«С нами обращались, как со сволочами, последними шлюхами, проститутками»

Три активистки, участницы парижского ночного женского марша, были жестоко задержаны полицией. Они рассказали газете «Юманите» об унизительном обращении с ними и непропорциональном применении силы со стороны сотрудников правоохранительных органов.
Три активистки, участницы парижского ночного женского марша, были жестоко задержаны полицией. Они рассказали газете «Юманите» об унизительном обращении с ними и непропорциональном применении силы со стороны сотрудников правоохранительных органов.

«Они грубо обращались с одной из моих подруг, я сказала им «Прекратите!» Тогда полицейский ударил меня головой о стену. Я раз пятнадцать слышала фразу «Закрой рот!» Они схватили меня за волосы, что-то орали. Это было так унизительно. И конечно, без конца оскорбляли как женщин…»

Феминистская демонстрация в Париже накануне 8 марта была жестоко разогнана полицией. Участниц избивали в процессе задержания и унижали в участке, оскорбляя словесно и вынуждая ходить в туалет на глазах у глумящихся мужчин-арестантов. Части задержанных было отказано в медицинской помощи. «Юманите» встретилась и побеседовала с участницами того марша.

Три активистки, участницы парижского ночного женского марша, были жестоко задержаны полицией. Они рассказали газете «Юманите» об унизительном обращении с ними и непропорциональном применении силы со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В воскресенье вечером Ализэ, Эмма и Валентин ещё не пришли в себя. В тот вечер их выпустили из заключения (раньше они никогда не попадали в такие ситуации). Встретившись в понедельник, они поделились своими ощущениями: все испытывали скорее усталость, чем радость от освобождения.

Этим молодым женщинам около 20 лет. Они занимались расклеиванием афиш во время акции накануне 8 марта, Международного женского дня. Конечно, они даже не думали, что во время ночной манифестации их схватят полицейские и в жёсткой форме отправят в комиссариат за «собрание с целью причинения ущерба или организации действий с применением насилия». Целью же их манифестации было желание напомнить о проблемах женщин и… о проблеме всевозможного насилия по отношению к ним. И ещё меньше они думали, что некоторые сотрудники полиции будут обращаться с ними похабным образом. А некоторых участниц даже волокли в сторону метро, как это видно на распространяемых в соцсетях фотографиях.

Было чуть больше десяти часов вечера. Ализэ, Эмма и Валентин вместе со всеми шли по улице Faubourg-du-Temple, 11 округ Парижа, по направлению к площади Республики. Это было конечным пунктом колонны манифестанток, «феминисток и антирасисток». Вдруг полиция начала преграждать путь, так что стражи порядка оказались за спиной у участниц. Многочисленные видео из соцсетей показывают, что произошло всё быстро, а полиция, жандармерия и отряды по предотвращению насильственных действий работали жёстко. Все, как один, манифестанты говорят: «Не было никаких оснований организовывать преграды. Не было никаких эксцессов, никаких беспорядков, никто не вступал в противодействие с полицией».

До появления полиции атмосфера среди активисток была праздничной. Ализэ и Эмма в хорошем настроении приехали на такси. Ализэ, 26 лет, преподаватель, вспоминает: «Мы распевали феминистские речёвки. Такие моменты сближают собравшихся, этих женщин, исполненных чувства собственного достоинства и гнева на то, что происходит в стране». Марлен Шьяппа, госсекретарь по вопросам равенства мужчин и женщин, врёт, когда говорит, что «маршрут манифестации был нарушен». Феминистки опровергают это: «Неправда. Мы шли по улице Faubourg-du-Temple к площади Республики. Именно такой маршрут и был заявлен».

По словам наших собеседниц, недовольство возникло после вмешательства полиции: «Началась полная неразбериха. Люди кричали, толкались, падали на землю. Кошмар какой-то!» Есть видео, на котором Эмму, в белой куртке, грубо задерживают трое полицейских в касках. Она поднимает руки вверх, но её всё равно валят на землю. Так прошла её первая манифестация среди феминисток.

