Туманное будущее Евросоюза

В Евросоюзе продолжается обсуждение назначений на ключевые руководящие должности. Это явный признак того, что последние выборы привели к углублению институционного и политического кризисов
В Евросоюзе продолжается обсуждение назначений на ключевые руководящие должности. Это явный признак того, что последние выборы привели к углублению институционного и политического кризисов

В Евросоюзе продолжается обсуждение назначений на ключевые руководящие должности. Это явный признак того, что последние выборы привели к углублению институционного и политического кризисов. Некоторые эксперты считают, что меры по выходу из этой ситуации могут способствовать укреплению либерализма и позиций ультраправых.

В таких условиях невозможно строить планы на будущее. Уже месяц продолжаются интенсивные всесторонние переговоры, однако по-прежнему нет никакой ясности в том, каким будет Евросоюз в ближайшие пять лет. Выборы в Европейский парламент, прошедшие 26 мая, положили конец доминированию Франции и Германии, а также политической конкуренции Партии европейских социалистов (PSE) с Европейской народной партией (PPE). Во Франции Социалистическая партия (PS) и “Союз за народное движение” (UMP), в 2009 году имевшие 43 депутатских мандата в Европарламенте, в 2019 году получили всего 14 мест.

До сих пор PSE и PPE, работая сообща, представляли абсолютное большинство в Европейском парламенте, что давало им возможность «совместного руководства» ЕС. После выборов 2019 года положение сил изменилось: депутаты от обеих партий смогли получить «всего лишь» 330 мест из 751. 108 мест оказалось в распоряжении либералов (в том числе и движения «Вперёд, Республика!»(ВР)), так что теперь многое будет зависеть от их мнения. «Зелёные» партии, имеющие сильные позиции в Германии и Франции, получили 70 мест, установив свой исторический рекорд. Ещё один рекорд принадлежит ультраправым: их будут представлять более 70 депутатов. Почти столько же мест получили праворадикалы, не входящие ни в одну из фракций, и союз националистов и радикальных правых. 41 место (на 10 меньше, чем было) у группы «Европейские объединённые левые/Лево-зелёные севера» (GUE), вследствие чего они переместились с пятой позиции на седьмую. Никогда прежде в Европарламенте не было такой политической разобщённости.

Осложняет ситуацию и то, что две ключевые делегации от Франции (депутаты от ВР и «Национального объединения») заседают во второстепенных группах, тогда как большинство депутатов от Германии заняли места в доминирующих фракциях. Великобритания, вторая экономическая величина в ЕС, несмотря на подготовку к Брекзиту, всё же прислала на «огромный» срок в 4 месяца «небольшую» делегацию, состоящую из 73 депутатов, 30 из которых придерживаются антиевропейских взглядов. Не стоит забывать и Италию, 4-ю экономику ЕС, часть правительства которой принадлежит к ультраправым.

Нерешаемая головоломка.

В этой кризисной ситуации главам европейских государств будет нелегко договориться о назначениях на ключевые посты в администрации Евросоюза. Правительство Франции отказывается следовать установленному принципу «spitzenkandidaten», когда кандидатов на пост главы Еврокомиссии выдвигают европейские партии, участвовавшие в выборах в Европарламент 26 мая этого года. Так была отвергнута кандидатура немецкого депутата-консерватора Манфреда Вебера. По-видимому, европейский либерализм переживает глубокий кризис: две исторические либеральные партии Европы сдают позиции перед новой концепцией либерализма Макрона. В «европейской семье» царит единодушие по основным базовым принципам. Однако распределение должностей, от которого в Европе зависит геополитическая расстановка сил, стало очень сложным вопросом.

В политической структуре ЕС начались переговоры о возможном создании четырёхсторонней коалиции в Европарламенте. Консерваторы, социал-демократы, либералы и (впервые) экологи, в течение нескольких недель обсуждали условия потенциального соглашения. «Если нам предложат программу, которая может существенно улучшить положение дел в ЕС и в работе национальных политических систем, «Зелёные» её поддержат,» – сообщил Янник Жадо, возглавлявший предвыборный список партии «Европа Экология Зелёные». Некоторые левые политики осудили его позицию, полагая, что он идёт на компромисс с правыми. «Это способ ограничить действия Европарламента и исключить возможность любой дискуссии», – заявила Мари-Пьер Вьё (ФКП), заканчивающая свой депутатский срок. Манон Обри, первая в списке кандидатов от движения «Франция непокорённая», недавно получившая место в Европейском парламенте, считает, что за всеми обсуждениями кроется «явный дефицит демократии», который предрекает «вероятный отказ партий от их политических ценностей».

