«Петен не был единственным победителем битвы при Вердене»

Когда речь идёт о нём как о командующем французской армии, несомненно, мы должны отдавать себе отчёт в том, что это был великий военачальник.
Когда речь идёт о нём как о командующем французской армии, несомненно, мы должны отдавать себе отчёт в том, что это был великий военачальник.

Беседу вёл Лорен Мулу

– Лорен Мулу: Можно ли говорить, что Петен был одновременно и «великим солдатом», и главой государства?

– Жан-Ив ле Наур (1): Когда речь идёт о нём как о командующем французской армии, несомненно, мы должны отдавать себе отчёт в том, что это был великий военачальник. Глупо также было бы не признавать, что его тактика так называемой «эластичной обороны» сыграла в 1918 г. большую роль при защите от немецкого наступления. Но вопрос не в этом. Нужно ли отдавать почести тому, кто, будучи «великим солдатом», был приговорён к общественному бесчестию за государственную измену? Я считаю, что так разделять жизненный путь человека весьма чревато. С исследовательской точки зрения, с целью показать сложность и витиеватость его судьбы – пожалуйста. Но в сфере политики – это весьма спорно. На целый ряд моментов невозможно закрыть глаза. В конце концов, Петен-коллаборационист активно эксплуатировал образ Петена-маршала для легитимизации своей власти над французами во время Второй мировой войны. Поэтому не нужно удивляться, что сейчас, наоборот, образ Петена 1940 года дискредитирует его славу в 1916 г.

– Л.М.: Давайте поговорим о Петене 1916 г. В народе его называют «победителем битвы при Вердене». Так ли это?

– Ж.-И. Н: Было бы совершенно неправильно приписывать все лавры только ему одному. Я написал об этом статью в 2016 г. (2), после чего на меня обрушился шквал возмущённых писем. Как же, я же осмелился затронуть память о великом человеке. Однако моя работа носила чисто научный характер. Петен командовал армией с 25 февраля по 1 мая 1916 г. Потом до 15 декабря 1916 г. Верден защищал Нивель. Первый руководил битвой два месяца, второй – семь. Нивель отбил у немцев все территории, завоёванные ими с января по июнь 1916 г., отбросив их тем самым на позиции, на которых они находились к началу войны. И к концу года в представлениях французов именно он, а не Петен, был победителем битвы при Вердене.

– Л.М.: А почему тогда Петен остался в коллективной памяти?

– Ж.-И. Н: Это из-за последующего наступления Нивеля, в частности, из-за третьей битвы на Эне, «мясорубке», начавшейся весной 1917 г. Петен не упустил представившейся возможности выставить себя единственным победителей Вердена. Но это в течение нескольких лет работала пропаганда: Петен-Верден, Петен-Верден… Но его роль была далеко не решающей. Конечно, заслуга Петена состояла в хорошей организации обороны. Но вот, например, ему приписывают введение системы быстрого перемещения частей на фронте, так называемой «noria». А на самом деле это придумал Жоффр, который готовил наступление на Сомме и предоставил Петену несколько подразделений с условием, что тот отошлёт их назад, как только они ему больше не понадобятся. Для этого и была использована «noria». Это не изобретение Петена. Да он и не мог, ведь в то время он был фронтовым генералом с довольно ограниченными возможностями. Слава Петена была результатом политических действий. Командование хотело оттеснит Жоффра на второй план, поскольку его имя ассоциировалось с поражениями и изнурительными битвами 1915 г. Но до того пресса ничего не говорила о Петене, писали только о Жоффре. А с апреля 1916 г. постепенно стали превозносить Петена. То есть, вопрос славы был связан с политикой. Петен сделал блистательную карьеру, несмотря на уход на пенсию в 1914 г.: генерал, далее – дивизионный генерал, командующей армией и, после падения Нивеля в мае 1917 г. – главнокомандующий.

– Л.М.: Не комментируя сейчас слова Эммануэля Макрона, что вы думаете о самом факте воздания почестей маршалу Петену?

– Ж.-И. Н: Так нельзя. Эти почести инициируются военным командованием, а не Президентом Республики. То есть, армия почитает своих вождей во время внутренних мероприятий. Они даже просили официальный парад в связи с этим, но им, к счастью, было отказано. Да и вообще, какой туту повод для праздника? Чему радоваться? Во Франции погибло 1 400 000 человек, ещё миллион в Европе. Всё это было предвестников Второй мировой войны. В этой мясорубке 1914 -1918 гг. вообще нечем гордиться. Во Франции единственными героями этих событий являются простые рядовые. И именно образ неизвестного солдата представляет масштабы жертвы, которую принесли все эти люди, погибшие ради того, чтобы жила их страна. А генералы и маршалы как раз её предали. Всё эти поражения, ужасающие и преступные… Пуст воздают почести солдатам, а не так называемым победителям из командования, умершим в старости у себя дома.

(1)  Jean-Yves Le Naour. Soldats de la honte. Paris : Place des éditeurs, 2013.

(2) « Pétain, l’imposteur de Verdun ». Magazine Historia, février 2016.

На ту же тему

Самопровозглашённая боливийская власть погрязла в скандалах
Кризис кризисом, а мигрантов всё равно выдворяют
SANOFI и BIG PHARMA: хроники шантажа
В газете Libération вопросы капитала не на...