Гавр: Местные выборы общегосударственного значения

Новость о том, что нынешний премьер-министр выдвинул свою кандидатуру на муниципальных выборах в Гавре, где он уже избирался ранее, обострила борьбу правых и левых. В эту пятницу всё внимание было приковано к происходящему в портовом городе. Список кандидатов от оппозиции возглавил коммунист Жан-Поль Лекок.
Новость о том, что нынешний премьер-министр выдвинул свою кандидатуру на муниципальных выборах в Гавре, где он уже избирался ранее, обострила борьбу правых и левых. В эту пятницу всё внимание было приковано к происходящему в портовом городе. Список кандидатов от оппозиции возглавил коммунист Жан-Поль Лекок.

Новость о том, что нынешний премьер-министр выдвинул свою кандидатуру на муниципальных выборах в Гавре, где он уже избирался ранее, обострила борьбу правых и левых. В эту пятницу всё внимание было приковано к происходящему в портовом городе. Список кандидатов от оппозиции возглавил коммунист Жан-Поль Лекок.

Портовый город с населением в более 100 тысяч жителей неожиданно оказался в центре внимания всей страны. Утром 31 января население Гавра говорило только о выборах. Бывший мэр-республиканец, ставший премьер-министром, который, по его же словам, «пропах морем до мозга костей», возглавил список кандидатов от своей партии. На крытом рынке, расположенном рядом с жилым комплексом Огюста Перре (одной из архитектурных достопримечательностей города), все обсуждают только одну новость – нового кандидата на муниципальных выборах. В региональной газете «Paris-Normandie», которую в эту пятницу читал каждый, или почти каждый, горожанин, было опубликовано эксклюзивное интервью, в котором Эдуар Филипп, внук простого портового рабочего и члена профсоюза ВКТ, изображает из себя спасителя и хочет вернуться в город, где он уже был мэром с 2010 по 2017 год: «Я принял решение. Я решил возглавить список кандидатов на должность мэра города Гавр». Однако на этот раз его небольшая хитрость («Я останусь в Париже, а как только закончится мой срок на посту премьер-министра, приеду в Гавр», – объявил новоиспечённый кандидат) нравится далеко не всем, даже его сторонникам. «Эдуар Филипп? По-моему, либо пусть он остаётся в Париже, либо пусть возвращается в Гавр», – прямо заявила Мари-Луиз, коренная жительница Гавра. Её подруга Франсуаз соглашается с ней: «Да, он хорошо знает город… Но что это даст, если он вечно в столице?» Обе женщины читают брошюру, которую им вручили люди из штаба Жан-Поля Лекока, депутата от ФКП (8-ой округ), который возглавляет гражданский список движения «Франция непокорённая» (ФН), партий «Génération.s» и «Вместе» (при поддержке ФКП). «Я ещё не решила, так что жду, когда будет больше информации. Хочу посмотреть списки и программы кандидатов», – говорит Мари-Луиз.

На рынок к людям вышли два кандидата из другого левопартийного списка (от партии Европа, Экология, Зелёные (ЕЭЗ) и Радикальной левой партии). Однако ещё два важных участника предвыборной борьбы – кандидаты от союза «Республиканцев» с движением «Вперёд, Республика!» (ВР) и от партии «Национальное объединение» (НО), которая победила на выборах в Европейский парламент в 2019 году, набрав 22,55 %, – не появились. Конечно, с таким соперником, как Эдуар Филипп, муниципальные выборы в Гавре пройдут иначе. Тео Фортен, кандидат от ЕЭЗ, отлично это понимает: «Сейчас особенная атмосфера, за ситуацией следят все крупные газеты, хотя здесь ничего не поменялось». На вопрос, почему левые не представили общего списка кандидатов, он ответил: «Мы это обсуждали, но, увы, нашлись разногласия и по форме, и по существу. Однако мы здесь не для того, чтобы топить друг друга». Весь город следит за общественным движением, которое выступило против пенсионной реформы и с декабря прошлого года бьёт исторические рекорды. Появление премьер-министра, вероятно, добавит предстоящим муниципальным выборам значения в общенациональном масштабе. Тем временем у людей, собравшихся на рынке, вновь возникают вопросы. «Я голосовал за него в 2014 году, – говорит Мишель, которому осталось два года до пенсии. – И я считаю, что в Гавре он хорошо выполнял свои обязанности. Но теперь… Вернётся ли он в город? К тому же я против того, что они сейчас делают вместе с Макроном». Другие, напротив, рады возвращению бывшего мэра. Например, повар Фредерик (30 лет), объясняет: «Я его вижу скорее мэром, чем премьер-министром. Он многое сделал для Гавра, поднял наш международный статус, что принесло большую экономическую выгоду». Есть среди жителей и такие, кто «насмотрелись уже» на своих мэров и предпочитают держаться в стороне. Как, например, Даниэль (72 года), бывший работник мэрии, который «лично знал всех мэров за долгое время своей работы». «Как работник я не жалуюсь, но как гражданин я потерял к ним всякое доверие», – говорит он, продолжая при этом читать программы кандидатов, интересоваться политикой и собираясь голосовать, правда, «всегда против всех». Мобилизовать таких разочарованных, отвернувшихся, воздерживающихся от голосования избирателей и является одной из главных задач на грядущих выборах. Об этом открыто говорит Жан-Поль Лекок: «Цель моей кампании – прежде всего поднять людей, чтобы они все пришли на голосование».

