«Правительство использует все средства для достижения своих целей»

На переговорах к профсоюзам не прислушиваются, а в Национальной ассамблее собираются применять ускоренную процедуру принятия пенсионной рефрмы... Желая навязать балльную пенсионную систему, власть беззастенчиво попирает основы демократического общества. В эту пятницу законопроект о пенсионной реформе был представлен на рассмотрение правительства. Руководствуясь чётким графиком, Совет министров хочет как можно быстрее добиться его принятия и полностью игнорирует пожелания граждан.
На переговорах к профсоюзам не прислушиваются, а в Национальной ассамблее собираются применять ускоренную процедуру принятия пенсионной рефрмы... Желая навязать балльную пенсионную систему, власть беззастенчиво попирает основы демократического общества. В эту пятницу законопроект о пенсионной реформе был представлен на рассмотрение правительства. Руководствуясь чётким графиком, Совет министров хочет как можно быстрее добиться его принятия и полностью игнорирует пожелания граждан.

На переговорах к профсоюзам не прислушиваются, а в Национальной ассамблее собираются применять ускоренную процедуру принятия пенсионной рефрмы… Желая навязать балльную пенсионную систему, власть беззастенчиво попирает основы демократического общества. В эту пятницу законопроект о пенсионной реформе был представлен на рассмотрение правительства. Руководствуясь чётким графиком, Совет министров хочет как можно быстрее добиться его принятия и полностью игнорирует пожелания граждан. Сначала исполнительная власть с пренебрежением отнеслась к тому, что думают о документе представители трудовых коллективов и участники манифестаций, а теперь собирается навязать свою позицию Национальной ассамблее, надеясь, что парламентарии дадут ей карт-бланш ещё до первого тура выборов в органы местного самоуправления, назначенного на 15 марта.

1. Игнорирование людей на улицах и профсоюзов.

«Демократия делается не на улицах». Эта фраза, произнесённая Эммануэлем Макроном в эфире американского канала CNN в сентябре 2017 года, в период реформирования Трудового кодекса, не осталась незамеченной и стала девизом проводимой им политики. Высокомерный тон главы государства, уверенного в правоте и легитимности своих решений, который определяет стратегию правительства в условиях социальных протестов против реформирования пенсионной системы.

Сначала это проявилось во время переговоров с представителями профсоюзами. Игнорируя неблагоприятный для правительства расклад сил (многотысячные манифестации и забастовку продолжительностью более 40 дней), власти предержащие не захотели ничего слушать. Выступая перед согражданами 31 декабря, президент поделился своими размышлениями о сути реформы и сразу же дал указания: «Надеюсь, что правительство Эдуара Филиппа как можно быстрее найдёт путь к компромиссу на основе соблюдения тех принципов, о которых я только что упомянул». Иными словами, идите лесом, говорить не о чем, ну разве что вы сразу одобрите документ.

Затем правительство попыталось изолировать профсоюз ВКТ, «который не хочет вступать в диалог», и польстить ФДКТ, «партнёру реформ», чтобы внести раскол в ряды профсоюзов. Конечная цель этих усилий состоит в том, чтобы оставить лишь жалкое подобие прежних организаций и передать их на милость профсоюза, возглавляемого Лораном Берже. Пока решено временно отказаться от установления основного пенсионного возраста (это нововведение отложено до 2027 года, а его обсуждение планируется провести на ближайшем совещании по финансированию пенсионной реформы), однако «сбалансированный пенсионный возраст» по-прежнему остаётся ключевым понятием реформы. Это означает, что в процессе реформирования власть отказывается обращать внимание на возмущённые выступления людей на улицах и на мнение профсоюзов, даже тех, что разделяет её предложения.

2. Парламент отодвинут на второй план.

Правительство свело к минимуму возможность достичь компромисса в переговорах с профсоюзами, заткнуло рот партнёрам по «социальному диалогу», а сейчас готовится к наступлению на Парламент. Оно делает всё для того, чтобы добиться скорейшего одобрения законопроекта. Во-первых, его рассмотрение, намеченное на 17 февраля, планируется провести в рамках ускоренной процедуры, а это значит, что будут максимально ограничены возможности внесения в этот документ поправок и его передачи из Национальной ассамблеи в Сенат и обратно.

Во-вторых, решено создать специальную комиссию по пенсионной реформе. Ей фактически переданы полномочия парламентского комитета по социальным вопросам. «А между тем было бы совершенно естественно поручить именно этому комитету рассмотрение законопроекта, – замечает Пьер Дарревиль, депутат-коммунист и член данного комитета. – Правительство и сторонники Макрона хотят сформировать свою, прирученную ими, комиссию, чтобы поставить крест на любых обсуждениях. Нет никаких оснований для этого шага, в результате которого Национальная ассамблея оказалось отодвинутым на второй план». Благодаря созданию этой комиссии руководство страны сможет влиять на отбор депутатов для обсуждения законопроекта и привлечь к решению этой задачи тех из них, кто поддерживает реформу (например, Гийома Гуффье-Ша, Жака Мера или Николя Тюркуа).

