения, дома престарелых и другие жизненно важные объекты, но лишь при том условии, что вы протестируете всех, кто может оказаться заражённым». «Более упорядоченное выявление носителей могло бы сыграть существенную роль в подавлении или растягивании пикового периода эпидемии», – писали 13 марта на страницах издания «Ежедневник медика» (Quotidien du medecin) Лоран Лагро (Национальный институт здравоохранения и медицинских исследований) и Дидье Пейан (бывший заведующий отделением реанимации госпиталя Ларибуазьер). К сожалению, французы только заявили о соответствующих целях, однако не перешли от слов к делу и столкнулись с невиданным распространением вируса, которое приобрело более широкий размах, чем об этом можно было судить по ежедневно публикуемым цифрам. В субботу Оливье Веран сказал, что во Франции инфицировано «от 30 000 до 90 000» человек. Это явно намного больше, чем те 14 459 случаев, о которых сообщает официальная статистика.

Однако ещё несколько дней тому назад сама мысль о том, чтобы более активно брать анализы у населения, была отклонена без всяких церемоний. «В условиях активных передвижений тесты не приносят большой пользы, нигде в мире так не делают», – заверил генеральный директор Главного управления здравоохранения Жером Саломон 17 марта, на следующий день после заявления ВОЗ. Эти слова «к Франции не относятся», дал понять высокопоставленный чиновник, инфекционист по профессии. Неужели? Но кому же тогда адресован этот призыв, если тем не странам, которые до сих пор жёстко ограничивают возможности для выявления болезни? За первую неделю марта, когда в ФРГ ещё не было ни одного случая смерти от Covid-19, в этой стране сдали анализы 35 000 человек, на следующей неделе – ещё 100 000, а на сегодняшней день в Германии могут еженедельно проводиться 160 000 тестов (об этом сообщил глава Института здравоохранения имени Роберта Коха Лотхар Вилер). А французские медики с недавних пор могут проводить не более 5 000 тестов в день.

В начале марта ситуация была ещё хуже. «На весь департамент Сена-Сен-Дени нам был выдан лимит – 14 тестов, с 9 марта его увеличили до 28, – вспоминает Кристоф Прюдом, официальный представитель Ассоциации сотрудников скорой помощи (Amuf). – Крайне мало! Поэтому нам приходилось брать анализы лишь в самых приоритетных случаях. Это было совершенно неправильно! Таким образом многие сомнительные случаи оставались без внимания». По мнению этого врача из больницы имени Авиценны в Бобиньи, «правительство проявило нерасторопность, вовремя не заставив лаборатории приступить к массовому производству тест-систем, а также дало недостаточно чёткие указания, призвав «продолжать деятельность» во что бы то ни стало».

Можно ли объяснить стремление ограничить выявление инфекции недостатком нужных для этого материалов? Именно на этом настаивает иммунолог Жан-Франсуа Дельфресси, возглавляющий научную комиссию, созданную 11 марта. «Мы не в состоянии (…) проводить такое же широкомасштабное тестирование, как в Южной Корее», – заявил он в интервью газете Le Monde в минувшие выходные, подчеркнув, что это обусловлено «огромной проблемой (со снабжением – прим. ред.) реактивами», которые поступают «из Китая и США». Эти доводы не кажутся убедительными одной из основательниц Центра изучения стратегий в области снабжения медикаментами Полин Лондей. В письме, направленном в четверг Эдуару Филиппу, она напомнила, что ещё осенью предупреждала «о проблемах на французском рынке диагностических средств в целом» и Оливье Верана, который в то время был автором законопроекта о социальном обеспечении, и Аньес Бюзен. Тогда её никто не услышал. «Приходится признать, что с тех пор ничего не изменилось», – с сожалением говорит Полин.

А между тем во Франции немало лабораторий, как государственных, так и частных, способных проводить такие анализы (120, по данным Главного управления здравоохранения). Но лишь несколько десятков из них оказались готовы к такой работе. На этом специализируется французское предприятие BioMerieux, оборот которого в 2018 году достиг 2,4 миллиарда евро. Правительство как-то мобилизовало возможности этого предприятия? Сложившаяся ситуация заставляет в этом усомниться. В четверг трое врачей, представителей трудового коллектива одного из медицинских учреждений, будучи уверенными в том, что не все меры были приняты вовремя, подали во французский суд иск против премьер-министра и бывшего министра здравоохранения Аньес Бюзен. Их коллеги в пятницу обратились с заявлением в Госсовет, потребовав более жёстких карантинных мер. В тот же день было опубликовано открытое письмо пятидесяти медиков, авторы которого задавали вопрос: «Действительно ли правительство ведёт борьбу против коронавируса?». Всё это свидетельствует о недовольстве, которое распространяется в обществе почти так же быстро, как вирус.

Опубликовано 23/03/2020

На ту же тему

В домах престарелых готовятся к худшему
Изоляция: что дальше намерено делать правительство?
«Мы живём в тесноте, и сейчас особенно...
Солидарность против кризиса: муниципальные власти действую