Марион Гема: «Французский подход к поддержанию общественного порядка доказал свою несостоятельность»

В докладе французской Ассоциации христиан против пыток (Acat-France), опубликованном в среду утром, подробно рассказывается о жестоких методах, применяемых жандармами и полицейскими во время забастовок. «Они руководствуются политическими установками», - уверена Марион Гема, автор этого документа, эксперт Acat по деятельности полиции, органов правосудия и тюрем. Пусть не летальное, но опасное оружие, превентивные задержания, безнаказанность полицейских... Гема говорит о недостатках в работе системы и предлагает пути к созданию новой доктрины.
В докладе французской Ассоциации христиан против пыток (Acat-France), опубликованном в среду утром, подробно рассказывается о жестоких методах, применяемых жандармами и полицейскими во время забастовок. «Они руководствуются политическими установками», - уверена Марион Гема, автор этого документа, эксперт Acat по деятельности полиции, органов правосудия и тюрем. Пусть не летальное, но опасное оружие, превентивные задержания, безнаказанность полицейских... Гема говорит о недостатках в работе системы и предлагает пути к созданию новой доктрины.

Ассоциация христиан против пыток опубликовала доклад о полицейском насилии во Франции. Согласно оценке авторов доклада, травматизм от применяемого полицией оружия во время разгона демонстраций неуклонно растёт, а самих полицейских развращает полная безнаказанность и установка на насилие вместо диалога.

Автор доклада Марион Гема в интервью, данном газете «Юманите», рассказала о проблемах, связанных с оценкой действий сотрудников полиции, о том, почему внутренние расследования оказываются неэффективными, почему т.н. «нелетальное оружие» на практике оказывается опаснее, чем заявляет производитель и почему несмотря на публикация множества доказательств необоснованной жестокости полиции во время разгона манифестаций «жёлтых жилетов», ни один полицейский не был даже отстранён от службы.

В докладе французской Ассоциации христиан против пыток (Acat-France), опубликованном в среду утром, подробно рассказывается о жестоких методах, применяемых жандармами и полицейскими во время забастовок. «Они руководствуются политическими установками», – уверена Марион Гема, автор этого документа, эксперт Acat по деятельности полиции, органов правосудия и тюрем. Пусть не летальное, но опасное оружие, превентивные задержания, безнаказанность полицейских… Гема говорит о недостатках в работе системы и предлагает пути к созданию новой доктрины.

Эжени Барбеза: Применение какого оружия и какие действия против манифестантов, по вашему мнению, самое неприемлемое?

Марион Гема: Во-первых, травматические пистолеты. На протяжении многих лет Acat добивается их запрета, так как количество ранений, наносимых пулями из травматов, неуклонно растёт. То же самое относится к ударно-волновым гранатам. Лаборатория при жандармерии обратила внимание на опасность их использования, о которой умалчивает производитель. Она обусловлена поражающим действием осколков в момент взрыва. Что касается гранат для прорыва окружения, то независимая экспертиза показала, что содержащиеся в них куски пластика разлетаются со скоростью не 10 м/с, как сказано в техническом описании, а 126 м/с. Мы также сомневаемся в безвредности слезоточивого газа, особенно при массовом и неоднократном его применении. Наконец, использование водомётов, практически ничем не регламентированное и не позволяющее оказывать точечное воздействие, также сопряжено с рядом проблем. Словом, нужна полноценная, открытая экспертиза этих видов оружия, называемых нелетальными. Необходимо также понимать, насколько уместно их использование во время массовых шествий, тем более что налицо огромные упущения в системе повышения квалификации полицейских, в рамках которой продолжительность ограничивается несколькими днями в году. Государство вкладывает большие деньги в приобретение оборудования, но совершенно не придаёт значения гуманитарным аспектам деятельности полиции. На практике мы наблюдаем настоящие облавы, которые организуются жестоко и незаконно. Ещё одна недавно появившаяся тенденция – всё более активное юридическое подкрепление действий по поддержанию правопорядка (так называемых превентивных арестов, заключений под стражу без реальных на то оснований, запретов на проведение манифестаций). С 2015 года такие решения выносятся всё чаще.

Э.Б.: Помогает ли использование документальных видеозаписей, запечатлевших акты насилия, добиться справедливости в судебных инстанциях?

М.Г.: Видеозаписи широко используются как участниками манифестаций, желающими доказать факты полицейского насилия, так и служителями правопорядка, использующими видеокадры для идентификации тех, кого следует задержать. Однако в суде такие записи рассматриваются по-разному. В отличие от обычного гражданина, полицейских никогда не просят воспроизвести на словах ситуацию, в которой были сняты те или иные кадры. А тот факт, что видеозаписи, демонстрирующие жестокость полицейских, стали достоянием общественности, в первую очередь благодаря социальным сетям, никак не влияет на поведение стражей порядка, которые всё отрицают, и властей, которые не предпринимают никаких действий. Когда Лоран Нуньес (госсекретарь по внутренним делам – прим. ред.) заявляет, что «министерство систематически обжалует приговоры, выносимые полицейским», это означает, что государство одобряет действия полиции и гарантирует полную безнаказанность её сотрудникам. А значит, не стоит удивляться тому, что злоупотребления становятся нормой. При этом правосудие демонстрирует двойные стандарты: рассмотрение дел в отношении полицейских порой растягивается надолго, тогда как участники манифестаций часто предстают перед судом даже без предварительного расследования. На сегодняшний день только двое полицейских были осуждены за применение насилия во время шествий «жёлтых жилетов», но и они не были отстранены от работы.

Э.Б.: Какую позицию занимает IGPN (внутренняя полиция)?

М.Г.: Внутренняя полиция инициирует расследования, но не налагает взысканий. Она может только порекомендовать непосредственному начальству провинившегося сотрудника применить к нему меры административного воздействия. То есть внутренняя полиция может констатировать факты допущения полицейским того или иного нарушения, но при этом он не будет ни осуждён, ни временно отстранён от исполнения своих обязанностей. Acat не признаёт эту инстанцию независимой, поскольку её руководителя назначает Совет министров, который может в любой момент снять его с должности. К тому же внутренняя полиция не вправе разглашать информацию без предварительного согласования с Министерством внутренних дел. Организация такого рода должна действовать открыто. Это неправильно, когда работу полицейских оценивают полицейские!

Э.Б.: В чём заключаются ваши основные рекомендации?

М.Г.: Государство нашло средства на создание в десяти городах «подразделений по борьбе с погромщиками». Теперь ему пора изыскать резервы для искоренения незаконных проявлений насилия. В 2019 году более 30 человек навсегда лишились здоровья в ходе манифестаций, но никакой реакции не последовало. Зато власть готова приложить немало усилий для того, чтобы уберечь витрины магазинов. Надо разговаривать с людьми вместо того, чтобы выводить на улицы вооружённых до зубов полицейских и жандармов. В Бельгии, Англии, ФРГ и Нидерландах есть специальные службы, сотрудники которых следят за порядком на манифестациях, и у них это неплохо получается. Кроме того, мы выступаем за точечное использование силы с применением подходящего для этих целей оружия. Сейчас дело обстоит совсем не так. Если не считать некоторых распоряжений относительно устных предупреждений в адрес манифестантов, правительство не делает ничего для того, чтобы изменить ситуацию. А между тем французский подход к поддержанию общественного порядка доказал свою несостоятельность.

Опубликовано 11/03/2020

На ту же тему

«Мужской клуб» Кремниевой долины
Оппозиция оспаривает результаты выборов
Народное недовольство пошатнуло власть
Ненадлежащие условия проживания как нарушения прав жильцов