Это кризис Евросоюза, а не либерализма.

В результате всех этих переговоров согласие в Евросоюзе так и не было достигнуто. В такой ситуации остерегаться нужно прежде всего неосмотрительного «забегания вперёд». «Есть опасность, что либералы станут торопиться и действовать по принципу «вперёд любой ценой». Для сохранения своих позиций они готовы пойти на что угодно и могут подорвать всю систему», – объясняет Мари-Пьер Вьё, сравнивающая ЕС с «пороховой бочкой». И не стоит надеяться, что растущая активность экологов и «зелёная» риторика макроновцев поставит на повестку дня задачу защиты окружающей среды.

Тот факт, что всего через несколько недель после выборов было подписано соглашение между странами Mercosur, переговоры по которому велись двадцать лет, показывает, как быстро сейчас пытаются провести решения, наносящие вред экологии. По словам президента Французской Республики, это «хорошее» соглашение. Вот только этот договор навяжет беспощадную конкуренцию многим секторам экономики, например, сельскому хозяйству, что отразится в первую очередь на Франции. В числе многочисленных последствий нового соглашения, доходы от которого равняются примерно четверти мирового ВВП, окажется снижение экологических стандартов и уменьшение заработной платы. Совершая этот политический шаг, ЕС признаёт своими партнёрами ультраправого президента Аргентины Макри и ультраправого президента Бразилии Болсонару, который, в свою очередь, говорит, что изменение климата – это сказки.

«В конце концов перестаёшь вообще кому-либо доверять. Все что-то говорят, на ходу дают обещания, подписывают соглашения, а мы получаем результат прямо противоположный нашим изначальным целям,» – жалуется Николя Юло, бывший министр комплексных экологических преобразований в правительстве Эдуара Филиппа. Сложно представить себе худшее начало проекта «возрождения Европы» (как его называют в Брюсселе).

Как спасти ЕС?

Обсуждение вопросов о бюджете и Единой сельскохозяйственной политике (PAC), с которых должны начаться первые заседания Европарламента, не сулят улучшений. Представленное предложение по бюджету предполагает с одной стороны увеличение расходов на оборону и борьбу с иммиграцией, с другой – уменьшение финансирования PAC и программы социальной солидарности. Тот факт, что в Европейском сообществе уменьшается значимость солидарных программ, ставит под вопрос и ряд проектов по развитию сельского хозяйства. Следовательно, РАС больше не может считаться совместной программой Евросоюза.

Вывод: не стоит ждать положительных перемен от сегодняшней политически несостоятельной Европы. Такое положение дел играет на руку ультраправым политикам и может привести к экспансии правого радикализма. Группа GUE постарается помешать этому процессу. В отсутствие председателя её временно будут представлять четыре депутата, по одному от каждого направления (коммунисты, «Левые Севера», популисты и «Европейские левые»). До 2 июля все депутаты GUE должны были подготовить программу действий, состоящую из 10 пунктов. «Программа должна быть ясной, чтобы мы могли чётко обозначить свою позицию, вести полемику и выдвигать свои предложения,» – комментирует Манон Обри, координатор этого вопроса. Приоритет группы – борьба с уклонениями от налогов, климатическими изменениями и политикой жёсткой экономии. Сторонники трансформации левых хотят также привлечь общее внимание к кризису демократии, выступают за оказание помощи мигрантам и за равенство мужчин и женщин. Эти столько важные цели на сегодняшний момент больше не озвучивает в ЕС никто.

На ту же тему

Veolia-Suez: Последствия слияния
Нагорный Карабах: «Всё, о чём я мечтаю...
Учителя убили за то, что он учил...
Учителю истории отрезали голову за демонстрацию карикатур...