В-третьих, желая ускорить парламентскую процедуру, правительство напоминает о своём праве на издание указов, то есть законодательных документов, вводимых в действие непосредственно исполнительной властью. При этом роль Парламента сводится только к их утверждению. Это оказывается простой формальностью для органа законодательной власти, в котором сторонники Макрона имеют огромное влияние. «Они хотят воспользоваться ускоренной процедурой, чтобы ограничить дебаты и попросить об издании распоряжений, присвоив таким образом прерогативы парламента, – подытоживает Пьерр Дарревиль. – Сокращённый жёсткий график вызывает обеспокоенность ещё и потому, что депутаты от оппозиции до сих пор не имели возможности ознакомиться с результатами прогностического исследования возможных последствий реформы». «Это ещё одно проявление неуважения к Национальной ассамблее, которую Эммануэль Макрон считает послушным инструментом для одобрения своих решений», – добавляет депутат от «Непокорённых» Эрик Кокрель.

По информации издания «Journal du dimanche», исполнительная власть, возможно, воспользуется положениями пресловутой статьи 49.3 Конституции, которая позволяет правительству провести представляемый им закон без голосования в Парламенте под угрозой его роспуска. Но нынешнему кабинету министров такая опасность не грозит, ведь большинство (350 мандатов) принадлежит движению «Вперёд, Республика!». Два министра, Элизабет Борн и Мюриэль Пенико, выразили недовольство намёками правительства на возможность использования этого спорного механизма. Но слухи об этом продолжают распространяться в парламентских кулуарах. «Статья 49.3 используется прежде всего для противостояния большинству, – рассуждает Пьер Дарревиль. – Даже разговоры о ней в правительственных кругах говорят о том, что власть не остановится ни перед чем и задействует все рычаги для того, чтобы добиться своего».

3. Карт-бланш и лживые обещания.

В окружении Макрона готовы ответы на любые обвинения. Если упрекнуть соратников президента в посягательстве на демократические ценности, то в своих возражениях они непременно сошлются на то, что Эммануэль Макрон был избран всеобщим голосованием, а потому обладает всей полнотой власти. Достаточно вспомнить оживлённую полемику на встрече парламентариев с главой правительства 21 января. Отвечая депутату от ФКП Пьеру Дарревилю, обвинившему исполнительную власть в «использовании силовых приёмов» и «неуважении к демократии» при подготовке пенсионной реформы, Эдуар Филипп заметил: «Проект введения единой пенсионной системы не появился из ниоткуда. Эммануэль Макрон говорил о нём в ходе своей предвыборной кампании. О нём шла речь и во время подготовки к выборам в органы законодательной власти. Французский народ направил в Национальную ассамблею депутатов, большинство из которых поддерживают эту идею. Такова воля народа».

Если верить доводам, которые так охотно приводят сторонники режима, то избрание Эммануэля Макрона, набравшего во втором туре 20,7 миллионов голосов, и победа движения «Вперёд, Республика!» на состоявшихся вскоре после этого выборах в Парламент дают президенту карт-бланш до 2022 года. Получается, что «Вперёд, Республика!» пришла к власти исключительно благодаря той программе, которую полностью одобрило большинство французов, и именно её реализует сейчас исполнительная власть.

В этих рассуждениях не принимаются во внимание специфические условия голосования и то, что своим избранием глава государства обязан стремлению избирателей не допустить к власти Марин ле Пен. Не учитывается и тот факт, что, несмотря на забастовку, продолжающуюся уже более 40 дней, и попытки опорочить тех, кто в ней участвует, 61 % французов по-прежнему выступает против пенсионной реформы (таковы опубликованные в среду итоги опроса, проведённого «Elabe»). А главное, игнорируется то обстоятельство, что пенсионная реформа не имеет ничего общего с предвыборной программой Макрона. Он действительно предлагал ввести «единую систему с общими для всех правилами начисления пенсий», но при этом заявлял: «Мы не планируем менять пенсионный возраст и размер пенсий».

Эммануэль Макрон, охотно копирующий Жака Ширака, вполне может процитировать своего предшественника, говорившего: «Обещания налагают обязательства лишь на тех, кому они даются». Уже понятно, что с установлением базового пенсионного возраста для получения пенсии в полном объёме работать придётся как минимум до 64 лет (раньше пенсионный возраст составлял 62 года), а тем, кто родился после 1990 года, – до 67 лет. Что же касается идеи о начислении пенсии на основании средней зарплаты за весь срок трудового стажа, а не за 25 самых высокооплачиваемых лет, то её реализация приведёт к выравниванию размера пенсий и общему его снижению, так же как и ограничение доли ВВП, направляемой на финансирование пенсий. То есть делаются шаги, прямо противоположные тем, которые были поддержаны волей народа.

Опубликовано 24/01/2020

На ту же тему

Закон о сепаратизме: регулирование повседневной жизни общества...
«Жёлтые жилеты» и полицейское насилие: судебный процесс
Вторая волна Covid-19: два возможных сценария
Брексит и мир в Ирландии