Эммануэль Макрон хочет вернуться к идее общеевропейской обороны

«Хочешь мира – готовься к войне», – говорили в Древнем Риме. Именно так и действует Эммануэль Макрон
«Хочешь мира – готовься к войне», – говорили в Древнем Риме. Именно так и действует Эммануэль Макрон

«Хочешь мира – готовься к войне», – говорили в Древнем Риме. Именно так и действует Эммануэль Макрон. Выступая вчера утром на радио «Europe 1», глава государства, совершающий поездку по местам сражений на севере и востоке Франции, приуроченную к годовщине окончания Первой мировой войны, по-своему напомнил о приближающейся дате (1). Он в очередной раз высказал уверенность в том, что Европа не сможет защитить себя «без общеевропейской армии». «Поскольку Россия находится совсем недалеко от наших границ и уже дала понять, что способна представлять угрозу (…), мы должны сделать всё для того, чтобы Европа могла эффективно защитить себя своими силами и не зависеть от США», – подчеркнул Макрон, выразив обеспокоенность «вторжением в кибер-пространство».

В подтверждение своих слов главнокомандующий французской армией нарисовал картину хаоса и разрушения и добавил: «Мир в Европе очень хрупок». Тот покой, который царил на Старом континенте в течение шестидесяти лет, был, по мнению президента, «счастливым исключением». Европу «раздирают внутренние противоречия», в первую очередь из-за усиления «националистических тенденций», с которыми Макрон намерен бороться в рамках подготовки к выборам в Европарламент, намеченным на май 2019 г.

Говоря о необходимости создать «европейскую армию», президент Франции заметил, что нынешнее поколение европейцев, в отличие от своих предшественников, не может рассчитывать на США: «достаточно вспомнить, как несколько недель тому назад президент Трамп объявил о выходе из крупного соглашения по разоружению». Речь идёт о Договоре о ликвидации баллистических ракет средней и меньшей дальности (от 5000 до 5500 километров), который был подписан в 1987 г. после ряда выступлений граждан (в частности, пацифистов) в ответ на кризис в отношениях США и СССР.

В одном из своих недавних интервью лидер Франции в очередной раз затронул тему общеевропейской обороны, не исключив создание европейской армии. При этом он опирался на два совершенно закономерных стремления. Первое – желание сохранить мир. Второе – попытка освободиться от влияния США, возглавляемых таким лидером, как Дональд Трамп, имеющим самое неблагоприятное представление о Старом Континенте.

Одновременно Эммануэль Макрон пытается отреагировать на необходимость придать новое направление застывшему на месте процессу европейской интеграции. Последним крупным достижением в этой сфере стало создание «банковского союза»… Похоже, руководство ЕС уже не способно выдвигать масштабные идеи структурного характера, такие как созданное для восстановления экономики Европейское объединение угля и стали; или инициатива под названием «Социальная Европа», так и не получившая развития в 1990-х гг.; или индустриальный проект «Галилео», составивший конкуренцию американским системам GPS; или программа «Erasmus»…

Желая занять достойное место в истории, Эммануэль Макрон сделал вопрос об организации обороны краеугольным камнем своей программы по возобновлению строительства единой Европы. Как продолжение его выступления перед студентами Сорбонны в сентябре 2017 г., была выдвинута робкая «Инициатива европейского взаимодействия» (IEI), к которой присоединились всего… девять государств. Предполагалось, что она будет способствовать формированию «культуры стратегического взаимодействия», а в случае кризиса обеспечит более чёткую координацию усилий между военными отдельных стран.

На самом деле, как Франция, так и другие европейские государства не рассматривают общеевропейскую оборону как альтернативу Организации Североатлантического договора (НАТО), военному блоку, возглавляемому Пентагоном (то есть министерством обороны США) и объединяющему 22 из 28 стран Евросоюза. В вопросах обеспечения своей безопасности на Североатлантический альянс рассчитывают в первую очередь государства Восточной Европы. Некоторые из них, например, прибалтийские страны и Польша, являются лидерами по размеру оборонного бюджета и им удаётся достичь цели, установленной Вашингтоном: выделять на нужды военно- промышленного комплекса 2 % от ВВП.

Более того, многие европейские страны закупают у США военную технику, отдавая предпочтение заокеанским истребителям и системам противоракетной обороны «Патриот», а не их французским или европейским аналогам. И не только они. Например, Бельгия, ранее закупавшая французские танки, недавно сделала выбор в пользу самолётов F-35 вместо того, чтобы приобрести французские истребители «Rafale» или «Eurofighter». Со временем это может привести к зависимости от американских технологий, без которых будет невозможно полноценное использование военной техники.

Учитывая соперничество между странами Запада, общеевропейская оборона могла бы стать самым надёжным средством обеспечения стабильных каналов сбыта для ведущих производителей вооружений, какими являются Франция, Германия, скандинавские страны и Италия. Впрочем, в последние годы Еврокомиссия пытается развивать «оборонный рынок». Продажа военной техники единой «европейской армии» позволила бы уменьшить расходы на разработку оружия, что в свою очередь стало бы стимулом для экспортных поставок.

Из всех стран Евросоюза, так или иначе представленных в зонах военных конфликтов за его пределами, самыми активными являются Франция и Великобритания. «Мы ведём войну в сахело-сахарском регионе. Мы принимаем участие в войне в Сирии», – напомнил вчера Эммануэль Макрон. На всё это нужны деньги. И потому в последние годы Париж пытается переложить расходы на плечи своих союзников. В Мали и Нигере французские военные пытаются сделать так, чтобы страны этого региона, так называемые государства Большой сахельской «пятёрки», самостоятельно заботились о своей безопасности. В связи с чем Париж после дорогостоящей операции 2013 г. потребовал, чтобы его партнёры, в частности ФРГ, тоже раскошелились.

Упомянув в своём выступлении Россию и Китай, Эммануэль Макрон дал понять, что он по-прежнему придерживается политики блоков. «Нормализация отношений между Францией и ФРГ, которую превозносит Эммануэль Макрон, стала примером стабильности благодаря политическому и культурному сотрудничеству. У каждого французского города есть город-побратим в ФРГ. И это происходит не за счёт политики увеличения военных расходов. А политика президента является полной противоположностью франко-германскому примирению», – полагает Ролан Ниве, пресс-секретарь «Движения за мир».

Таким образом, и на Ближнем Востоке, и в Восточной Европе президент Франции продолжает линию конфронтации между странами Запада и Россией. Эта же логика ввергла Украину в хаос огня и кровопролития. В этом случае политику увеличения военных расходов и возобновления ядерного сдерживания нужно рассматривать как недобрый знак, подпитывающий гонку вооружений.

(1) Интервью с ним было записано накануне.

На ту же тему

«Национальное объединение»: красивые лозунги и истинная сущность
Лион: Все на борьбу против пенсионной реформы
Париж: «Нас большинство, но нас не слушают,...
Дело Гриво: новый поворот в политической жизни