Выборы 2014 года запомнились высоким уровнем неявки: 53 % по городу в целом, и все 62 % в рабочих кварталах. «Крайне важно понять, станут ли жителя рабочих кварталов принимать участие в голосовании», – объясняет активист ФКП Пьер Торез, младший сын Мориса Тореза и Жаннетт Вермеерш, который старается привлечь внимание жителей Гавра к выборам. «Сейчас обстановка сильно отличается от того, что было в 2014 году, – продолжает он, – Тогда люди были энергичнее, а нас спрашивали, кто будет выдвигаться от левых. Сейчас говорят о другом. Сегодня главный вопрос звучит так: «Кое-кто набивает себе карманы, как с этим бороться?» Раньше нам говорили: «Ни на что нет денег, нужно поднапрячься». Настроения сильно поменялись». Гислен приветствует кандидата от коммунистов. Она работает в мэрии… два часа в день. У неё такая мизерная зарплата, что, заплатив квартплату, она вынуждена выживать на гроши. «Мне нечем платить за воду! Стало слишком тяжело. Нужно голосовать за Лекока!» – говорит она. Начинается обсуждение подобных временных трудовых договоров в муниципальных структурах. К разговору присоединяется Андре, крепкий мужчина, который, похлопав депутата по плечу, замечает с типичной нормандской усмешкой: «Вернуть Эдуара Филиппа?! Да они держат за дураков и мэра, и избирателей. Гастин (мэр, заканчивающий свой срок – прим. ред.) отлично понимает, что переизбрание для него кончится громким провалом… Здесь, в центре, на площади Les Halles, люди его поддерживают. А вот в рабочих кварталах… В любом случае, портовые работники за тебя, вот так… Я тридцать лет отпахал в порту на ночной работе. И, поверьте мне, ночью портовые рабочие говорят куда больше, чем днём». Приближается час прибытия именитого кандидата (его ожидают к 19:00), и на смену разговорам приходит гнев. Начинается митинг, и весь город «стоит на ушах». «Такого я здесь ещё не видела», – замечает одна горожанка, пришедшая на манифестацию. Дело в том, что правый кандидат на пост главы Гавра приедет со всей своей охраной и «регалиями», положенными главе правительства. Ну он и получит законную манифестацию против своей пенсионной реформы: на протест вышло около 1 500 человек (намного больше, чем пишут в прессе). Колонна начала шествие с набережной «Southampton» и движется в темноте при свете факелов.

Манифестанты подходят к знаменитому бульвару Франциска I и останавливаются перед одноимённым залом, где собрались 250 специальных гостей (пройти в зал можно только по персональному приглашению), чтобы «поприветствовать своего кандидата». Демонстрантов встретило оцепление полиции, перегородившее дорогу. Последовало несколько выстрелов, но дело обошлось без зарядов и гранат. Теперь премьер-министру не избежать народного гнева, тем более, что его предвыборная кампания была предельно индивидуализирована по его же инициативе. Программа?.. Список кандидатов?.. Какая разница! Его проект – это сам Эдуар Филипп. Чуть раньше, в одном баре «Bassin de commerce», расположенном недалеко от городского озера, четверо пенсионеров ждали его приезда, надеясь увидеть «своего Эдуара». «Здесь он всем нравится», – говорят они. Вы уже поняли, что речь идёт о богатых жителях центрального квартала. Остальной город, куда не доходят коммуникации, мероприятия и реновации из центра, признанного культурным наследием, находится в упадке. Люди уезжают из Гавра. В 1975 году здесь было 215 000 жителей, сегодня их уже 172 000, и эту утечку, судя по всему, нечем остановить. Однако вот в прошлую пятницу нашёлся всё-таки один бывший гражданин Гавра, решивший во что бы то ни стало сюда вернуться.

Опубликовано 03/02/2020

На ту же тему

Бессменный глава российской дипломатии
«Национальное объединение»: красивые лозунги и истинная сущность
Лион: Все на борьбу против пенсионной реформы
Париж: «Нас большинство, но нас не слушают,...