«Я ненавижу эту работу, но «France Telecom» наплевать».

Уголовный суд Парижа в последние дни рассмотрел несколько дел о самоубийствах. Судьба некоторых из них показательна для ситуации социального кризиса
Уголовный суд Парижа в последние дни рассмотрел несколько дел о самоубийствах. Судьба некоторых из них показательна для ситуации социального кризиса

Уголовный суд Парижа в последние дни рассмотрел несколько дел о самоубийствах. Судьба некоторых из них показательна для ситуации социального кризиса. Хранящиеся в материалах судебных дел предсмертные записки напрямую обвиняют в случившемся работодателей.

Одно из таких самоубийств помогло осознать реальные масштабы бедствия, происходившего в компании «France Telecom». За последние несколько дней уголовный суд Париж рассмотрел ряд новых дел о гибели людей. Но давняя история с самоубийством Мишеля Депари, совершённым 14 июля 2009 года в Марселе, по-прежнему остаётся одной из самых примечательных, так как в своих бедах этот человек обвинил компанию-работодателя. В предсмертной записке Мишель недвусмысленно заявил: «Прошу считать виновной в моей смерти компанию «France Telecom»». Но обвинения, которые он адресовал крупнейшей телекоммуникационной компании Франции («запугивание как механизм управления; постоянный цейтнот; перегрузки; отсутствие обучения; полная дезорганизация»), то их можно отнести ко многим компаниям, пережившим реструктуризации и принудительное перемещение персонала.

Мишель Депари был инженером по телекоммуникациям, увлекался спортом. В 2008 г. он «попал в стрессовую ситуацию» после объединения двух подразделений компании «France Telecom». Он занимался обслуживанием оборудования 2G, а ему пришлось стать экспертом по 3G практически без какой-либо переподготовки. Депари оказался один на один со своими трудностями. «Мишель очень дорожил своей работой в государственной компании и вдруг почувствовал, что не вписывается в логику развития «France Telecom»», – вспоминал один из его коллег. По словам мэтра Сильви Топалофф, адвоката семьи погибшего, «жизнь для Депари разделилась на до и после. Пошатнулась и вся компания в целом – проявление начала кризиса в учреждениях государственных услуг. В этой истории отразились все ошибки, допущенные в программах «Next» (сокращение 22 000 рабочих мест в компании) и «Act», которые в конечном счёте нарушили душевное равновесие человека».

Бывший генеральный директор «France Telecom» Дидье Ломбар, по репутации которого был нанесён ощутимый удар, посмел подвергнуть сомнению подлинность предсмертной записки, оставленной Мишелем, сравнив её с профсоюзной листовкой. Его слова, сказанные во время предварительного заседания, возмутили истцов, и выступая в четверг перед судом, бывший руководитель был вынужден сменить тон: «Эта записка, конечно, подлинная, и я беру свои слова обратно (…). Гибель такого замечательного специалиста очень огорчила меня». После самоубийства Мишеля Депари бывший директор по персоналу компании Оливье Барберо попросил показать ему письма отчаявшихся сотрудников. Новые сигналы бедствия не заставили себя ждать, но некоторые из них могли где-то затеряться. 6 августа 2009 года Катрин Сенан, сотрудница технического отдела компании в Гавре, попыталась принять смертельную дозу медикаментов прямо на своём рабочем месте. Рядом с ней нашли записку: «Вы начали игру, и вы проиграли». Накануне Катрин узнала, что ей придётся покинуть свою должность, которой она очень дорожила, и заняться совершенно другой работой в сфере государственной телефонии (обслуживать телефонные кабинки). Как говорила сама Катрин Сенан в разговоре с одной из профсоюзных активисток, её «вышвырнули с привычного рабочего места, как будто бросили в унитаз и нажали на кнопку смыва». Позже она говорила: «Раз меня заставляют уйти из отдела, значит, пора уходить и из жизни». Трудовая инспекция в компании отметила (как и в других подобных случаях) недостаточное внимание к проблема психосоциального характера.

Четырьмя днями позже, 10 августа 2009 года, Николя Греновиль, 28-летний сотрудник ремонтного отдела, расположенного в регионе Бургундия-Франш-Конте, повесился у себя дома. В его предсмертной записке тоже говорится о профессиональной среде: «Я ненавижу эту работу, но

«France Telecom» наплевать». Когда работу, которую раньше выполнял Николя, передали подрядчику, молодой мужчина был вынужден без какой-либо специальной подготовки освоить новые навыки по техническому обслуживанию оборудования на дому у населения. Специалисты по охране труда убеждены, что «условия работы не могут не сказываться на душевном здоровье людей».

Несмотря на множество тревожных сигналов, бывшие руководители «France Telecom», обвиняемые сегодня в психологическом давлении на сотруников, твёрдо стоят на своём: все эти факты не имеют отношения к программе «Next», предусматривавшей сокращение 22 000 рабочих мест. В конечном итоге председатель суда Сесиль Луи-Луайян вышла из себя: «С самого начала процесса вы твердите: «Я узнал, что менеджеры использовали в своей работе приёмы, которых я не одобряю»… Николя Греновиль покончил с собой при помощи спецовки с символикой «Orange» и кабеля France Telecom. Как вы можете это объяснить?». «Никак не могу объяснить», – ответил бывший руководитель HR-службы компании Оливье Барберо. «Это значит, что прощаясь с жизнью, Греновиль думал о своём работодателе», – подчеркнула судья. Рассмотрение дела продлится до 12 июля.

На ту же тему

Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...
«Мы упустили шанс на мир»
Власть грозит кулаком «внутреннему врагу»
Через год после путча левые возвращаются к...