В своей битве против «жёлтых жилетов» Макрон решил использовать армию.

В операции «Караульный» исполнительная власть решила использовать армейские силы. Они будут помогать полицейский в поддержании порядка во время следующей акции протеста
В операции «Караульный» исполнительная власть решила использовать армейские силы. Они будут помогать полицейский в поддержании порядка во время следующей акции протеста

Лионель Вентюрини, Лоран Мулу

В операции «Караульный» исполнительная власть решила использовать армейские силы. Они будут помогать полицейский в поддержании порядка во время следующей акции протеста. За этим историческим решением скрывается большой смысл: социальный протест теперь приравнивается к терроризму.

Неожиданный и весьма опасный ответ исполнительной власти. Принято решение «усилить» меры в рамках военной антитеррористической операции «Караульный» накануне XIX акта протестов «жёлтых жилетов» в целях защиты официальных зданий и других «стратегических точек». Вот так реагируют на требования некоторых полицейских профсоюзов, высказанные в декабре прошлого года. И что, предполагается, что при таком решении не будет столкновений между протестующими и силами, поддерживающими порядок? С другой стороны, это весьма рискованный ответ исполнительной власти на прошедшие беспорядки на Елисейских полях. Это касается как и увольнений трёх человек, занимавших высшие руководящие посты в префектуре полиции Парижа, так и возвращения к «стратегии 8 декабря» с разрешением применения силы и оборонительного оружия. Назначая Дидье Лаллемана на пост столичного префекта, оставленный Дельпюэшем, Кристоф Кастане дал ему напутствие: «никаких церемоний; место «чёрного блока» в тюрьме, а не на Елисейских полях». Официальный представитель правительства Бенжамен Гриво сказал, что использования армии «будет проходить в рамках операции «Караульный»». А эту операцию объявили ввиду террористической угрозы. Логика ясна.

Подключение армии к полиции имеет своих сторонников, в частности, Франсуа Байру и Сеголен Рояль. Но другие относятся к такому решению с опаской. Жан-Люк Меланшон сказал по этому поводу: «Каковы бы ни были обстоятельства, армия не должна оказывать помощь полиции. У армии и полиции разные задачи. Во Франции у нас нет внутренних врагов». Сенаторы от коммунистов считают, что «сейчас происходит нездоровое соревнование между властью и самыми жёсткими правыми силами в том, кто предложит более радикальные меры в борьбе с общественным движением, а за этим последует угроза фундаментальным правам и свободам человека, каковым является право на демонстрации». По их мнению, «наша страна встала тем самым на путь разрушения».  Даже вдохновитель закона против погромщиков, сенатор от «Вперёд!Республика» Брюно Ретаё осудил решение правительства: «Армия воюет на войне, или на гражданской войне, но я совершенно не считаю, что 1 500 «черноблочников» представляют угрозу французскому народу».

С 1921 г. поддержанием порядка во время уличных выступлений было делом жандармерии и полиции. За это решение голосовала Национальная ассамблея. Преподаватель военной школы Сен-Сир Мишель Бурле напоминает, что когда правительство III Республики отдавало приказы обеспечить порядок во время разгона забастовок в 1890 – 1920 гг., офицеры выражали своё недовольство и отказывались выполнять их именно потому, что «военных вынимают из казарм и бросают на подавление общественного движения, заставляя тем самым армию вмешиваться в политику». В последний раз военных использовали в городах для оцепления демонстрации протестующих в 1947 г. во время забастовочного движения. «Со времён окончания Первой мировой войны были созданы специальные подразделения, задачей которых является поддержание порядка. Это было сделано как раз для того, чтобы оградить от этой деятельности армию, находящуюся на боевом задании. Смешение таких функций влечёт за собой пагубные последствия», – считает военный историк полковник Мишель Гойа.

Привлечение солдат в рамках операции «Караульный» сопровождается «стиранием границ между терроризмом и поддержанием порядка в логике укоренения чрезвычайного положения; это опасно, поскольку результаты могут проявляться в самых неожиданных вариантах», – такое мнение в свою очередь высказывает другой историк Гийом Мазо. Первым «звоночком» был проект реформы Конституции в 2018 г, сейчас к этому добавился закон против «погромщиков», – свободы всё больше урезают. Консервативный электорат может приноровиться к закручиванию гаек гражданским свободам, а власти это может быть выгодно ввиду близких европейских выборов. Но впутывать военных в политические дела – это очень опасно.

Даже если оставить в стороне политику, организация операций подобного масштаба не пройдёт бесследно. Правительство настаивает, что военные не будут «на передовой», что их присутствие будет вспомогательным на случай необходимости. «Они не будут физически останавливать «жёлтых жилетов», – заверяет генеральный секретарь профсоюза полицейских «Unsa» Филипп Капон. Вообще, обучение и оснащение солдат не предусматривают их действия против людей, бросающих камни или бутылки с водой. С момента начала операции «Караульный» на улицах городов дежурят 7 000 вооружённых автоматами военных. И, как полицейские и жандармы, они имеют права при возникновении опасности защищать товарищей, гражданских и самих себя с применением этого оружия. Лига по защите прав человека назвала эту меру «нарушением правительством гражданского мира».

Даже советник Николя Саркози криминолог Ален Бауэр, близкий в своё время к властным кругам, обеспокоен. «Это очень странное решение с двусмысленной аргументацией, – написал он у себя в Твиттере, – А с двусмысленностью не шутят. И это не оправление, что у нас не хватает опыта и культуры применения мер по поддержанию порядка». Ну если уж Ален Бауэр пишет такое!… Депутат от Французской коммунистической партии Стефан Пё заметил в пятницу в Национальной ассамблее, что даже Николя Саркози, тогда ещё глава МВД, отказался прибегать к помощи армии при подавлении городских восстаний в 2005 г. Прекрасная заслуга Макрона – быть ещё более радикальным, чем бывший министр внутренних дел.

На ту же тему

Рашида Дати: главное – безопасность
Внутренние распри ослабляют движение «Вперёд, Республика!»
Что сегодня делать тяжело больному перед опасностью...
Флёри-Мерожи. Самоубийство несовершеннолетнего заключённого