Берни Сандерс против Джо Байдена: акт I

В ближайший понедельник в Айове начинаются праймериз демократов. Ожидается, что на них столкнуться два представителя руководства партии. Один их них стоит на позициях социал-либерализма, другой представляет представляет левое крыло.
В ближайший понедельник в Айове начинаются праймериз демократов. Ожидается, что на них столкнуться два представителя руководства партии. Один их них стоит на позициях социал-либерализма, другой представляет представляет левое крыло.

В ближайший понедельник в Айове начинаются праймериз демократов. Ожидается, что на них столкнуться два представителя руководства партии. Один их них стоит на позициях социал-либерализма, другой представляет представляет левое крыло.

Айова – преимущественно сельскохозяйственный штат на Среднем западе США с населением 3 миллиона человек, 91 % электората состоит из белых. Сегодня Айова уже не входит в число «swing states» («колеблющихся штатов»), а потому интереса с политической точки зрения обычно не представляет… Но только не в понедельник, 3 февраля, когда здесь состоится совещание, от которого будет во многом зависеть характер праймериз для демократов. Картина будет уточняться 11 февраля в Нью-Гемпшире, 22 февраля в Неваде и 29-го – Северной Каролине. А в Супер-Вторник, 3 марта, предварительные выборы пройдут сразу в 15 штатах, в том числе Калифорнии – самом густонаселённом и наиболее прогрессивно настроенном штате страны. Накануне процесса праймериз расстановка сил выглядит следующим образом.

1. Динамичное продвижение Сандерса.

Все вроде бы предвещало тихую предвыборную кампанию: возраст кандидата (79 лет), состояние его здоровья (инфаркт, перенесённый в октябре 2019 года), и «конкуренция» в лице Элизабет Уоррен, которая не только является новым персонажем в предвыборной гонке, но и демонстрирует тенденции партии к феминизации. Однако с начала 2020 года отмечается активное продвижение сенатора Сандерса, позиционирующего себя как приверженца демократического социализма. Динамика прослеживается в данных социологических опросов: день за днём его отрыв от Джо Байдена по стране в целом сокращается. Итоги нового исследования, проведённого «NBC News» и «Wall Street Journal», свидетельствуют даже о некотором его преимуществе. Но эти праймериз – процесс, состоящий из множества этапов, первые из которых, правда, нередко оказываются определяющими.

В Айове Сандерс на несколько пунктов опережал Джо Байдена, Элизабет Уоррен и Пита Буттиджича. В штате Нью-Гемпшир, где в 2016 году ему удалось одержать громкую победу над Хиллари Клинтон (60 % против 38 %), его преимущество более ощутимо и составляет около десяти пунктов. В Неваде – штате, который голосует первым, и где велика доля выходцев из Латинской Америки, он имеет столько же сторонников, сколько и бывший вице-президент. Данные недавних опросов в таком важном штате, как Калифорния, также выглядят для него обнадёживающе: его отрыв от остальных кандидатов сокращается (+ 14 %, по опубликованным результатам последнего исследования).

Данные всех опросов свидетельствуют о том, что потенциальный электорат Сандерса твёрдо выражает намерение голосовать за него. Эти люди активны и из много. В отчёте о сборе средств за 2019 год содержится перечень жертвователей, в котором упомянуты 5 миллионов человек. Среди избирателей-«сандернистов» немало молодых людей (за него голосуют 47 % тех, кому нет ещё 35 лет), латиноамериканцев (значительно больше, чем в 2016 году) и наёмных работников с низким или среднем уровнем достатка.

«Непотопляемость» политика Сандерса, несомненно, связана с укоренением олицетворяемого им движения – «перспективы альтернативы социал-либерализму», по словам Корантена Селлена, преподавателя истории на подготовительных программах в вузы. Спрос на него возрос после «большой рецессии 2008 года, то есть окончательного разрыва». Кстати, избиратели Сандерса – единственные, кто относится к социализму лучше, чем к капитализму.

2. Паника истэблишмента партии.

«Истэблишмент только недавно осознал, что Сандерс серьёзно взялся за ело и набирает популярность», – полагает Джон Мейсон, преподаватель политологии в Университете Уильяма-Патерсона. После восстановления позиций Берни в избирательных рейтингах ответные действия центристской элиты носят беспорядочный характер. Хиллари Клинтон совершила ошибку, когда, говоря о своём сопернике 2016 года, заявила: «Никто его не любит». В Твиттере сразу же появился и набрал огромную популярность хэштег «ILikeHim» («Я его люблю»). В штате Айова супер-РАС (политическая комиссия, якобы независимая от политических партий, без верхней границы расходов) распространила на телевидении ролики с негативом в адрес Сандерса – первый подобный случай в той избирательной кампании. Этот шаг оказался контр-продуктивным, по мнению другого стратега из лагеря демократов, который поделился своими соображениями в статье, опубликованной изданием «Politico»: «Нападая на Сандерса и его социал-демократическую программу, вы наносите удар не только по Сандерсу, но и по демократическому социализму как таковому. В партии сейчас набирают вес молодые социал-демократы – новая, непредсказуемая сила, а вы рискуете вызвать своими действиями их неприязнь».

