От грядущего кризиса больше всех пострадают клиенты частных пенсионных фондов

Кризис 2008 года уже обернулся потерей 5 000 миллиардов евро, а проводимые сегодня реформы позволят финансовым биржам продолжить разграбление народных накоплений.
Кризис 2008 года уже обернулся потерей 5 000 миллиардов евро, а проводимые сегодня реформы позволят финансовым биржам продолжить разграбление народных накоплений.

Кризис 2008 года уже обернулся потерей 5 000 миллиардов евро, а проводимые сегодня реформы позволят финансовым биржам продолжить разграбление народных накоплений.

«Большая часть моей пенсии за несколько дней буквально испарилась», – говорит Энтони Смит, специалист в сфере IT, живущий в Лондоне. Подобно миллионам других британцев он хотел обеспечить себе привычный уровень жизни после выхода на пенсию и для этого ежемесячно отчислял 10 % зарплаты в пенсионный фонд своего предприятия. Энтони рассчитывал на ренту d 15 000 фунтов стерлингов (17 620 евро) в год, она стала бы неплохим подспорьем при его базовой пенсии 560 фунтов (660 евро) в месяц, которую британское правительство выплачивает своим гражданам. Его накопления пострадали от финансового кризиса 2008 года, и их уже не восстановить. Энтони потерял треть своих сбережений.

Джейн МакГоверн живёт в Сан-Франциско. Раньше она работала на административной должности в фармацевтической компании. Чтобы повысить свой скромный доход, гарантированный фондом социальной защиты США, и увеличить пенсию, Джейн делала взносы в частный пенсионный фонд своей компании. В октябре 2008 года сумма её накоплений резко уменьшилась. «И этот процесс продолжается с лета прошлого года. За несколько месяцев я потеряла 40 % сбережений», – вздыхает Джейн.

Уже почти двенадцать лет подобные истории звучат как мрачный рефрен, ведь они полностью соответствуют общей ситуации, сложившейся в англо-саксонских странах, где преобладает система капитализации накоплений. Десятки миллионов мелких вкладчиков из числа работающих граждан просто разорились. Многие из них погрузились в нищету, так как вынуждены выживать на мизерные государственные пособия. Те же, кому удалось удержаться на рабочем месте, откладывают выход на пенсию до… 75 лет, а может и позже. Потрясение от кризиса было столь велико, что немногие решались выступить в защиту капитализации, даже «эксперты», которые к тому времени внедрили её в Европе как необходимое дополнение к доходам, получаемым пенсионерами в рамках государственной распределительной системы. Статьи о «фиаско пенсионных фондов в англо-саксонских странах» появлялись на первых страницах даже тех изданий, которых трудно заподозрить в неприятии либерализма. Сложилась на самом деле очень тяжёлая ситуация. Совокупные убытки фондов достигли 5 400 миллиардов долларов (около 5 000 миллиардов евро), более чем вдвое превысив годовой ВВП (валовой внутренний продукт) такой страны, как Франция.

«Когда биржевые индексы были на подъёме, мы придавали слишком большое значение системам пенсионного обеспечения, основанным на капитализации и индивидуализации выплат. Сегодня же каждый сам за себя, и работники рискуют остаться с мизерными пенсиями», – говорил в 2008 году Пьер Хаббард, в то время эксперт, а ныне генеральный секретарь Профсоюзного консультативного комитета при ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), объединяющей самые высокоразвитые страны. ОЭСР уже тогда активно поддерживала введение «дополнительных» систем, основанных на капитализации.

Прошло двенадцать лет, и все неопровержимые факты, все резко негативные отзывы позабыты руководителями крупнейших западных держав. В своём «Обзоре пенсий-2019» эксперты ОЭСР о них даже не упоминают, зато горячо поддерживают реформы, намеченные президентом Франции Эммануэлем Макроном, ратуя за достижение оптимального «сочетания» частной и государственной пенсионных систем. В переводе с технократического языка это означает настоятельное требование увеличить роль частных фондов и страховых компаний в системе пенсионного обеспечения.

Присмотревшись к происходящему повнимательнее, мы поймём, что предлагается направить средства, накопленные людьми в этих фондах, на финансовые рынки, всё более жадно требующие прибылей, чтобы любой ценой поддержать систему, которая дышит на ладан из-за бурного развития тех же самых рынков. Побочным эффектом этого процесса является появившаяся потребность в глобализации совсем иного рода.

В США и Великобритании пенсионные фонды предприятий смогли перестроиться и едва ли не систематически используют программы сбережений с «фиксированным размером отчислений» вместо гарантий, которые предоставлялись ранее благодаря прежним моделям с «фиксированным уровнем поддержки» (они предполагали выплату такой пенсии (ренты), которая обеспечивала бы пенсионеру сохранение его покупательной способности на постоянном уровне). Изменение подхода к делу позволило перевести на биржу часть накоплений, сделанных работниками, то есть будущими пенсионерами, и переложить на их плечи все риски, связанные с инвестированием этих средств.

В Европе флагманами такой стратегии вывода народных сбережений на финансовые рынки стали американский гигант «BlackRock» и французская страховая компания «Аха». Сейчас, когда рентабельность государственных займов очень мала из-за того, что ставка ЕЦБ близка к нулю, они всячески стараются популяризировать вложения в ценные бумаги. В частности, компания «Аха» предлагает своим клиентам заключить договор страхования жизни, так называемый «Excelium», то есть сделать вложение, часть которого будет направлена на покупку акций, естественно, сопряжённое с риском потери денежных средств. Индексация прибыли в одной из самых известных накопительных программ компании «BlackRock» – ETF (Exchange Traded Fund) – полностью зависит от значения индекса Доу Джонса и САС 40.

Это означает, что десятки миллионов «простых» вкладчиков вынуждены самостоятельно, как мелкие биржевые спекулянты, противостоять опасности резкого удешевления их «активов». Если гигантский спекулятивный пузырь, сформировавшийся на биржах за последние несколько месяцев, лопнет, это приведёт к катастрофе. Разразится буря, беспрецедентная по своим масштабам, на фоне которой финансовый ураган 2008 года покажется лёгким бризом.

Опубликовано 17/01/2020

На ту же тему

Государственный долг. Можно ли доверять «партнёрам»?
Макрон – президент для богатых
Мишура и позолота экономики
«Мини-Давос» в Версале на фоне социальных волнений