Когда ультраправые так похожи на террористов.

«Жестокость», «пропаганда в Интернете», «как будет хорошо, если мы всех их распустим» - в парламентском докладе изложены возможные меры по борьбе с ультраправыми группировками.
«Жестокость», «пропаганда в Интернете», «как будет хорошо, если мы всех их распустим» - в парламентском докладе изложены возможные меры по борьбе с ультраправыми группировками.

«Жестокость», «пропаганда в Интернете», «как будет хорошо, если мы всех их распустим» – в парламентском докладе изложены возможные меры по борьбе с ультраправыми группировками.

На днях апелляционный суд Лиона вынес вердикт Ивану Бенедетти: тюремное заключение на восемь месяцев с отсрочкой исполнения приговора. Однако он не выглядит удручённым. Более того, на страницах издания «Progres» он делится своей радостью: ему удалось получить отсрочку. Бенедетти, известный деятель радикального крыла французских правых, лидер Французской националистической партии, убеждённый сторонник Петена, позиционирующий себя как «антисемит и противник евреев», в тесном кругу приверженцев околофашистской идеологии может похвастаться богатым послужным списком. Он был осуждён за возобновление деятельности ультраправой организации «Oeuvre francaise», прекратившей своё существование после смерти Клемана Мерика в 2013 году.

Есть повод в очередной раз задуматься о способности властей нейтрализовывать политические объединения подобного рода. В этих условиях доклад парламентской комиссии по борьбе с ультраправыми группировками, представленный вчера в Национальной ассамблее, оказался очень кстати. Ведь информации по этому вопросу весьма нехватало. Доклад, подготовленный по инициативе депутата от департамента Эро Мюриэль Рессигье («Франция непокорённая»), стал результатом многомесячной работы аналитиков, бравших интервью и проводивших беседы с исследователями, представителями общественных объединений, префектами, министрами и пресс-секретарями таких группировок (в том числе и с Иваном Бенедетти).

«Поколение сторонников идентичности» («Generation identitaire») «Разбойницы» («Brigandes»), «За идентичность» («Identitaires»), «Социальный бастион» («Bastion social»), «Южная лига» («Ligue du Midi») … За всеми этими названиями скрывается скопление мелких организаций, «раздробленных, неуловимых, не взаимодействующих друг с другом, лидеры которых постоянно ругаются между собой». Среди них есть и политические партии, и «простые объединения». Иногда они образуют союзы, но чаще – соперничают. Они представляют собой весь спектр ультраправых взглядов: от роялистов из организации «Action francaise», до националистов, маскулинистов и неонацистов… Одним словом, пятьдесят оттенков коричневого. И все они отличаются жестокостью. «К опасности ультраправого терроризма нужно относиться со всей серьёзностью», – предупреждает Адриан Морена («Вперёд, Республика!»), один из авторов доклада. Атаки исламистов, совершавшиеся во Франции начиная с 2015 года, заставляют опасаться ответных действий, ведь, по словам Николя Лебура, молодые активисты ультраправых организаций – это «дети 13 ноября».[i] В центре их внимания – мусульманская община, что стало особенно очевидно после массовой расправы в мечетях новозеландского города Крайстчерч.

Во вторник перед следователями парижской антитеррористической прокуратуры предстали пять членов группировки «Чёрная птица» («Oiseau noir»), которые планировали совершить теракт либо в местах отправления мусульманского культа, либо на ежегодном конгрессе Совета представителей еврейских организаций Франции. «Угроза нарастает, – говорит министр юстиции Николь Беллубэ. – За 2017–2018 гг. прокуратура по борьбе с терроризмом завела множество уголовных дел на руководителей организаций, готовивших теракты, замеченных в хранении оружия или взрывчатых веществ, и на поджигателей».

По данным историка ультраправого движения Николя Лебура, также приведённым в парламентском докладе, «с 1987 года количество ультраправых активистов остаётся стабильным и составляет от 2 500 до 3 000 человек». Но Мюриэль Рессигье напоминает, что «к ним следует добавить и тех, кого мы не знаем, кто скрывается под личиной, например, торговцев экологическими продуктами или других ассоциаций».

В последние годы деятельность таких групп в Интернете приняла новый характер. «Ультраправые принялись осваивать территорию на местах и социальные сети, – объясняет Фредерик Потье, уполномоченный правительства по борьбе с расизмом, антисемитизмом и разжиганием ненависти к ЛГБТ. – Перед нами уже не те компании, которые собирались где-то на задворках для подготовки тайных заговоров. Теперь они хотят выйти на передний план, на первые позиции в печатных изданиях и в Интернете».

В сетевом пространстве истинная численность новых поклонников фашизма не так уж важна, ведь они рассчитывают на «широкий общественный резонанс». Их пропаганда размещена на сайтах «альтернативной информации», которые нетрудно найти в Интернете. Например, сайт Fdesouche, позиционирует себя как «борца с дезинформацией» и имеет немалую аудиторию (сайт Алена Сораля «Egalite & Reconciliation» набирает ежемесячно по 8 миллионов просмотров). Что же касается «троллей» с ультраправого фланга, то они обычно проникают на сайты, посвящённые видеоиграм (такие как «Discord»), или на форумы Jeuxvideo.com.

Эту территорию ультраправые могут считать почти завоёванной, что, конечно, придаёт им вдохновения. Как говорится в докладе, порой они позволяют себе без всякого стеснения проводить неслыханные акции, «давая понять, что готовы заменить собой государство, которое они считают несостоятельным». Например, в апреле 2018 года активисты «Generation identitaire» на вертолёте прилетели в Альпы (подобно отряду самообороны), чтобы остановить мигрантов на границе между Францией и Италией. Это событие, по словам Мюриэль Рессигье, «почти всеми было воспринято равнодушно», что усилило её желание возглавить комиссию по расследованию.

Для противодействия новым приёмам борьбы, авторы доклада подготовили 32 предложения, направленных на усиление возможностей государства действовать в данной области: уделять внимание работе с прессой, чтобы не допускать распространения ложной информации, опубликовать список тех, кто создаёт сайты ультраправого толка, чтобы перекрыть им кислород, ужесточить наказание за высказывания и действия, способствующие разжиганию ненависти.

«Необходимо усовершенствовать процедуру расформирования таких организаций, чтобы заставить этих людей терять время и деньги», – полагает Мюриэль Рессигье. Однако кто захочет, тот все эти препятствия преодолеет. После запрета они могут создать новое объединение или нанять адвоката и вообще избежать расформирования. Ведь в правовых документах записано, что «совокупность действий отдельных лиц не может считаться коллективной деятельностью».

Именно таким волшебным способом группировке «Generation identitaire», 19 членов которой в марте 2019 года вышли на улицы Бобиньи с лозунгами радикального характера, удаётся избежать наказания, предусмотренного для объединений. Парламентская комиссия по расследованию предлагает внести поправки в перечень оснований для расформирования таких организаций и «предусмотреть возможность их расформирования по причине отказа от прекращения подобных действий». То есть, если члены объединения не пресекли те или иные действия после предупреждения, это будет рассматриваться как их поощрение. Теперь слово за парламентским большинством.

[i] Имеются в виду террористические акты 13 ноября 2015 года на стадионе в пригороде Парижа Сен-Дени и в самом Париже в ночном клубе Батаклан. – прим ред.

На ту же тему

Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно
Нас лечить дорого, поэтому сразу в морг