В центре внимания – последствия терактов 13 ноября

Три года тому назад, 13 ноября 2015 года, Франция столкнулась с самыми жестокими преступлениями последних десятилетий. 130 человек погибли и 400 пострадали в результате серии чудовищных терактов, совершённых синхронно в Париже и у стадиона в столичном пригороде Сен-Дени
Три года тому назад, 13 ноября 2015 года, Франция столкнулась с самыми жестокими преступлениями последних десятилетий. 130 человек погибли и 400 пострадали в результате серии чудовищных терактов, совершённых синхронно в Париже и у стадиона в столичном пригороде Сен-Дени

Aлександр Фаш

Три года тому назад, 13 ноября 2015 года, Франция столкнулась с самыми жестокими преступлениями последних десятилетий. 130 человек погибли и 400 пострадали в результате серии чудовищных терактов, совершённых синхронно в Париже и у стадиона в столичном пригороде Сен-Дени. Как сегодня живут выжившие участники трагедии, родственники погибших, а также спасатели и медики, работавшие на месте событий? Как повлияло случившееся на состояние французского общества в целом? Недавно министерство здравоохранения Франции обнародовало результаты изучения психологических последствий терактов. Большинство этих исследований будут продолжены в ближайшие годы, но полученные предварительные данные дают ясное представление о случившемся. Однако ряд специалистов в публикациях на страницах еженедельного «Эпидемиологического бюллетеня» отмечают, что этому аспекту уделяется недостаточное внимание.

  1. Выжившие получили серьёзную травму.

В социологическом опросе на тему здоровья общества после терактов (Espa), который проводился в виде интернет-опроса в период с июля по ноябрь 2016 г., приняли участие 575 человек. Среди них были те, кто оказался в непосредственной опасности или получили ранения вечером 13 ноября (то есть свидетели страшных событий), и те, кто узнал, что их близкие находились на месте совершения теракта или стали его жертвами.

Более половины (54 %) из тех, кто пострадал непосредственно от нападения, признают, что они, вероятно, пережили посстравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), то есть «состояние, которое может возникнуть у человека, подвергшегося смертельной опасности, получившего тяжёлое ранение или ставшего жертвой сексуального насилия», объясняют авторы исследования. Они перечисляют последствия воздействия ПГТСР на психику человека: «навязчивые идеи», «реакция избегания», «ярко выраженные нейровегетативные проявления», а также «когнитивные нарушения и перепады настроения», «которые наблюдаются в течение не менее одного месяца и осложняют повседневную жизнь». Таким же было и количество людей, столкнувшихся с посстравматическим стрессом из-за гибели их близких от рук террористов, а среди «свидетелей тех событий» «вероятные стрессовые расстройства» отметили у себя 27 % опрошенных. Ещё большую обеспокоенность у специалистов вызывает тот факт, что «46 % людей, переживших такие расстройства, сообщают, что они не проходили систематического лечения у психологов и медиков». Своё нежелание прибегнуть к врачебной помощи они объясняют самыми разными причинами: «трудно добраться до врача» (28 %), «не чувствовал такой потребности» (20 %), «не получал соответствующих предложений» (14 %), «проблемы с деньгами» (11 %) и т. п.

  1. Психологические травмы, полученные теми, кто оказывал помощь, – очередное «табу»?

В течение нескольких дней после 13 ноября тысячи людей словно сами превратились в участников военных действий, оказывая помощь тем, кто в этом нуждался. Как на них сказались последствия тех событий? Один из аспектов исследования Espa посвящён именно этой теме, о которой не принято говорить вслух. В опросе участвовали около 700 человек: медики (34 %), спасатели (30 %), специалисты по защите гражданского населения (20 %) и сотрудники сил безопасности (14 %). Результаты исследования показывают, что доля людей, переживших посттравматический стресс, через восемь-двенадцать месяцев после происшествия колебалась от 3,5 % среди парижских спасателей до 9,9 % среди сотрудников сил правопорядка. Среди врачей этот показатель составил 4,5 %. Для тех, кто прямо или косвенно пострадал при теракте, были организованы пункты скорой медико-психологической помощи (Cump). Такие же точки были устроены для тех, кто помогал пострадавшим (об этом позаботились, в частности, сотрудники Объединения парижских больниц (AP-HP)). Поначалу их инициатива не имела большого успеха. «Порой в обществе тех или иных людей нам сложно быть откровенными, так как мы боимся услышать от своих коллег оценочное суждение о нашей стойкости», – объясняет Гаэль Абграль, психиатр, работающая в составе бригад Cump в Париже и в регионе Иль-де-Франс. «Не надо думать, что врач скорой помощи, это  бесстрашный ковбой, невосприимчивом к подобным вещам», – считает профессор Тьерри Бобе, один из тех, кто курирует работу аналитических групп, созданных AP-HP.

  1. Теракты оставили глубокий след во французском обществе.

Можно ли утверждать, что теракты 13 ноября не только затронули многих людей, но и оставили глубокий след в общественном сознании? «Да, это так», – отвечают авторы исследования, проведённого социологическим центром «Credoc» в рамках «Программы 13 ноября» (крупный проект, реализованный под руководством институтов CNRS и Inserm). Итогом их работы стали два важных вывода. Первый никого не удивил: теракты 13 ноября 2015 года можно считать самыми масштабными за период с 2000 г. Второй вывод оказался не столь очевидным: выяснилось, что «те, кому сейчас 25–39 лет, испытывают обострённое чувство страха по отношению к людям других возрастов», а проявления жестокости и чувство незащищённости тревожат людей больше, чем проблема безработицы…

На ту же тему

Самопровозглашённая боливийская власть погрязла в скандалах
Кризис кризисом, а мигрантов всё равно выдворяют
SANOFI и BIG PHARMA: хроники шантажа
В газете Libération вопросы капитала не на...