«План А», подготовленный истэблишментом, то есть выдвижение Джо Байдена, может оказаться удачным. Этот политик сохраняет свои позиции благодаря массовой поддержке избирателей старше 50 лет (а особенно тех, кому больше 65-ти) и афроамериканцев. Но два, а точнее три, поражения за первый месяц избирательной кампании дискредитируют Байдена, показывая, что он не единственный, как он заявляет, кандидат, способный одержать победу над Трампом. И уже вырисовывается «план В»: нью-йоркский миллиардер, бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, в некотором смысле двойник Трампа в стане демократов. Он потратил 230 миллионов долларов из собственных средств на распространение теле- и радиороликов, отдача от которых пока очень невелика. Несомненно, он приобрёл более широкую известность и немного поднялся в национальных избирательных рейтингах, опередив Пита Буттиджига, но так и не сумел пока преодолеть планку в 10 %. Если он упустит свой шанс в феврале, то у него останется надежда на Супер-Вторник и на Калифорнию: по последнему опросу KQED/NPR, 3 февраля он может рассчитывать всего на 4 %… Для сторонников Клинтона и Обамы существует и «план C»: соглашение.

3. Полезное голосование и голосование по убеждениям.

На американском английском это называется «electability». Сила Джо Байдена основывается только на одном обстоятельстве: на его способности одержать победу над Дональдом Трампом 4 ноября. А единственное доказательство этого аргумента содержится… в результатах опросов. Так было с Хиллари Клинтон в 2016 году, а значит, этот аргумент, скажет так, не очень весомый. Тем более, что его кампания не может быть адаптирована на изменения текущего момента, в ней отсутствует легко узнаваемый для электората программный «идентификатор». Сам кандидат имеет не лучший «политический бэкграунд» со времён его избрания в Сенат в 1972 году. Он участвовал в «реформировании» системы социальной защиты, создании репрессивного уголовного законодательства. В финансировании его предвыборных кампаний участвовали крупные корпорации (в частности, из банковского сектора), он замешан в поддержке войны в Ираке. Хотч в своей недавней статье главный редактор издания социалистической партии «In These Times» Жоэль Блейфус развенчивает этот аргумент: «В таком ключе можно говорить обо всех, кто предлагает любые политические изменения. Всякие крупные перемены приведут к утрате доверия в глазах независимых избирателей и будут способствовать переизбранию Трампа. Но при этом не учитывается тот факт, что новаторские идеи могли бы привлечь на избирательные участки людей, которые в любом другом случае вообще остались бы дома».

Именно оно, «turn out» (участие в выборах), и есть ключ к победе: таково мнение Берни Сандерса. Он полагает, что основой для неё может служить только план преобразований. Главные пункты его предвыборной программы 2016 года («Medicare for all», бесплатное обучение в государственных вузах, минимальная зарплата в размере 15 долларов) заняли центральное место в общественном мнении и пользуются широкой поддержкой. В частности, 85 % демократов (и даже 52 % республиканцев) выступают за государственную систему здравоохранения, то есть её поддерживают 70 % американцев, тогда как в 2014 году её одобрял 21 %.

4. Уоррен-Сандерс: долговечный тандем?

Они были друзьями и союзниками. Теперь они скорее соперники, хотя и не демонстрируют этого открыто. Станут ли они вновь союзниками? На финишной прямой перед голосованием в Айове не обошлось без взаимных нападок и подножек: в служебной записке избирательного штаба Сандерса Уоррен была названа кандидатом от молодых благополучных белых американцев, а потом дама-сенатор сообщила, будто её коллега по Верхней палате Парламента заявил, что женщина не может стать президентом. Шумиха вокруг этого дела ещё не утихла, но и разгораться дальше этот конфликт не стал. Если Уоррен не догонит Сандерса в Айове, то она больше не сможет считаться воплощением левого крыла. Несмотря ни на что, она продолжит предвыборную кампанию. Предвыборный штаб Сандерса даже заинтересован в этом: вдвоём они смогут «наскрести», или, лучше сказать, привести на избирательные участки больше людей. Их программы почти полностью идентичны, единственное значимое различие заключается в том, что Сандерс выступает за «Экологический новый курс». Ещё один козырь – социологическая взаимодополняемость двух кандидатов: «Электорат Сандерса частично включает в себя избирателей Уоррен, которая опирается на новую мелкую буржуазию в кругах интеллигенции, зато он способен, вдобавок к этому, привлечь на свою сторону рабочих, и не только белых», – рассуждает Джон Мейсон. Теоретически этот тандем может существовать до съезда Демократической партии в Милуоки – одном из промышленных центров штата Висконсин, где Трамп одержал победу в 2016 году. А как будет на практике?

5. Перспектива сомнительных соглашений?

Несмотря на исторически мощную динамику Сандерса, а также преждевременное и поспешное объединение центристов вокруг Байдена, ни один из кандидатов не будет иметь абсолютного большинства на съезде в Милуоки. Самый вероятный сценарий таков: имя выдвигаемого кандидата не станет известно в первом туре. После него начнётся период сомнительных соглашений, состоящий из переговоров, переноса голосов, выхода на сцену «супер-уполномоченных» (которые теперь не могут голосовать, начиная с первого тура) и потенциальных компроматов. Как писало в минувший выходной издание «Politico», руководители Демократической партии проводят совещания для изменения некоторых правил. Глава DNC (Democratic National Committee, одного из ключевых органов) Том Перес, бывший министр труда при Бараке, немедленно опроверг это, назначив несколько дней тому назад руководителями комиссий депутатов, известных как оппоненты Сандерса. А тот прекрасно понимает, что его «политическая революция» должна начаться с честной и убедительной победы в Айове.

Опубликовано 03/02/2020

На ту же тему

Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса
Отделится ли Новая Каледония от Франции?