А потом были аресты, произведённые в унизительной форме. Её и других женщин, которые были на улице Faubourg-du-Temple, поставили вдоль стены, руки на стену. При этом правоохранители сыпали сексистскими оскорблениями, называли их лесбиянками. Эмма, 21 год, рассказывает: «С нами обращались, как со сволочами, последними шлюхами, говорили «закрой пасть». Даже «вежливо» сказали: «Будете друг другу … лизать в камере, проститутки!».* Эмма говорит, что сказавший это полицейский, издеваясь, попытался жестами проиллюстрировать свои слова. «Я отвратительно себя чувствовала, и не могла ничего сказать, так как нам приказали молчать», – воспоминает она.

Ализе рассказывает: «Они грубо обращались с одной из моих подруг, я сказала им «Прекратите!» Тогда полицейский ударил меня головой о стену. Я раз пятнадцать слышала фразу «Закрой рот!» Они схватили меня за волосы, что-то орали. Это было так унизительно. И, конечно, без конца

оскорбляли как женщин». Она сказала тогда полицейскому: «Вы же на манифестации феминисток, так нельзя обращаться». В ответ было: «Твой номер 16, тебя никто не спрашивал». Ализэ не сдержала слёз. А вот с её приятельницей Агатой случился панический припадок, она начала задыхаться, реветь. Корреспондент «Юманите» встретился с ещё одной расклейщицей афиш на той манифестации, Софией. Она сказала, что Агате пришлось вызывать скорую, которая отвезла её и ещё одну активистку в больницу Ларибуазьер.

Но, несмотря на многочисленные задержания, дело на этом не кончилось. Их посадили в камеру, семерых в одну, на ночь с 7 на 8 марта. Некоторым даже надели наручники Serflex по распоряжению комиссариата 11 округа. Только Ализэ отвезли на ночь в отделение 12 округа. Продолжение было не менее красочным: «Мне сказали перестать корчить из себя принцессу, потому что я отказалась снимать штаны во время обыска». Она попросила врача, потому что ей нужно было принять необходимое лекарство. Никакой реакции. По её словам, сотрудник полиции ей ответил: «Надо было думать об этом до похода на демонстрацию. Никакого лекарства тебе не будет». Назвал меня дурой. И дальше называл меня уменьшительными эпитетами: тёлочка, швабра, пигалица в очках … А ещё сказал: «Да на такую, как ты, никто не клюнет».

А двадцатилетняя Валентин рассказывает, как она провела эту злополучную ночь в комиссариате 11 округа: «В камере воняло мочой, всё было запачкано нечистотами, омерзительно. Туалетных кабинок не было, приходилось писать прямо на глазах у мужчин из соседней камеры. А те угрожали нас поиметь: «Тебе кое-что кое-куда вставлю».* И так прошла ночь. Потом к ним пришла адвокат Ханна Ражбенах, и только тогда задержанных выпустили. «Большинству поставили отметку о непродолжении дела, что доказывает отсутствие состава преступления. Так что 17 часов девушки провели в тюрьме просто так. А это нарушение прав. Напоминаю, это была феминистская демонстрация в защиту прав женщин. А над ними издевались, и физически, и морально».

В итоге: Ализэ признана недееспособной на 4 дня из-за проблем с плечом, возникших в результате задержания, её выпустили в воскресенье в конце дня. Валентин и Эмме врач также выдал листок нетрудоспособности на день. А Валентин ещё вызывают в комиссариат 11 округа в эту пятницу. Активистки думают над тем, чтобы подать в суд на участников задержания со стороны полицейских.

Пострадавшие плохо переносят последствия грубого обращения полицейских и психологического давления: «Мы теперь по-новому ощущаем окружающий мир, не чувствуем себя в нём в безопасности. К тому же, нас побили те, кто будет принимать наши заявления в суд. В нашем представлении мы можем свободно ходить по улицам. А полиция говорит нам: «Закрой пасть». Валентин и Эмма решили приостановить свою общественную активность. «Честно? Боимся», – говорят обе эти молодые феминистки.

Они рассуждают также о лицемерии правительства: «То, как против нас в тот вечер использовали силу… Такое впечатление, что мы представляем угрозу. Мы более опасны, чем совершающие насильственные действия мужчины! Пусть по-настоящему борются с насильниками, с убийцами, с теми, кто причиняет увечья». Газета «Юманите» обратилась в префектуру с просьбой дать комментарии случившемуся. Ответа не последовало.

Опубликовано 11/03/2020

* В оригинале статьи использованы менее цензурные выражения. Во избежание возможных санкций было принято решение их смягчить – прим ред.

На ту же тему

Медицинские эксперименты в центрах содержания мигрантов в...
Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно