Пенсионная реформа: Есть ли альтернатива?

Общественное движение набирает обороты и противостояние становится всё более жёстким. В редакции газеты «L’Humanite» прошла дискуссия, в которой приняли участие четыре активиста, поставившие свои подписи под петицией «Пенсии: за реформу во имя социального прогресса и цивилизованных отношений». За Круглым столом собрались инициатор обращения, экономист, член исполкома ФКП и Совета по экономическим, социальным и экологическим вопросам (Сese) Фредерик Боккара; член объединения «Приземлённые экономисты» (Economistes atterrés), преподаватель экономики Анаис Энгель; генеральный секретарь профсоюзной федерации FSU Бенуа Тест; генеральный секретарь отделения ВКТ, объединяющего госслужащих Жан-Марк Канон.
Общественное движение набирает обороты и противостояние становится всё более жёстким. В редакции газеты «L’Humanite» прошла дискуссия, в которой приняли участие четыре активиста, поставившие свои подписи под петицией «Пенсии: за реформу во имя социального прогресса и цивилизованных отношений». За Круглым столом собрались инициатор обращения, экономист, член исполкома ФКП и Совета по экономическим, социальным и экологическим вопросам (Сese) Фредерик Боккара; член объединения «Приземлённые экономисты» (Economistes atterrés), преподаватель экономики Анаис Энгель; генеральный секретарь профсоюзной федерации FSU Бенуа Тест; генеральный секретарь отделения ВКТ, объединяющего госслужащих Жан-Марк Канон.

Общественное движение набирает обороты и противостояние становится всё более жёстким. В редакции газеты «L’Humanite» прошла дискуссия, в которой приняли участие четыре активиста, поставившие свои подписи под петицией «Пенсии: за реформу во имя социального прогресса и цивилизованных отношений». За Круглым столом собрались инициатор обращения, экономист, член исполкома ФКП и Совета по экономическим, социальным и экологическим вопросам (Сese) Фредерик Боккара; член объединения «Приземлённые экономисты» (Economistes atterrés), преподаватель экономики Анаис Энгель; генеральный секретарь профсоюзной федерации FSU Бенуа Тест; генеральный секретарь отделения ВКТ, объединяющего госслужащих Жан-Марк Канон.

Кореспонденты: Вы поставили свои подписи под обращением «Пенсии: за реформу во имя социального прогресса и цивилизованных отношений», опубликованном в газете «L’Humanité» 17 декабря прошлого года. Чем вы руководствовались?

Фредерик Боккара: Наша идея состоит в том, чтобы принципиально изменить соотношение сил. Мы представляем свой проект реформы и ряд альтернатив, намечаем конкретные пути решения стоящих задач и отвергаем то положение дел, которое нам навязывают. В основу нашего обращения легло несколько принципов. Прежде всего, надо понимать, что финансовый кризис нанёс тяжёлый удар по капиталу (это хорошо видно на примере «BlackRock»). Мы стоим на пороге создания новой системы, выходящей за пределы капитализма, чтобы противостоять власти денег. Это мнение разделяют все подписавшие петицию. Речь идёт о новом обществе. В своём обращении мы попытались объединить всё, чем вдохновляются общественное, политическое, гражданское движения. К этим составляющим следует добавить и роль ассоциаций, то есть общественных объединений. Наше обращение есть не что иное, как ответ на политический запрос. Потребность в подлинном политическом решении не означает замалчивания сути дела ради политических союзов. Для того чтобы двигаться вперёд, нам нужно вести дискуссии по существу. Иначе левые будут заниматься только улаживанием всевозможных разногласий, а это тупиковая стратегия. В своём обращении мы делаем акцент на конкретных финансовых средствах и на сплочённости. Его уже подписали несколько сот человек, и мы продолжим эту работу в среду, 15 января, в Париже.

Анаис Энгель: Я согласна с Фредериком Боккара. Мы хотим предложить альтернативу, а не просто возразить в ответ. Левым силам нередко приходится противостоять политике властей. На этот раз мы выдвинули свои предложения и сформулировали альтернативные варианты, поскольку не хотим просто отбивать многочисленные нападки. Каждый раз, когда разговор заходит о пенсионной реформе, нам приходится бороться с стереотипами. Лишь немногие СМИ (в частности, «L’Humanité») постоянно опровергают набившие оскомину представления. Одновременно мы хотим внести конструктивные, реализуемые предложения и представить настоящий проект нового общества. Политика Эммануэля Макрона занимается незначительными корректировками бюджета. В образовании, науке, здравоохранении и других сферах он пытается сделать больше за меньшие деньги. Тратится много времени на обсуждение бюджетных корректировок и очень мало – на размышления о том, какое общество все мы хотим увидеть завтра. Проект Амбруаза Круаза и Пьера Ларока подразумевал именно совместную работу по созданию такого общества, а не просто повышение или понижение неких малозначительных величин. В этом я вижу суть нашего обращения.

Бенуа Тест: Профсоюзам очень важно зарекомендовать себя как силу, предлагающую альтернативные подходы. Нас сразу объявили людьми, отвергающими всё подряд, в принципе не приемлющими ничего нового и вообще не желающими ни о чём думать. А между тем дело

обстоит совсем иначе. Мы предлагаем альтернативы и вносим предложения, направленные на изменение ситуации. В этом и состоит суть общественных протестов вокруг пенсионной реформы. Не стоит принципиально требовать сохранения существующего положения дел, надо вносить усовершенствования с учётом новых реалий. Мы хотим добиться новых прав. Этот призыв однозначен: всё должно начинаться с нового финансирования. Следовательно, возникает вопрос о распределении материальных благ. Основа альтернативного подхода очень проста: финансирование пенсионной системы должно соответствовать потребностям людей и той жизни, которую мы хотели бы обеспечить пенсионерам. Это выбор всего общества. В нашем обращении речь идёт о необходимости расширять общественное движение: оно должно объединить профсоюзных активистов, учёных, университетских преподавателей, известных личностей, общественных деятелей… Нужно, чтобы это движение представляло самую широкую общественную палитру и влияло на проводимую политику. Борьба, которую мы ведём, должна иметь политические последствия.

Жан-Марк Канон: Нас поджидают сразу две ловушки. Первая заключается в том, чтобы представить нас сторонниками привилегий, защитниками интересов узкого круга лиц и незыблемости нынешней пенсионной системы, созданной шестьдесят лет назад. Якобы наши объединения по природе своей реакционные и т. д. Но это совсем не так. Мы хотим показать, что готовы предложить альтернативы. Я считаю, что следует сохранить солидарную систему пенсионного обеспечения, основы которой были заложены после Второй мировой войны, но нужно усовершенствовать её, адаптировать к современным условиям. Я думаю, что, в общем, она и сейчас отличается целесообразностью и способствует общественному прогрессу. Эта система пострадала от действий сменявших друг друга правительств, которые урезали права граждан. Мы являемся свидетелями масштабной битвы идеологий, и в ней не обойтись без сомнений. Наше обращение – лишь один из способов объяснить, что существуют альтернативные пути финансирования, более соответствующие принципу равенства и подлинной социальной справедливости, то есть к тем идеалам, от которых нас отдаляет навязываемая властями антиреформа. Нам пора вспомнить, что есть такие слова, как «мы», «все вместе», бывшие очень актуальными в 1995 году. Ведь вопрос о пенсиях касается нас всех. А в предлагаемой Макроном системе этот момент отсутствует. Мы работаем для того, чтобы разумно распределять общественное достояние. Каждому отведена своя роль, но, несомненно, мы должны сказать своё слово в политике. Левым стоит задуматься над тем, как они выглядят в глазах общественности и как преподносят свои идеи… При нынешних правительствах перевести борьбу в политическую плоскость непросто, но к этому нужно стремиться.

Кор.: О каких альтернативах идёт речь? Каковы они, эти другие подходы?

Бенуа Тест: Мы должны начать с основ, с существа дела. Ведь наряду с тем, что говорит Эммануэль Макрон, по-прежнему не расставшийся с правым представлением о здравом смысле, можно расслышать и голос тех, кто причисляет себя к левым. Необходимо показать всю несостоятельность заявлений о том, что «единая система позволит достичь большей справедливости и равенства». Это непросто, и потому надо начинать с самых основ. Речь идёт о распределении материальных благ и о правах, в частности, о праве на пенсионное обеспечение. Почему мы настаиваем, например, на том, чтобы при начислении пенсии учитывалась зарплата за последние полгода для бюджетников и за самые успешные годы в карьере – для сотрудников частных компаний? Не потому, что так делается сейчас, и не только потому, что такой подход позволяет установить самую высокую пенсию. Учёт наибольшей зарплаты напрямую связан с общественным положением пожилого человека. Его пенсия должна соответствовать самому высокому уровню профессионализма, которого он смог достичь за время работы, ведь он её заслужил. А это значит, что нужно получать права и совершенствовать их. Пенсионер выполняет определённую гражданскую функцию. Надо развивать другой общественный проект в противовес Макрону. За всеми фигурами его речи и рассуждениями о единой системе скрывается попытка отбросить общество назад.

Кор.: Одним из весомых аргументов в дебатах является бюджетный дефицит. Как вы можете это прокомментировать?

Анаис Энгель: Срочность и дефицит – не одно и то же. Это классическая попытка шантажировать долгами, чтобы преобразовывать государство в целом. Что же касается собственно пенсионной системы, то здесь этот аргумент не работает. Согласно данным Консультативного совета по пенсиям (COR), дефицит может создать проблемы только в среднесрочной перспективе, то есть в 2025–2030 годах, а система останется жизнеспособной многие годы. Пенсионная система далека от банкротства. А дефицит возникает (вопреки тому, что нам внушают) скорее в результате снижения доходов, а не из-за неконтролируемого роста расходов. Сокращение доходов, в свою очередь, является следствием освобождения крупных предприятий, не балующих своих сотрудников высокими зарплатами, от уплаты социальных взносов.

Фредерик Боккара: С введением пенсионной системы и социальной защиты во Франции произошла своего рода революция. Взносы отчисляются не с зарплат. Пенсии же рассчитываются исходя из зарплат, но это лишь средство воздействия на прибыли для общественных расходов. Так выглядит социализация, полезная для общества. Этот вопрос стоит обсудить. Дебаты о дефиците вести непросто, они зависят от предлагаемых сценариев. Но можно ведь взглянуть на ситуацию с противоположной стороны и задуматься о том, что же сдерживает положительную динамику? Почему у нас недостаёт средств на общественные расходы? Конечно, важно, как будет разрезан пирог, но ведь его размер и начинка тоже играют роль, а с этим не всё обстоит благополучно. Сейчас мы смотрим на вещи иначе. Мало заявить: «Надо повышать зарплаты», надо подумать о том, каким образом пенсионная система может способствовать повышению зарплат и финансовому оздоровлению.

Кор.: Как же этого добиться?

Фредерик Боккара: Чтобы оздоровить финансовый сектор, нужно сократить долю доходов от финансовых операций, получаемых предприятиями, которая на сегодняшний день оценивается примерно в 320 миллиардов евро. Если обложить её налогами по той же ставке, что и заработную плату, то бюджет сразу пополнится более чем на 30 миллиардов евро. Предприятия могут сыграть в этом деле существенную роль. Мы выступаем не за стимулирование конкуренции, а за такую политику, которая помогала бы установить другие отношения с предприятиями и подсказывала бы им решения, способствующие прогрессу, чтобы они принимали в нём непосредственное участие. Мы хотим вывести их из привычных рамок с помощью установления плавающей ставки социальных отчислений. Если предприятие сокращает рабочие места, уменьшает фонд заработной платы, перемещает свои производственные мощности и не соблюдает принцип равенства зарплат при одинаковой работе, оно должно платить социальные взносы по более высокой ставке. В то же время к предприятию, зарплаты на котором растут, нужно применять стандартную ставку. В обоих случаях результатом станет увеличение базы социальных отчислений. Это важно, поскольку их источником является труд мужчин и женщин, создающих материальные блага. Такое решение могло бы за пять лет принести казне 70–90 миллиардов евро и позволило бы изменить пенсионную систему таким образом, чтобы она способствовала росту зарплат.

Жан-Марк Канон: Согласно докладу COR, при реализации плана, предложенного правительством, к 2022 году следует ожидать сокращения 50 000 рабочих мест в государственных учреждениях, относящихся к центральной власти, и 60 000 – в организациях, финансируемых из местных бюджетов, а также замораживания базовой ставки, на основе которой устанавливаются зарплаты в госсекторе. Поэтому эксперты Совета прогнозируют дефицит в размере от 7,2 до 17,9 миллиардов евро к 2025 году. Мы, профсоюзные активисты, считаем, что можно не допустить реализации этого сценария, и утверждаем, что есть другие пути финансирования, связанные с удовлетворением законных требований. Предположим, что будет создано 200 000 постоянных рабочих мест. Это позволило бы решить самые острые проблемы государственных учреждений и удовлетворить насущные потребности граждан. Следствием этого шага стало бы также снижение безработицы на 1 %. Вместо того чтобы замораживать базовую ставку зарплаты, её можно было бы повышать на 1,5 % в год до 2025 года, что соответствовало бы прогнозируемым значениям инфляции. Наконец, третье наше предложение – добиться равенства в зарплатах между мужчинами и женщинами, ведь нынешнее правительство объявило его достижение задачей национального масштаба. Реализация всех трёх предложений в государственных учреждениях позволила бы получить дополнительные доходы в размере 15–16 миллиардов евро. Достаточно выполнить эти три требования, неразрывно связанные с общественным прогрессом, достижением равенства, солидарностью и благополучием граждан, чтобы решить надуманную проблему дефицита, о которой нам твердят изо дня в день.

Бенуа Тест: Этот псевдодефицит является отражением сугубо бухгалтерского подхода. Вместе с тем, нельзя не замечать последствий проводимой сегодня политики социального регресса. Отсутствие стратегии в области занятости ведёт к образованию упущенной выгоды. Если же пенсионный возраст будет повышен до 64 лет, то у многих людей периоды безработицы, пребывания на больничном и других подобных затруднений будут увеличиваться, что создаст дополнительную нагрузку на государственный бюджет и систему социальной защиты. Поэтому необходимо комплексное видение ситуации. С введением балльной системы, предполагающей индивидуальные права для каждого, мы уже не сможем использовать разницу в объёме отчислений.

Кор: Эта неделя станет решающей. Что нужно для того, чтобы в контексте предлагаемой пенсионной реформы начать обсуждение другого пенсионного проекта?

Aнаис Энгель: Особые режимы пенсионного обеспечения распространяются только на 1,5 % экономически активного населения и на 3 % пенсионеров, поэтому меня удивляет то, что правительство так ополчилось на железнодорожников. Дошло до того, что едва ли не всем придётся чем-то пожертвовать, если железнодорожники не утратят свои привилегии. В ходе этой операции кто-то очень старается, и не безуспешно, добиться размежевания по принципу «разделяй и властвуй». Мы уверены, что со временем нужно объединить все режимы посредством унификации и корректировки в большую сторону единого режима с учётом различий. В данный момент нужно начинать настоящие переговоры об отзыве проекта Эдуара Филиппа. Правительство неизменно отказывалось обсуждать свой проект пенсионной реформы и хотело воспользоваться неблагоприятным для профсоюзов соотношением сил (как это уже было в истории со страхованием на случай безработицы). В таких условиях надо проявить твёрдость, для чего необходимо широкое обсуждение экономических и социальных вопросов.

Жан-Марк Канон: Как профсоюзный деятель я считаю, что конфликт вокруг пенсионной системы может способствовать пересмотру определённой формы гражданственности. Не стоит вдаваться в исторические детали взаимоотношений между профсоюзами и политическими партиями, но нужно, учитывая независимость профсоюзов, вернуться к совместной работе и организовать новую гражданскую борьбу за несколько фундаментальных принципов. В связи с разразившимся конфликтом, в котором речь идёт уже не только о пенсиях, все, кто заинтересован в социальных переменах, каждый на своём месте (я имею в виду граждан, профсоюзы и левых, выступающих за перемены) испытывают потребность в общении друг с другом, хотя подходы к этому общению разнятся. Мы не сможем претендовать на социальные завоевания, не изменим общество и никуда не уйдём от капитализма до тех пор, пока не обозначим совместными усилиями те общественные проекты, которые хотим осуществить.

Бенуа Тест: Это общественное движение ведёт к более отчётливой, хотя и не всеобщей, политизации. Формируется новый стиль отношения к общественному движению: наши коллеги очень внимательно следят за происходящим, и люди всё яснее осознают масштаб стоящих перед ними задач. Это не простая забастовка. Люди стремятся разобраться в деталях балльной системы, сравнивают её с ныне действующим порядком. Они хотят и могут осознать крупнейшие задачи, стоящие перед обществом. В декабре накал страстей был особенно велик. Поэтому мы полагаем, что протесты продолжатся. Они могут стать более массовыми и достичь своей цели. Проводимая работа имеет решающее значение, так как сейчас зарождаются те семена, которые могут дать всходы в дальнейшем. Очень важно всерьёз задуматься над альтернативными решениями, чтобы выдвигаемые нами предложения звучали убедительно.

Фредерик Боккара: Наше гражданское общество переживает новый этап, который можно стравнить с событиями мая 1968 года и зимы 1995-го. И дело не только в продолжительности протестных выступлений, но и в отношении к политике и осознании её роли в происходящем. Этот призыв сам по себе уже стал достижением. Мы придаём большое значение тому факту, что «L’Humanité» распространила его, оценив оригинальность содержания. На мой взгляд, в обществе назрела потребность в широком союзе прогрессивных сил, противостоящих крупному капиталу и его господству. Чтобы двигаться вперёд, мы должны понимать суть дела и открыто заявить о господстве крупного капитала. Сейчас формируются новые отношения между протестами и общественными установками. Одно без другого не существует, и политику следует рассматривать в качестве моста между этими составляющими. А значит, надо со всей ответственностью подходить к идее о совместной работе, чтобы чётко видеть основные направления дебатов. Люди хотят быть причастными к этим новым отношениям. Выступления против проекта реформирования пенсионной системы и обсуждение альтернативных предложений становятся всё более активными. Ведь борьба со злом эффективна в том случае, когда знаешь, чем его можно заменить… В противном случае остаётся лишь выбирать из нескольких зол меньшее. Я согласен, надо провести широкое обсуждение пенсионной реформы, в ходе которого были бы затронуты вопросы о возможных социально-экономических преобразованиях. Реформа, объявленная Макроном и Филиппом, направлена на создание индивидуализированной, а не солидарной системы. В этих условиях, если будет принято решение о параллельном внедрении балльной системы, «финансовая конференция» окажется блефом, ведь тогда речь пойдёт уже не о прибылях, а исключительно о расходах. Одна из целей реформы заключается в том, чтобы вывести общественное обсуждение из плоскости дебатов о прибылях (они будут поручены парламентариям), ограничив его дискуссией о затратах (о стоимости пенсионного балла), и при этом делать акцент на «сбалансированной траектории». Надо как можно быстрее провести совещание по вопросу финансирования, чтобы усовершенствовать солидарную систему пенсионного обеспечения на основе ежегодных поступлений, адаптировать её к новым условиям… и поговорить о правах граждан.

Сиприан Боганда, Пьер Шайян, Жером Скальски

Опубликовано 08/01/2020

На ту же тему

Государственный долг. Можно ли доверять «партнёрам»?
Макрон – президент для богатых
Мишура и позолота экономики
«Мини-Давос» в Версале на фоне социальных волнений