Водитель UBER признан штатным сотрудником этой компании

Является ли Uber приложением, которое просто помогает установить контакт между независимыми шофёрами и их клиентами? «Нет», - ответил в четверг парижский апелляционный суд.
Является ли Uber приложением, которое просто помогает установить контакт между независимыми шофёрами и их клиентами? «Нет», - ответил в четверг парижский апелляционный суд.

Является ли Uber приложением, которое просто помогает установить контакт между независимыми шофёрами и их клиентами? «Нет», – ответил в четверг парижский апелляционный суд, который недавно направил на рассмотрение комиссии по трудовым вопросам дело, возникшее между водителем-перевозчиком пассажиров и гигантом онлайн-бронирования. По мнению судей, истец был связан трудовым контрактом с Uber BV – акционерным обществом, действующему по нидерландскому праву. И поскольку этот шофёр позиционирует себя как штатный сотрудник, его дело должно рассматриваться судом по трудовым вопросам. Несмотря на то, что этот суд в июне 2018 г. объявил себя некомпетентным в подобного рода делах, отдавая их коммерческим судам.

По мнению парижского апелляционного суда, в данном случае «достаточное количество улик» доказывает наличие «субординационных отношений», которые связывают шофёра с платформой. «В июне 2017 года водитель подал на Uber жалобу в суд из-за деактивации своего аккаунта в этом приложении, что лишило его возможности принимать новые заявки на бронирование поездок», – говорится в судебном решении, с которым ознакомилось агентство «Франс-Пресс». Несмотря на то, что шофёр был зарегистрирован в государственном реестре предприятий (Sirene) как фрилансер, суд отмечает, что «основным условием независимого индивидуального предприятия является добровольное решение о его создании (…), контроль над организацией своих задач и поиск клиентов и поставщиков». Как поясняет суд, в данной ситуации шофёр не мог «создать для себя никакой личной клиентской базы», он зависел исключительно от Uber и не мог свободно устанавливать «ни свои тарифы, ни условия предоставления своего транспорта».

Кроме того, когда платформа Uber дезактивировала аккаунт шофёра, она объяснила, что данное решение было «принято после тщательного изучения его дела». Для парижского апелляционного суда это признак того, что Uber осуществлял «контроль» над шофёром. В качестве примера такого контроля суд указывает и на то, что «после трёх отказов на поступившие заявки, появилось сообщение: «Вы всё ещё здесь?»». Судьи отметили, что шофёр испытывал настоящие трудности при ведении многоплановой рабочей деятельности с разными работодателями. Ведь Uber настаивает на том, чтобы «шофёры оставались на связи и были готовы осуществить поездку, а также чтобы они постоянно, на протяжении всего периода подключения к приложению, оставались в распоряжении компании Uber BV, не имея реальной возможности свободно выбирать те заявки на поездки, которые им подходят, как это делают независимые шофёры». Таким образом, водитель не обладает свободным правом отключаться от приложения, поскольку платформа «оставляет за собой право деактивировать или как-либо иначе ограничить доступ или использование» приложения». И даже если водитель априори имеет право составлять свой график и выбирать дни подключения, «само по себе это не исключает наличия субординационных трудовых отношений, ведь, как было сказано выше, с того момента, когда водитель подключается к приложению (…), он интегрируется в сервис, организованный компанией Uber BV, которая даёт ему указания, контролирует их исполнение и обладает санкционными полномочиями по отношению к нему».

Как подчёркивает адвокат истца Фабьен Массон, это судебное решение стало «первым» во Франции, в котором суд счёл, что шофёр Uber был связан отношениями трудового договора. Ранее, в 2017 году, парижский апелляционный суд переквалифицировал связь между независимым шофёром и платформой LeCab в трудовые отношения, отметив, что приложение «имело полномочия отдавать приказы и директивы (водителю), контролировать их корректное исполнение». В конце ноября 2018 года кассационный суд также признал наличие субординационных отношений между велосипедным рассыльным и платформой по доставке обедов Take Eat Easy, ныне прекратившей своё существование.

Такие прецеденты, касающиеся различных площадок по предоставлению услуг, отмечают поворотный момент в признании факта приёма «замаскированных» наёмных работников. Классифицирование последних как независимых или самозанятых лиц позволяет реальному заказчику услуг избежать необходимости выплачивать совокупность взносов, связанных с их зарплатой, оплачиваемым отпуском, сверхурочными часами, возмещением профессиональных расходов, плановыми премиями, выплатами при завершении контракта и т.д. При этом работники лишаются права на здравоохранение и безопасность труда, права иметь представителя, а также права на образование.

На ту же тему

Образ генерала на войне поможет Макрону только...
США в эпицентре санитарного и финансового кризиса
Владельцы предприятий готовы рискнуть здоровьем работников
Обвиняемые депутаты-коммунисты, встаньте!