«СМИ взялись решать, что можно, и чего нельзя»

Мобилизация против пенсионной реформы длится уже месяц/ Ассоциация исследований СМИ (ACRIMED) проанализировала по заказу Юманите то, как этот конфликт преподносят в медийных кругах. Интервью с Полин Перрно и Фредериком Лёмэром, членами ассоциации ACRIMED.
Мобилизация против пенсионной реформы длится уже месяц/ Ассоциация исследований СМИ (ACRIMED) проанализировала по заказу Юманите то, как этот конфликт преподносят в медийных кругах. Интервью с Полин Перрно и Фредериком Лёмэром, членами ассоциации ACRIMED.

Мобилизация против пенсионной реформы длится уже месяц/ Ассоциация исследований СМИ (ACRIMED) проанализировала по заказу Юманите то, как этот конфликт преподносят в медийных кругах. Интервью с Полин Перрно и Фредериком Лёмэром, членами ассоциации ACRIMED.

Корреспонденты: Заметили ли вы, что с 5 декабря СМИ по-разному пишут о пенсионной реформе и её последствиях, и о последствиях забастовок?

Фредерик Лёмэр: С 5 по 31 декабря мы наблюдали за СМИ. В качестве источника были выбраны все выпуски новостей канала «France 2». Аудитория этих выпусков – 5 миллионов зрителей, это стандартное число зрителей у французских СМИ. О том, какие «ужасные последствия» повлекли за собой протестные акции, рассказывают в течение 43 % эфирного времени. Сообщениям о переговорах между профсоюзами, предпринимателями и правительством было отведено 21 %, анализу причин и сути происходящего – 19 %. О манифестациям и повседневной жизни бастующих рассказывали в 17 % эфирного времени.

Полин Перрно: Складывается впечатление, что у СМИ есть свои установки, рамок которых они строго придерживаются. Например, телеканал «Franceinfo» каждое утро отправляет своих репортёров на окружную дорогу, чтобы те потом доложили в эфире: «всё стоит»… Это влияет на мнение публики: конечно, люди иначе смотрят на забастовку, если им всё время показывать, как ничего не работает, и сколько вокруг насилия, и ни разу не вспомнить о позитивных мометахх на мобилизации, о солидарности…

КОР.: Это медийное искажение действительности?

Ф.Л.: Конечно, когда все сюжеты о бастующих «подают» с вопросом «сколько они ещё протянут?» или «можно ли считать, что движение задыхается?», это сразу настраивает публику на определённый лад… А вот репортажи о переговорах с властями, напротив, показывают, что «правительство пошло навстречу», говорят об «уступках».

П.П.: СМИ формируют мнение аудитории: как думать, что делать. Например, когда активисты ВКТ отключили подачу электроэнергии, большинство людей сразу отреагировали: так нельзя.

КОР,: Вы заметили различия между тем, как о конфликте отзываются авторы статей от редакции и тем, что рассказывают местные журналисты?

Ф.Л.: У редакционных статей есть, на что опереться: репортажи новостных каналов. «Анализы» таких журналистов гораздо важнее того, что в действительности происходит на местах.

П.П.: Вспомним, к примеру, журналистку Соню Мабрук, которая взывает «к здравому смыслу французов, которые должны понять, что основательные реформы, такие как пенсионная, необходимы и даже неизбежны». (сайт «FigaroVox», 12 декабря 2019 г.)

Ф.Л.: Тогда как работающие на местах журналисты сообщают: «Мы ничего не можем сделать, от нас требуют рассказывать об «ужасных трудностях»». Журналисты хотят отойти от этого, и иногда им удаётся. Вспомните, как журналисты Леа Саламе и Николя Деморан работали с Филиппом Мартинесом в утренней программе на «France Inter»… И потом сравните этот неприятный эпизод с интервью, которое та же журналистка брала у Карлоса Гона несколькими днями позже… отношение к нему было гораздо более дружелюбным.

КОР.: Возможно, причиной всему – то, что в ДНК таких редакционных журналистов заложен ген защиты прав элиты, это его социальная среда, и он её защищает?

П.П.: Они твердят, что хотят восстановить общественный порядок. Защищая реформу, все редакционные журналисты воображают себя слугами государевыми.

Ф.Л.: Опыт «жёлтых жилетов» уже показал нам, какая пропасть лежит между редакциями парижских газет и народом. Вот почему они высмеивают «низшие классы»: если те перестанут исполнять роль «добрых дикарей», общественный порядок окажется под угрозой. Журналистам элиты приходится либо успокаивать народ, либо подавлять его.

П.П.: Статистика Высшего совета по телевидению и радиовещанию (1) показывает, что рабочим, составляющим 12 % населения страны, выделяется всего 4 % эфирного времени (пенсионеры получают 2 %, несмотря на то что представляют 25 % французского общества – прим. ред.). Высокопоставленные чиновники – это 9 % населения, однако им отдают 60 % телеэфира, то есть в семь раз больше их действительного значения в обществе.

Ф.Л.: Не удивительно, что существует такое недоверие СМИ, когда большинство граждан чувствует, что их интересы там никто не представляет.

(1) Статистика социального разнообразия на французском телевидении, показатели 2018 года.

Опубликовано 16/01/2020

На ту же тему

В год 75-летия ООН её роль как...
Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса