После введения режима самоизоляции многие семьи, испытывающие большие материальные трудности, оказались в отчаянном положении. Нужно чем-то занять детей в квартире-студии, как-то их прокормить… Приостановка работы ассоциаций солидарности ударила по самым бедным.
После введения режима самоизоляции многие семьи, испытывающие большие материальные трудности, оказались в отчаянном положении. Нужно чем-то занять детей в квартире-студии, как-то их прокормить… Приостановка работы ассоциаций солидарности ударила по самым бедным.

На биологическом уровне коронавирус наиболее опасен для ослабленных организмов – пожилых, больных и так далее. На социальном уровне наблюдается схожая картина: сильнее всего пандемия бьёт по самым бедным и угнетённым – одиноким матерям, не имеющим полной занятости, мигрантам…

Как выживают на карантине низы рабочего класса? Вот история одной парижской семьи, вся надежда которой только на солидарность.

После введения режима самоизоляции многие семьи, испытывающие большие материальные трудности, оказались в отчаянном положении. Нужно чем-то занять детей в квартире-студии, как-то их прокормить… Приостановка работы ассоциаций солидарности ударила по самым бедным.

Аю (1) – одна из представительниц неполных семей столицы. Вчера у неё началась паника. «У меня больше нет денег на еду. Обычно меня выручает благотворительная организация «Restos du coeur» или другие ассоциации. Но как мне быть теперь? Тем более, что во время карантина не так-то легко выкручиваться, и поддержки неравнодушных может не хватить. Вчера, чтобы не допустить голода, я зашла к подруге, она согласилась одолжить мне 5 евро. Я думала, что спасена на несколько дней. Но когда пришла в супермаркет, там не было ни макарон, ни риса… В 36 лет я выгляжу на 50», – прерывающимся голосом говорит измученная жизненными испытаниями женщина. Эта уроженка Кот-д’Ивуара с трудом получила двухлетний вид на жительство и после переезда во Францию в одиночку борется за будущее своего 9-летнего сына, который учится в одной из парижских школ. «Брахима – высокий для своего возраста мальчик, любит футбол и своих друзей, – продолжает Аю. – Как ему выдержать три недели самоизоляции в 20- метровой студии оперативного размещения? И это нам ещё повезло. Вот если бы мы до сих пор жили в отеле…»

«Отель» – это жилищный фонд благотворительной организации SAMU Social, по приезде предоставившей матери с сыном комнату в 8 м2, без кухни и с удобствами на этаже. В таких условиях семья прожила восемь лет. «Теперь, в студии, я могу готовить, но еды у нас нет! – с горечью замечает Аю. Дистанционное обучение для Брахима тоже будет проходить с трудностями. «У меня нет компьютера. Но учителя дали задания по тетрадям, так что я постараюсь заставить его заниматься, насколько это в моих силах», – объясняет женщина, работавшая учительницей начальных классов в Кот-д’Ивуаре. Не одна Аю оказалась в такой ситуации: «У меня не самое тяжёлое положение. Я знаю женщин, которым повезло ещё меньше, и которым приходится жить с 4-мя детьми в микроскопических квартирках». Женщина работает внештатным аниматором в парижской мэрии, у неё выходит всего несколько часов работы в день, а «зарплата» колеблется от 100 до 300 евро в месяц. Аю беспокоится о будущем: «Насколько я поняла, внештатным сотрудникам за этот период ничего платить не будут. Придётся положиться на ассоциации солидарности, иначе нам не справиться… Невозможно, чтобы государство просто бросило нас».

(1) Имя было изменено

Опубликовано 19/03/2020

На ту же тему

В домах престарелых готовятся к худшему
Изоляция: что дальше намерено делать правительство?
«Мы живём в тесноте, и сейчас особенно...
Солидарность против кризиса: муниципальные власти действую